Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Битва с урожаем"

Похоже, что поговорка «у российского крестьянина две беды: урожай и неурожай» по-прежнему не теряет своей актуальности. Второй урожайный год подряд оказался для России серьезным испытанием. Отечественное сельское хозяйство настиг кризис перепроизводства, и его последствия оптимизма не вызывают.В прошлом году страна с «рекордным» урожаем в 85,2 млн. тонн зерна худо-бедно справилась. Уже тогда достаточно остро встал вопрос о том, что же делать с излишками и как не допустить кризиса перепроизводства. Ведь такого рода кризис неизбежно приводит к уменьшению посевных площадей и снижению урожая в последующие годы. В нынешнем году урожай, похоже, ожидается еще больше. По версии Минсельхоза, прогнозируемый объем сбора урожая в объеме 75—77 млн. тонн будет превышен. Независимые эксперты дают более смелые оценки: сбор зерновых составит более 90 млн. тонн. То есть объем излишков может составить до 20 млн. тонн. Куда их девать? Рецептов немного, и они очевидны — наращивание внутреннего потребления (например, за счет развития животноводства) или увеличение экспорта. Понятно, что развить животноводство за год невозможно. Кроме того, для стимулирования такого развития необходимы существенные государственные инвестиции (например, дотирование производства кормов и т.п.). С экспортом тоже не так просто. И не только потому, что на мировых рынках зерна конкуренция довольно жесткая. но еще и потому. что для развития экспорта необходима соответствующая инфраструктура (например, портовые терминалы).
Есть и еще одна проблема. В условиях дефицита зерна (который регулярно наблюдался до прошлого года) рынок сам довольно эффективно регулировал цены. В условиях его профицита необходимы механизмы госрегулирования. В противном случае падение цен и разорение сельхозпроизводителей неизбежны. Поэтому второй год подряд идут разговоры о создании эффективного механизма государственных закупок зерна и «стабилизационного» фонда. В идеале государство должно выделять средства для закупок зерна (через уполномоченных агентов) непосредственно у сельхозпроизводителей и по ценам, которые обеспечивают им минимальную рентабельность. Это позволяет избежать падения цен и спекуляций трейдеров во время сбора урожая. Затем в период сезонного роста цен (перед следующим урожаем) государство продает часть запасов, что позволяет избежать роста цен и опять же спекуляций трейдеров.
В прошлом году впервые «обкатывали» механизм госзакупок. Из бюджета было выделено 2 млрд. рублей, что позволяло приобрести около 700—800 тыс. тонн зерна. Однако на практике в ходе интервенций было закуплено 250 тыс. тонн на сумму 800 млн. рублей. Остальные деньги, по утверждению Минсельхоза, будут использованы в нынешнем году.
Мнения по поводу эффективности прошлогодних интервенций разделились. В Министерстве сельского хозяйства считают, что в целом прошлогодние интервенции прошли удачно. Они привели к росту цен во время сезонного спада и имели «психологический» эффект, несмотря на небольшой объем закупок.
Однако большинство экспертов рынка сходятся в мнении, что на самом деле интервенции если и не провалились, то, по крайней мере, практически не повлияли на рыночную ситуацию. Во-первых, государство со своими закупками сильно «припозднилось» — интервенции начались в середине ноября, когда основные объемы зерна уже были скуплены у сельхозпроизводителей трейдерами по низкой цене. Таким образом, получилось, что сами производители (для поддержки которых и проводились закупки) к государственным деньгам допущены не были.
Интервенции-2002, или «Грабли-2»

В нынешнем году Минсельхоз планирует провести интервенции всерьез и закупить 2,2 млн. тонн зерна на сумму 6 млрд. рублей, которые правительство уже пообещало выделить. Ожидается, что окончательное решение будет принято на заседании правительства, которое состоится 19 сентября. На сегодняшний день предлагаемая цена (по методике Минсельхоза и Минэкономразвития) составляет 2362 рубля за тонну пшеницы третьего класса. Минсельхоз рассчитывает начать закупки зерна в конце октября — начале ноября, однако это будет зависеть от того, когда правительство примет решение о выделении средств.
Однако проблема в том, что государство рискует опоздать с проведением интервенций, ведь сбор урожая скоро подойдет к концу. Прошлогодняя ситуация может повториться. Как заявляли губернаторы на прошедшем в Орле в конце августа совещании по ценообразованию, большой урожай уже привел к катастрофическому падению цен. Так, продовольственную пшеницу продают по цене 1600—2100 рублей за тонну, фуражное зерно — по 700—1400 рублей за тонну, рожь — по 600 рублей. При этом на «сером» рынке цены еще ниже — за тонну пшеницы перекупщики предлагают 500 рублей.
По мнению генерального директора Института аграрного маркетинга Елены Тюриной, государство опять опаздывает с проведением интервенций: «Оптимальный срок для проведения государственных закупок зерна — это конец августа — начало сентября. Ведь уже с конца июля понятно, каким будет валовой сбор зерновых, все балансы просчитаны. И именно на сентябрь приходится самый низкий уровень цен».
Кроме того, говорит Елена Тюрина, в основном государство собирается, как и в прошлом году, закупать продовольственную пшеницу третьего класса (доля в общем объеме зерновых — 27%), цены на которую упали всего лишь на 5%. А ведь на этот класс пшеницы спрос есть всегда и на внутреннем, и на внешнем рынках. В то же время цены на фуражную пшеницу (доля — 40%) упали на 25—30% и спросом на рынке она не пользуется. Ее могли бы закупить животноводческие хозяйства, и спрос начал бы расти, однако для этого необходимо, чтобы государство дотировало приобретение кормов.
Очевидно, что сельхозпроизводитель и в этом году не получит доступа к государственным деньгам, а основную прибыль снова получат уполномоченные агенты правительства. Однако есть и еще один нюанс. Государство, закупив те самые 2,2 млн. тонн зерна, становится самым крупным оператором на этом рынке (крупнейшие частные компании способны «переварить» не более 0,8—1 млн. тонн зерна в год). С одной стороны, это означает, что государство действительно будет способно полностью контролировать рынок. С другой, его уполномоченные агенты существенно усиливаются, получив доступ к госсредствам. Исход понятен — укрупнение игроков и существенное уменьшение их количества. Наверное, это хорошо. Если, конечно, механизмы действительно будут работать на благо рынка и в интересах государства и сельхозпроизводителей.
Запад нам поможет

В нынешнем году борьбе с большим урожаем в России может помочь и состояние мирового рынка, где ожидается значительное снижение производства пшеницы. Как сообщает Всемирный совет по зерну, неудовлетворенный спрос в этом году может составить около 20 млн. тонн. В Центральной и Западной Европе часть урожая потеряна из-за наводнений, в США, Канаде, Австралии — из-за засухи. В этой ситуации место традиционных экспортеров могут занять Россия, Украина и Казахстан.
В связи с этим Россия уже объявила, что намеревается экспортировать в этом году около 8—10 млн. тонн зерна, тем более что интерес к нашей продукции помимо традиционных партнеров проявили бразильцы, немцы и болгары.
Однако каким образом Россия будет отправлять на экспорт такое количество зерна, не совсем понятно. Проблема нехватки перевалочных мощностей российских портов на сегодняшний день стоит очень остро. Инфраструктура портов в настоящее время рассчитана на то, чтобы принять 30 млн. тонн зерна, а отгрузить — только 6 млн. тонн.
Государство озаботилось проблемой расширения портовых мощностей еще в прошлом году. Экспортные портовые мощности по зерну — благодаря строительству новых комплексов на Балтике, Черном море и Дальнем Востоке — планируется в ближайшие годы увеличить в 4 раза. Вадим Мошкович, председатель совета директоров компании РУСАГРО, считает, что если удастся воплотить в жизнь все, что задумано, то экспортные мощности российских портов увеличатся до 13 млн. тонн. Так, планируется увеличить мощности Новороссийского порта в 3 раза (до 6 млн. тонн), Санкт-Петербургского — в 8 раз (до 4 млн. тонн) и еще 3 млн. тонн будет экспортировать Усть-Луга (сейчас не используется). К этим цифрам следует прибавить потенциал речных портов Волго-Донского бассейна, который оценивается в 4 млн. тонн, и возможности более мелких морских портов. В итоге получается около 20 млн. тонн — именно столько, сколько Россия сможет экспортировать через пять лет.
Помимо развития портовой инфраструктуры необходимо решить еще ряд проблем, сдерживающих экспорт. Одной из них, к примеру, является железнодорожные тарифы и отсутствие спецвагонов для зерна. Министерство путей сообщения вроде бы отреагировало и приняло решение снизить на 20% тарифы на перевозки зерна как внутри России, так и за ее пределами.
Удастся ли России воспользоваться ситуацией на мировом рынке и стать одним из заметных игроков, покажет время. Однако не факт, что будущие урожаи позволят нам стабильно экспортировать зерно на Запад. Вполне вероятно, что многие хозяйства, оказавшиеся в убытке в результате кризиса перепроизводства, в будущем году встанут перед выбором — производить дальше зерно или сокращать посевные площади. Пока рынок в России развивается стихийно и ждать от него можно чего угодно.

Основные показатели состояния зернового рынка России в 1990—2002 годах*

ГодПосевные площади (млн. га)Валовой сбор (млн. тонн)Урожайность (ц/га)
199063,1116,718,5
199161,888,014,4
199261,9105,917,2
199360,998,816,3
199456,380,914,5
199554,763,411,6
199653,469,312,9
199753,688,516,5
199850,747,79,4
199946,554,711,7
200045,665,514,4
200147,685,119,4
2002**48,290,120,3

* По данным Института аграрного маркетинга.

** Прогноз.

ИРИНА ШАБАНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK