Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ЦАРСТВО ПЕЧАЛИ"

Трудная задача «большой восьмерки»: перестать конфликтовать и вместе выработать план экономического ростаКаждое лето главы государств—членов G-8 собираются на саммит. Частенько эти собрания проводятся в известных туристических центрах (в этом году местом встречи становится французский курорт Эвиан на южном берегу Женевского озера), и известны они больше фотосессиями, чем реальными политическими решениями. Конечно, лидеры США, Японии, Германии, Франции, Италии, Великобритании и России выпускают пространные коммюнике по итогам своих дискуссий. Но чаще всего ничего серьезного в них нет. Да в конце концов, как показала практика, это и не важно.
В этом году, однако, ставки намного выше. Встреча проходит в трудное для мировой экономики время. Так и остался миражом экономический взлет в США после войны в Ираке, на который возлагали так много надежд. Все сильнее опасения мировой дефляции. А отношения между США и их союзниками, пребывающие не в лучшем состоянии после решительного несходства взглядов на войну в Ираке, продолжают ухудшаться из-за трений в торговле и падения доллара. «Перспективы мировой экономики выглядят все хуже, — отмечает Фред Бергстен (C. Fred Bergsten), директор аналитического центра Institute for International Economics. — Нужна серьезная стратегия роста».
Значительного роста мировой экономики, конечно, не будет до тех пор, пока снова не наберет обороты экономика США. Ожидается, что во II квартале рост экономики США составит в среднегодовом исчислении всего 1—1,5%, т.е. почти на два процентных пункта меньше базирующегося на производительности труда потенциала экономики. Считая рост вероятным, председатель Федеральной резервной системы (ФРС) США Алан Гринспен (Alan Greenspan) 21 мая заявил законодателям, что, «когда и до какой степени наступит это улучшение, остается неясным».
Подгоняемый президентом Джорджем Бушем (George W. Bush), конгресс готовится одобрить снижение налогов и пакет экономических стимулов, которые должны дать экономике новый импульс. Как писал 21 мая Business Week, в сенате и конгрессе склоняются к комплексу налоговых мер стоимостью примерно $350 млрд., предусматривающему резкое снижение ставки налогов на большую часть дивидендов и прибыль с капитала — до 15% за период до 2008 года. Снижение налогов на зарплату и проценты по вкладам, планировавшееся на 2004 и 2006 годы, будет проведено раньше.
Это должно стать столь желанным импульсом для американской экономики. Однако вместе с тем Япония и Европа оказываются на грани нового спада. ВВП Германии, страны с самым большим объемом экономики в еврозоне, во II квартале сократился на 0,2%. И экономисты очень скептически оценивают возможность экономического подъема в этом году, учитывая низкий внутренний спрос и резкий рост курса евро.
Чтобы стратегия роста мировой экономики смогла успешно противостоять этим тенденциям, она должна быть тщательно скоординирована и всесторонне поддержана. Европе нужно снизить процентные ставки, ослабить жесткие бюджетные ограничения и серьезно реформировать экономику, освободившись от излишнего регулирования. Япония должна в конце концов навести порядок в своей обремененной долгами банковской системе и более активно бороться с дефляцией. И в США ФРС должна еще больше облегчить кредитование, если ко времени собрания директоров ФРС 24—25 июня рост еще не начнется.
Может быть, не менее важно для возрождения уверенности бизнеса, чтобы лидеры G-8 продемонстрировали, что могут отставить в сторону все разногласия по поводу Ирака и действовать сообща на благо мировой экономики. Это означает отказ от лоббирования интересов собственного сельского хозяйства и других отраслей, а также пересмотр позиций на зашедших в тупик торговых переговорах. Это означает также совместные шаги, которые помешали бы радовавшему всех до сей поры падению доллара обратиться в крах, ведущий к обвалу финансовых рынков.
Увы, шансы выработки такой стратегии на саммите представляются весьма небольшими. Хотя США вроде бы преодолели разногласия по поводу Ирака с Россией и, в меньшей степени, с Германией, остается серьезная напряженность между Бушем и президентом Франции Жаком Шираком (Jacques Chirac), хозяином саммита.
Более того, по некоторым признакам противоречия по поводу Ирака теперь распространяются и в сферу экономики. Вместо того чтобы добиваться подъема экономики совместными усилиями, США и их промышленно развитые союзники все больше идут каждый своей дорогой, которую некоторые экономисты называют стратегией «да разори соседа своего».
Состояние торговых отношений между США и Европой — самое плачевное за многие годы. Уже в январе европейцы угрожают ввести репрессивные тарифы на американский импорт на $4 млрд., если конгресс не отменит существующие уже 30 лет налоговые льготы для своих экспортеров. США при этом угрожают собственными мерами в ответ на мораторий европейцев на генетически модифицированную кукурузу, сою и другие зерновые из США. Нарастающий антагонизм тормозит переговоры о свободной торговле в женевской штаб-квартире ВТО. Гендиректор Boeing Co. Филип Кондит (Philip M. Condit) сокрушается, что переговоры в ВТО «теряют скорость».
И в довершение ко всему трения вызывает резкое падение курса доллара: представители Японии и Европы считают, что США намеренно снижают курс своей валюты, чтобы за их счет увеличить объем своего экспорта. 17—18 мая на встрече министров финансов G-8 в Довилле обсуждалась программа саммита, и политики ломали голову над тем, как быть с долларом и что делать, чтобы стимулировать рост мировой экономики. Министр финансов США Джон Сноу (John W. Snow) дал зеленый свет дальнейшему падению доллара, без малого отказавшись от политики сильного доллара. Но хозяин встречи в Довилле, министр финансов Франции Франсис Мер (Francis Mer), заявил, что евро уже достиг максимально допустимого уровня, за которым экономика Европы начнет нести ощутимый урон.
Однако рискуют и США. Если падение курса войдет в неконтролируемое пике, иностранные инвесторы могут занервничать и начать выводить средства из США, и рынки акций и облигаций начнут скатываться все ниже.
Главной причиной нарастающей экономической немощи является дефицит спроса в мировом масштабе. Многие годы Европа, Япония и Китай получали огромную выгоду от значительных расходов американских потребителей и компаний. Тогда, во время бума 90-х, аппетит Америки на импорт подтолкнул рост всей мировой экономики. Сейчас, когда американская экономика переживает трудные времена, слабый спрос за рубежом представляет собой серьезную проблему. И изменений к лучшему пока не предвидится. Бич дефляции заставляет японских потребителей копить деньги, а не тратить их.
Таким же образом влияет на потребление в Европе рост безработицы. Это особенно верно в Германии, где безработица поднялась до 10,7% — самого высокого уровня с момента объединения страны. В I квартале по сравнению с аналогичным периодом прошлого года личное потребление сократилось в Германии на 0,6%, и на фоне недавнего повышения налогов и взносов на социальное страхование быстрый рост экономики представляется маловероятным .
Помимо этого начинает сказываться происшедший за последние 17 месяцев рост евро по отношению к доллару на 30%. Одна за другой европейские компании заявляют, что растущий евро ведет к сокращению экспорта и прибылей. Именно слабый доллар немецкий медиа-гигант Bertelsmann называет причиной сокращения своего оборота с $4,8 млрд. в прошлом году до $4,4 млрд. в I квартале года нынешнего. Вину за падение своих продаж в США в I квартале на 3,9% и отчасти — за уменьшение прибыли до налогообложения на $470 млн. возлагает на слабый доллар и Volkswagen.
Все больше давление на Европейский центробанк (ЕЦБ), от которого требуют снижения процентных ставок. Это повысило бы внутренний спрос в Европе и самортизировало бы влияние на экономику роста евро. «ЕЦБ надо снизить ставки на 100 базисных пунктов», — считает Майкл Мусса (Michael Mussa), бывший главный экономист МВФ.
В Японии тоже все выглядит так, как будто она может снова скатиться в рецессию. В I квартале ее экономика практически замерла. И перспективы выглядят печально, поскольку рост экспорта снижается, продолжается дефляция, сохраняются избыток производственных мощностей и проблемы в банковской системе. Очередной удар по увязшей в проблемах экономике был нанесен 16 мая, когда правительство объявило о том, что окажет помощь пятому по величине банку страны, Resona Bank, на сумму $17 млрд. Есть опасения, что за ним могут последовать и другие банки, что приведет к еще большим объемам помощи государства. Bank of Japan отреагировал на ситуацию и 20 мая завел в банковскую систему дополнительную ликвидность, но от него может потребоваться большее.
Слабый спрос во всем мире заставляет опасаться мировой дефляции. Когда у компаний образуется избыток мощностей, для продвижения товара им приходится снижать цены. Кроме того, сбивает мировые цены и Китай с его практически неисчерпаемым запасом дешевой рабочей силы и заводами, заваливающими международный рынок дешевой продукцией. А это снижает инфляцию по всему миру. 21 мая Алан Гринспен признал «возможность» дефляции и в США, хотя и сгладил эту угрозу.
Но вообще-то больше всего от падения цен проиграют не США. «Всего несколько месяцев отделяет Германию от дефляции», — считает Нариман Бехравеш (Nariman Behravesh), главный экономист из консалтинговой фирмы Global Insight Inc. По данным очередного обзора МВФ от 18 мая, риск в дефляции в Германии высок из-за растущей безработицы, слабости банковской системы и очень высоких процентных ставок еврозоны.
При депрессивном спросе и опасности дефляции неудивительно, что напряженность в торговых отношениях и вокруг снижающегося доллара растет. Именно в этих двух вопросах саммит и может сыграть решающую роль, придав новый импульс торговым переговорам в рамках ВТО и убедив инвесторов в том, что страны G-8 готовы действовать вместе, чтобы избежать резких и разрушительных колебаний курса доллара. Сейчас, когда обеспокоенность судьбами мировой экономики становится все больше, участники саммита в Эвиане имеют реальную возможность договориться о широком комплексе мер для стимулирования экономического роста. Однако прежний опыт таких встреч показывает, что мировые лидеры вполне могут упустить момент. Если так, тем хуже для мировой экономики.

РИЧ МИЛЛЕР (RICH MILLER) И ПОЛ МАГНУСОН (PAUL MAGNUSON) В ВАШИНГТОНЕ, ДЭВИД ФЭЙРЛЭМБ (DAVID FAIRLAMB) ВО ФРАНКФУРТЕ И МАТЕРИАЛЫ БЮРО. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK