Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Дагестан, который мы потеряли"

Чеченцев можно называть вооруженными боевиками, дагестанцев — сопротивлением, а действия федералов — зачистками. Но все происходящее на самом деле именуется просто: гражданская война. Очередная.Выгодное предприятие

Война, как ни отвратительно это звучит, предприятие экономически, а часто и политически выгодное. Это, увы, общеизвестный факт. Денег на армию тратится несчетное количество, идут всевозможные трансферты сначала на ведение боевых действий, а потом на восстановление того, что в результате оных было разрушено. Генералы довольны, банки жиреют. И всем, кто «около» войны, хорошо. Ведь, как известно, кому — война, а кому — мать родная.
НАТО, например, разбомбив абсолютно без потерь со своей стороны суверенную Югославию, теперь дает деньги на восстановление ее экономики. Правда, не всей территории, а только отдельной. Косова, разумеется. Стало быть, албанцам, но не сербам. Переводит деньги с припевом, так сказать: уйдет Милошевич, будут деньги и у сербов. А деньги на восстановление экономики — это, простите за банальность, не только экономический, но и политический контроль.
Но так вести себя умудряются только действительно умелые «вояки». Россия, научившись извлекать из войны экономическую выгоду (а иначе зачем бы ее вести?), политическую выгоду получать никак не научится. Вернее, деньги дает — теперь уже и на восстановление Дагестана (не далее как 26 августа информационные агентства передали, что Дагестану перечислены первые 100 млн. рублей на восстановление разрушенной экономики), но политически влиять не может.
То есть все как всегда. Война еще не закончилась, разрушений еще будет навалом, а восстанавливать уже начали. Для чего? Списывать проще. Ведь кто мешает сказать, что восстановили, а боевики снова все разрушили? Это и есть экономический эффект. Других нет. Ни политического, ни, увы, военного.
Бывший министр обороны России генерал армии Игорь Родионов, например, заявил корреспонденту Агентства военных новостей, что операция по уничтожению террористов, прорвавшихся из Чечни в Дагестан, была плохо подготовлена. «Убежден, что многое делается там, как и в Чечне, безответственно и несерьезно»,— считает генерал.
По мнению Игоря Родионова, российская армия не вынесла урок из операций, которые провели войска НАТО против Ирака и Югославии.
Операции эти тщательно готовились, и тем не менее в процессе боевых действий возникали непредвиденные «проблемы». Высокоточное оружие било мимо цели, самая современная боевая техника оказывалась неэффективной, разведка ошибалась, а средства электронного подавления противника его, этого самого противника, подавить не могли.
Но ведь всего этого в Дагестане нет. Нет ни высокоточного оружия, ни самой современной военной техники — потому что ее вообще нет у России. (Или она по какой-то причине в военных действиях на Кавказе не применяется?)
Более того, российские военные, кажется, взяли за основополагающий принцип к военным действиям не готовиться. Несмотря на очевидный факт: чеченская армия — одна из самых профессиональных в мире. И лучше всех умеет воевать на том, извините, рельефе местности, который имеется в Дагестане, то есть в горах.
И главное, натовцы воюют все больше на чужих территориях. Мы же — исключительно на своей. Во всяком случае, поначалу.
Войны за независимость

На территории бывшего Советского Союза воевать между собой вообще, извините, принято. Причем метрополия, которая поначалу ратует за сохранение целостности территории, оную, то есть целостность, в результате военных действий неизменно утрачивает.
Так было в Молдавии, когда молдавская армия подавляла «боевиков» в Приднестровье. Так случилось в Грузии, «не отпускавшей» в самостоятельное суверенное плавание Абхазию. Так было и в России — с нашей, с позволения сказать, Ичкерией.
Результат везде одинаков. Восставшая территория юридически остается субъектом той страны, к которой принадлежала до войны за независимость. Фактически — поди сунься.
Так что не надо быть большим аналитиком и тонким провидцем, чтобы с уверенностью сказать: Дагестан ожидает та же участь. Разумеется, не сразу. Потому как до начала военных действий у этой северокавказской и пока еще российской республики (другими словами, субъекта Федерации) собственной армии не было. Но теперь уже есть. Потому что Россия, то есть метрополия, сейчас ее как раз и создает.
По сообщению Агентства военных новостей, в российских военных округах началась отправка солдат-дагестанцев для прохождения срочной службы в части, дислоцированные на территории республики. Они примут участие в защите Дагестана от исламистов, о чем заявил министр обороны РФ Игорь Сергеев, находясь неделю назад в Махачкале. От источника в окружении министра обороны стало известно, что это решение Сергеев принял под давлением дагестанского руководства.
Между тем некоторые генералы Главного оперативного и Главного организационно-мобилизационного управлений Генштаба считают, что решение министра обороны может иметь крайне негативные последствия. Далеко не все дагестанцы, проходящие срочную службу, готовы к участию в боевых действиях, что неизбежно приведет к большим потерям.
Потери в боевой силе — вещь тяжелая и страшная. Потому как не бывает так, чтобы гибло мало солдат. И потери уже достаточно велики.
Самые крупные потери в боях с боевиками понесла группа десантников 7-й дивизии ВДВ, штурмовавшая высоту Безымянная в районе селения Ансалта: 10 человек убито, 30 ранено. Об этом корреспонденту АВН сообщили в штабе оперативной группировки войск в Дагестане.
Десантники под командованием подполковника Александра Романюка с первых атак овладели лишь частью высоты и вынуждены были залечь под шквальным огнем боевиков. Окопаться в каменистом грунте практически невозможно. Артиллерия и авиация оказались не в состоянии выбить боевиков из мощных укреплений на обратном скате Безымянной. Характер ранений, утверждают в штабе оперативной группировки, говорит о том, что в составе группы боевиков, оседлавших высоту, несколько снайперов. Большинство десантников погибли от пулевых ранений в голову.
Всего же, по сообщению информационных агентств, в результате боевых действий в Дагестане федеральные войска потеряли 70 человек убитыми и около 200 ранеными.
— Мы за один день потеряли больше, чем войска НАТО за три месяца бомбардировок Югославии,— отметил Игорь Родионов.— Это происходит потому, что общественность свыклась с кровью на Кавказе, с кровью в армии, никого большие потери не шокируют.
Но дело не только в потерях. Перевод вооруженных военнослужащих-дагестанцев на территорию республики, по мнению военных экспертов, может способствовать появлению в Дагестане собственной регулярной армии. И остается только догадываться, против кого она будет воевать, когда действительно будет создана. Потому как уже сейчас источники в Генштабе допускают вероятность того, что в определенной ситуации эта военная сила может выйти из подчинения федеральным властям.
Достаточно вспомнить, что переведенные в свое время в Армению для прохождения военной службы уроженцы этой республики впоследствии стали активными участниками армяно-азербайджанского конфликта в Нагорном Карабахе.
Бесплатная кровь

12 августа на заседании президиума правительства РФ и.о. премьер-министра Владимир Путин поручил руководителям министерств финансов, обороны и внутренних дел до конца дня представить предложения по материальному обеспечению военнослужащих, выполняющих задачи в Дагестане. «Там не так много людей. Если мы будем платить им как следует, то, я думаю, они быстрее справятся с поставленной задачей»,— подчеркнул он.
Владимир Путин напомнил, что российские миротворцы в Косове получают по тысяче долларов в месяц, «а военнослужащие в «горячих точках», где они выполняют задачи с риском для жизни, не всегда довольствуются своевременной зарплатой».
24 августа было принято постановление правительства, согласно которому рядовой состав группировки войск в Дагестане (независимо от ведомственной принадлежности) будет получать 810, прапорщики — 850, офицеры — 950 рублей в сутки. В валютном исчислении это должно составить $1000—1200 в месяц.
Но войны, как известно, бюджетом не предусмотрены. В нем, в бюджете, такой статьи просто нет. Равно как и денег.
Уже во время боев в Дагестане задержка с выплатой денежного содержания только во внутренних войсках составляла полтора-два месяца. До сих пор не могут получить июльскую зарплату около половины военнослужащих Вооруженных Сил. А 24 августа Минобороны России приняло решение приостановить выплату денежного довольствия (по 1000—2500 долларов США ежемесячно) миротворцам в Боснии. Как сообщил председатель комитета Государственной думы по обороне Роман Попкович, решение вызвано «критической ситуацией с финансированием Вооруженных Сил». В связи с тем, что Минобороны содержит миротворцев на территории Югославии и группировку войск в Дагестане почти полностью на средства из оборонного бюджета, финансирование по некоторым другим статьям расходов пришлось прекратить.
На минувшей неделе правительство направило в Госдуму бюджет на 2000-й год. Специальной статьи расходов на кавказскую войну в нем нет.

ЛЕОНИД ШАНЦ, Агентство военных новостей

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK