Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Двинуть кони"

Проблема Путина заключается в том, что это вариант не лучший, даже если сравнивать его с радикалами, которыми принято пугать страну.   Безнадежность провоцирует людей на разные реакции: одни отчаянно пытаются переменить порядок вещей, другие утверждают, что безнадежность не так и безнадежна. Но есть особо любопытный отряд людей, старательно доказывающих, что безнадежность ни при чем, что виноваты не Путин с Медведевым и не «Единая Россия», а народ, что таков генетический код страны и что без данной конкретной безнадежности все обстояло бы еще хуже.
   Вот тут стоп, потому что смерть — всегда смерть, но мирная кончина в своей постели все-таки отличается от публичной декапитации. Разумеется, народ не таков, чтобы слишком многого ожидать от будущего, — но варианты есть. С исходным народом, с доставшейся от предков историей, территорией и традицией можно работать по-разному или, точней, можно актуализировать лучшие или худшие его черты. Путин и его окружение актуализируют худшие — в силу двух причин. Во-первых, они не могут дать стране великий проект, который вовсе не обязательно сопряжен с ГУЛАГом: в мире полно примеров, когда великая цель отмобилизовывала народ не хуже страха. Но чтобы предложить великое, надо и самим иметь в душе хоть некоторые черты величия. Путин был бы идеальным дачным соседом: у такого всегда все есть, можно попросить шланг, секатор, он и машину поможет завести, если что, — но в качестве президента он никак не может абстрагироваться от профессиональных навыков, которые, собственно, и помогли ему получить дачу. Эти навыки — осторожность, недоверие к людям (и скрытое презрение к ним), прагматизм, узость кругозора (лишние знания на этой должности мешают), неспособность к рефлексии и т.д. От многих собеседников Путина я слышал, что он «все понимает», — почти уверен, что это так, но у нас ведь теперь и дети все понимают. Понимать — недостаточно, а иногда даже вредно.
   Вторая проблема сложней: Путин предпочитает действовать — и это тоже вытекает из его профессии — циничными методами, не самыми чистыми инструментами, и именно поэтому большая часть страны тоже решает свои проблемы противозаконно, в тени. Путин поощряет ложь и лицемерие, при Путине процвела практика тайного и явного вмешательства в бизнес, прессу, в частные дела оппонентов; возникло ощущение мягкой стены, которая во многих отношениях непрошибаемее твердой. Вас могут в любой момент уничтожить, и вы ничего не сделаете; все независимые участники или комментаторы событий бессильны, их число уменьшается, судебный и кадровый произвол, напротив, достиг апогея — и в этой ситуации тотальной и всеобщей безответственности в людях с небывалой, даже небрежневской силой расцвела двойная мораль. Режиссируя фарсом выборов, отлично сознавая, что это фарс, и наслаждаясь этим длящимся издевательством над народом и здравым смыслом, Путин построил не то чтобы самую жестокую, даже не самую опасную, но безусловно самую растленную страну во всем Северном полушарии (иногда боюсь, что и в Южном у нас уже нет конкурента). Создать обстановку, в которой ни одно слово ничего не весит и действует лишь право силы, — далеко не лучший способ обезопасить собственную власть, а какое будущее можно выстроить такими методами — не спрашивают уже и самые наивные. Девиз новых людовиков — «После нас хоть фашизм», и, поскольку лучшей питательной средой для фашизма является именно цинизм, мы движемся в этом направлении поистине семимильными шагами.
   Возникает любимый вопрос оправдателей этой реальности (убежден, что в большинстве своем они очень искренни, — нынешняя власть не проплачивает своих адвокатов, поскольку не нуждается в пиаре и не верит в него): ну хорошо, не Путин — а кто вместо? На этот вопрос исчерпывающе ответила еще в 2007 году Юлия Латынина: если Путин согласится пойти на третий срок, лучше него на президентском посту будет даже лабрадор Кони. Добавлю: при лабрадоре Кони уровень политического цинизма явно будет меньше, поскольку, во-первых, у Кони есть инстинкты верности, дружбы, она хоть чего-то боится, то есть к некоторым вещам, совершенно пустым для нынешней элиты, относится всерьез. А во-вторых, к Кони на президентском посту никто в стране не относился бы слишком серьезно.
   Это именно то, что нам сегодня нужно.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK