Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Генералы песчаной карьеры"

Пользу из конфликта вокруг острова Тузла сумели извлечь только второстепенные политики России и Украины. Слишком эмоционально заявив о своих правах на Керченский пролив, Россия проиграла дело — вместе с Тузлой похоронив и вопрос о едином экономическом пространстве ведущих стран СНГ.На прошлой неделе министры иностранных дел России и Украины бесславно похоронили красивую и благодатную с точки зрения пиара историю с островом Тузла. Министры договорились о протокольных и весьма скучных вещах: создать рабочую группу, подготовить вопросы к рассмотрению, продолжить консультации. Очевидно, что под грузом этой рутины важный для обеих стран вопрос уйдет в песок, а песок (в смысле недостроенную Россией дамбу) — непременно смоет грядущими зимними штормами. А какое эффектное было начало!
Проруха с косой

Четыре недели, в течение которых Таманский полуостров удлинился на целых три километра и всего сто метров не дошел до вожделенного острова Тузла, стали для политиков обеих стран временем быстрых решений и решительных действий. И те и другие выкачивали рейтинги из этого сюжета галлонами (извините за ужасный каламбур. Сочли уместным, поскольку тематика все-таки довольно жидкая). Так, с разницей в два дня в Темрюкском районе Краснодарского края побывали два самых охочих до сценических эффектов российских политика — Владимир Жириновский и Дмитрий Рогозин.
Владимир Вольфович через Керченский пролив призывал украинцев не злиться, а позволить краснодарским властям достроить свою дамбу, раз уж она так им нужна для экологии. Исторические аналогии приводил, впрочем, вовсе для этих властей неутешительные — дескать, вспомните остров Даманский, там тоже из-за дамбы дрались-дрались, а потом эту дамбу-то и смыло. Украинцы, похоже, призывам вняли, подогнали земснаряд и стали под дамбу подкапываться — правда, тут же заголосили, что от этого разрушается их же песчаный остров Тузла.
Глава думского комитета по международным делам Дмитрий Рогозин устроил на косе столь же нелепое, но берущее за душу мероприятие.
В отличие от Владимира Вольфовича, г-н Рогозин собрал на косе большой коллектив. Новообретенную российскую землю вместе с ним месили, сталкивали в море и обильно уносили на ботинках замерзшие журналисты (ваши корреспонденты — среди них), подвезенные в автобусах полсотни нарядных студентов из Краснодара и нетрезвые, но тоже нарядные казаки из ближайших станиц. Последние охотно позировали перед камерами, рассказывая про оборону рубежей родины и о том, что о казаках уже никто не заботится, так что приходится подрабатывать где придется — вот здесь, например.
Вдоволь подразнив ощетинившихся штыками украинских пограничников знаками расположения и дружбы, рогозинская свита переместилась с оконечности косы в ее начало для проведения митинга. Студенты развернули транспаранты: «Чужой земли нам не надо», «Не отдадим ни пяди родной земли» и — чудо дипломатии и орфографии — «Мы строем
мост дружбы».
После коротких, но довольно противоречивых филиппик (с одной стороны — «Поддержим инициативу краевой администрации на закрепление береговой линии», с другой — «Крым — исторически российская территория» и бесспорное «Русские и украинцы — братья») перешли к главному. Главным оказалось выпустить в сторону Украины белых голубей мира. С голубями, правда, что-то вышло не так, потому что летать они то ли не умели, то ли не хотели. Выпущенные студентами, голуби сделали несколько ленивых кругов, опорожнили желудки на головы митингующим и сели на землю. Потихоньку к ним подбирались голодные темрюкские собаки. Рогозинцы быстро свернули митинг и двинулись в соседнюю, воспетую Лермонтовым Тамань.
Ваши корреспонденты попытались выяснить отношение к происходящему у местного населения. Им оказалась любопытствующая около автобусов женщина с авоськами, жительница Тамани.
— А вы знаете, зачем строят косу? — спросили мы.
— Да… дурью они там маются, — смущенно, но довольно уверенно ответила гражданка.
Канализация отношений

А вот вовсе и не дурью. Для политиков «среднего эшелона» затея оказалась питательной чрезвычайно. Для украинских — даже более, чем для российских. Политики в Киеве — от радикальных националистов до вялых коммунистов — как один встали на защиту клочка незалежной территории. Востребованной оказалась даже полузабытая националистическая партия «УНА-УНСО», не говоря уж о таких маститых фигурах, как Ющенко и Тимошенко. Сливки сняли все понемножку. Кроме, собственно, инициаторов дела.
То, что инициаторы — никакая не краснодарская администрация, а Кремль, в доказательствах не нуждается. В сентябре этого года на совещании в Ейске Путин обозначил задачу для российского МИДа и властей приграничных с Украиной регионов: более активно работать с целью «окончательного урегулирования правового статуса Азовского моря и Керченского пролива». Судя по всему, с помощью дамбы Россия решила активизировать процесс раздела Керченского пролива, в настоящее время de facto целиком украинского.
Что неправильно в свете создания в Новороссийске базы ВМФ и все увеличивающегося крена Украины в сторону Запада. К тому же и торговые российские корабли платят Украине от $5 млн. до $20 млн. в год — зачем это, если можно не платить? Есть еще одна причина. Возникновение территориального спора между РФ и Украиной создает серьезные препятствия для вступления Киева в столь вожделенные НАТО, ЕС и пр. структуры. Странам-кандидатам обычно рекомендуют сначала урегулировать спор, а потом уже подавать заявку на членство.
Существует даже мнение, что Владимир Путин договорился с Леонидом Кучмой о начале строительства дамбы за неделю до начала строительных работ. Якобы в Кремле рассудили, что Кучма — наиболее удобная фигура для такого рода переговоров. До конца последнего президентского срока меньше года, а значит, надо постараться заскочить в уходящий поезд. И с этой точки зрения момент для действий выбран, может быть, и правильно.
Но вот форма! Форма и интенсивность решения проблемы были выбраны такие, что закончиться дело могло только «пшиком».
Главное — маневры

В ситуации с Тузлой Москва применила уже неоднократно опробованную ею тактику разрешения спорных проблем с партнерами по СНГ. Суть тактики проста: сначала предельная эскалация напряженности, непременно с грозными заявлениями ведущих российских политиков. Далее — перевод конфликта на путь долгих согласований и поиска компромиссных решений.
Именно по этой схеме развивалась ситуация в Панкисском ущелье Грузии. Тбилиси обвинили в неспособности бороться с террористами. А после заявлений Москвы о наличии в ущелье представителей «Аль-Каиды» Россия дала понять, что намерена своими силами подавить боевиков на территории Грузии. Потом ущелье бомбили «неопознанные» самолеты, а Грузия готовилась к войне… После чего Путин и Шеварднадзе договорились о взаимодействии по контролю над границей и совместной борьбе с террористами. Теперь проблемой занимаются пограничники и фээсбэшники.
По той же методе Россия боролась за права русских в Туркмении — грозные заявления российских политиков и дипломатов о многочисленных нарушениях, угроза санкциями. В итоге — работа на уровне дипломатов, рутинные согласования позиций. Так же — за реальную интеграцию с Белоруссией. Резкие заявления «о мухах и котлетах», идея присоединить РБ в качестве 90-го субъекта РФ, решение продавать газ по мировым ценам. Результат нулевой: введение единой валюты отложено, прочие интеграционные проекты забыты.
На первый взгляд тактика явно ущербная. По крайней мере, нарушается «золотой закон толковища»: «Нож без надобности не доставай, а достал, так бей». Понятно, что, как и в случае с Панкиси, Россия изначально не была готова превращать приграничный спор в вооруженный конфликт. Досыпать песок до самой Тузлы и тем самым провоцировать Украину на крайние меры никто в Москве и не собирался.
С другой стороны, подобные действия имеют явно выраженный пропагандистский характер и рассчитаны в первую очередь на «внутреннего потребителя». Тема российского доминирования на территории стран СНГ из сугубо прагматической задачи российской внешней политики давно превратилась в мощный стимул для раздувания державно-патриотических настроений в обществе.
И обвинять власть в популизме просто бессмысленно, поскольку для нее соответствие общественным настроениям — один из главных способов обеспечения высоких рейтингов. Тем более накануне выборов.
Другое дело, что история с Тузлой опровергла один из расхожих тезисов официальной пропаганды. О том, что политика Москвы на пространстве бывшего СССР отныне и навеки будет отличаться исключительным прагматизмом, а отношения с партнерами по СНГ — строиться на основе равенства и взаимной пользы. Оказалось, ни прагматизма, ни равенства, ни пользы. Погнавшись за двумя зайцами — ЕЭП и дележ пролива — Кремль, как водится, не получил ничего.
Верховная рада сейчас ни за что не ратифицирует договор о создании ЕЭП, подписанный президентами Путиным, Кучмой, Лукашенко и Назарбаевым не далее как в сентябре этого года. Шансы на поддержку договора в парламенте и так были невысоки — теперь они просто ничтожны.
Все эти обстоятельства, конечно, ничуть не умаляют красоты тузлинского сюжета.
— Какая разница, чья Тузла! — умильно говорил по дороге с косы один из помощников депутата Рогозина. — Тут же все родственники. Ну плавали они с острова сюда на лодках — будут пешком ходить, еще удобнее!
— Но паспорта-то у них украинские, у тузлинцев… — робко намекали журналисты.
— Паспорта — украинские, — огорчался помощник. — Но сами они — наши.
Самым невероятным в этой поездке нам показался цвет моря. Он разный. Оказывается, Черное море, разрушающее косу слева, существенно темнее Азовского, размывающего ее, наоборот, справа.

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА, ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK