Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Хроника одной капитуляции"

10 декабря 26 из 27 стран ЕС объявили о своей готовности признать независимость Косово. Албанская террористическая группировка UCK готовится в январе отпраздновать победу не только над Сербией, но и над всем миром.Вевропейской истории, пожалуй, не сыщется народа, подобного албанцам, — народа, не внесшего никакой, даже самой малой лепты, в общий эволюционный процесс и совершенно чуждого любой созидательной деятельности. Но именно албанцы, поддержанные всей военной мощью НАТО, ревностно охраняемые «миротворческими» силами KFOR, опекаемые политической элитой США и ЕС, одобрительно воспринимаемые ООН, фактически уже награждены беспрецедентной привилегией: за ними признано право на создание в Европе второго, помимо собственно Албании, независимого государства. Глава миссии ООН в Косово Йоахим Рикер, пресс-секретарь миссии ОБСЕ в Косово Свен Линдхольм, представитель Госдепартамента США Шон Маккормак и верховный комиссар ЕС по внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана дружно объявили прошедшие 17 ноября в Косово выборы состоявшимися, а их результаты — легитимными. «Голосование в очередной раз продемонстрировало зрелость демократии в Косово», — заявил Рикер. Таким образом, ЕС, США и ООН стали соратниками победившего 17 ноября Хашима Тачи, бывшего полевого командира «Армии освобождения Косово» по прозвищу Змей, в деле возрождения геополитической доктрины под названием «Великая Албания».

Из всех стран Евросоюза только Кипр отказался поддержать Змея. На тот случай, если бы заупрямились остальные, 10 декабря албанцы планировали организованные протестные акции в нескольких европейских столицах.

Привет из каменного века

У албанцев, живущих в Лондоне, множество недоброжелателей, но самые главные их ненавистники — чернокожие подданные короны, или, говоря современным политкорректным языком, афробританцы. Если индийцы держат сувенирные лавочки, китайцы — ресторанчики и прачечные, поляки оккупировали места отельной прислуги, то выходцы из Африки ударяют по клинингу, то есть, по-старорежимному, поставляют городу трудовые династии знатных мусорщиков. Так вот, рано поутру я наблюдал у вокзала Воксхолл совершенно сюрреалистическую картину. На автобусной остановке, расположенной в ста метрах от здания штаб-квартиры британской разведки MI6, два очень крупногабаритных негра, заливисто матерясь на языке племени каква, отскребали внутренности телефонных будок от зазывных листовок, рекламирующих прелести и стати девушек, которые все на том же политкорректном языке именуются «лицами, занимающимися коммерческим сексом». Страшные проклятия, наверняка сочиненные еще в каменном веке, были адресованы, разумеется, не девушкам, а «крюе» — главам албанских преступных кланов, которые контролируют в Лондоне свыше 90% рынка платных интимных услуг. Не исключено, что и в каменном веке дальние предки «крюе» занимались тем же.

Жаргон падонкаф

В столице Соединенного Королевства, главном городе Британского Содружества, внимательному и заинтересованному наблюдателю остается лишь диву даваться, воочию представляя, перед угрозой чьего именно шантажа дрогнули великие и малые страны Европы, кого признали достойными второй государственности и во имя чьих интересов готовы чуть ли не насмерть дотерзать несчастную Сербию. Никто толком не знает, какой численности достигла албанская диаспора в Британии, зато полиция более чем осведомлена о том, как хозяйничают албанские кланы во многих районах Лондона и чем зарабатывают десятки миллионов фунтов. Помимо проституции они промышляют торговлей людьми, изготовлением и сбытом детской порнографии, наркоторговлей и взломом парковочных автоматов. «60% героина доставляют на Британские острова через «балканский коридор» и реализуют албанцы, — сообщил «Профилю» на условиях анонимности инспектор Скотленд-Ярда. — Парковки в таких районах, как Ист-Энд, Сохо и Южный Кенсингтон, находятся под их полным контролем. Они вытеснили с парковок кенийцев и угандийцев, а наркотрафик «перехватили» у китайских и вьетнамских преступных группировок, за какие-то десять лет изменив всю структуру лондонского криминального мира. Албанцы действуют нагло, они невероятно жестоки, и потом, кланы постоянно получают подкрепления с Балкан — к нам легально и нелегально прибывают молодые люди с опытом ведения войны. Кстати, контрабанда оружия почти стопроцентно их сфера. У них железная дисциплина: во главе организации стоит «крюе», важные вопросы выносятся на «байрак», то есть совет, а каждый боец приносит клятву верности клану, «беса», за нарушение которой убивают не только отступника, но и всю его семью». В завершение разговора полицейский чин сообщил, что лондонские «бобби», которые патрулируют кварталы компактного проживания албанцев, сейчас споро штудируют краткий разговорник. Самые продвинутые констебли уже могут не просто поинтересоваться flisni anglisht (говорите ли по-английски), представиться xhandarmёri (полиция), попросить pasaportё (документы), потребовать бросить thikё (нож), но и крикнуть «Руки вверх!» (сам инспектор этого выражения еще не выучил), а то и осведомиться, много ли para задержанная патрулем vajzё вынуждена отдавать своему mik (вольный перевод — «сколько башлей тебе телка отстегивает, падла ты эдакая?»).

Остается добавить, что все время, пока длились эти лингвистические экзерсисы, я с трудом удерживался от неуместного смеха. С легкой руки фанатов общения в ЖЖ в современной России «албанским» именуется тот специфический «жаргон падонкаф», на котором изъясняются пользователи, обожающие слова «превед» и «аффтар жжот».

Сувениры с кровью

«Офисы» преступных сообществ располагаются в Ист-Энде, а аванпосты торговцев живым товаром выдвинуты на север Сохо, в кварталы за Чайна-тауном. Здесь в конце прошлого века абсолютно легально обосновались албанцы, которых Запад признал «фридомфайтерами», героями национально-освободительного движения, защитниками населения края от «этнических чисток, проводившихся преступным режимом Слободана Милошевича». Вчерашние боевики «Армии освобождения Косово» (UCK — Ushtria Clirimtare e Kosovёs), убийцы сербских женщин и детей, насильники, разрушители и осквернители православных храмов, сменившие камуфляж на классические британские куртки Barbour, обосновались в очень правильном, исторически гожем для подобной публики месте. Питер Акройд в своей гениальной книге «Лондон. Биография» пишет: «Есть историческая закономерность в том, что именно на Тоттенхэм-Корт-Роуд, проложенной через страшные трущобы, в которых гнездились самые отвратительные подонки Лондона, русские социал-демократы провели в 1903 году съезд, в ходе которого возникла партия большевиков…» В наши дни в том квартале, где происходили словесные баталии господина Ульянова с господином Мартовым, расположено множество разнообразных сомнительных заведений. Здесь на цветных принтерах штампуют зазывные рекламы с фотографиями девчонок, которыми каждую ночь оклеивают телефонные будки. Здесь шустрая и многочисленная «пехота» албанских кланов предлагает «дозу», «завертку», DVD категории XXX (а то и похлеще); 14-летнюю француженку, доставленную прямиком из Парижа (и гадать не стоит — украинка, вывезенная из Запорожья или Полтавы); ствол, поддельные месячные билеты на городской транспорт — и вообще все, чего душа пожелает. На фоне этого ассортимента почти невинной забавой, как бы сказочными избушками на курьих ножках, кажутся как лицензированные секс-шопы со стандартным набором «игрушек», так и два-три подвальчика, где продаются сувениры с символикой UCK, а также альбомы видеоклипов — партизанские песни, звучащие на фоне любительских съемок массовых убийств и насилий, совершенных над сербами.

Владелец легального сувенирного магазина, торгующего всякой всячиной для праздных туристов, охотно вступает в разговор (правда, фотографироваться отказывается наотрез). Его зовут Ушкан Феску, он из Медведже (района компактного проживания албанцев в Сербии), в Лондоне обосновался в мае 1999 года, после натовских бомбардировок Белграда. Его дела идут неплохо, потому что и американцев, и туристов из стран Британского Содружества, и европейцев, падких на значки, кружки, футболки, береты и прочую дребедень, украшенную черным двуглавым орлом на красном фоне и надписью Ushtria Clirimtare e Kosovёs, много. Еще лучше торговля пошла в нынешнем году, когда какая-то светлая голова додумалась пустить в оборот голливудский фильм «Хвост виляет собакой», дублированный по-албански. Диск покупает практически всякий американец, заходящий в магазин, так что жаловаться не приходится. Но! — Ушкан со значением поднимает палец — настанет великий день, когда он, его семья и друзья, его бывшие односельчане и нынешние лондонские соседи вернутся домой. Этот день настанет, когда полководец и патриот Хашим Тачи объявит независимость Косово от Сербии, после чего Албания, Косово, западные районы Македонии и те территории, что сейчас принадлежат Сербии (то есть Буяновац, Прешево и Медведже), соединятся в единую «Великую Албанию».

«Зверские люди»

Албанцы утверждают, что около 3 тыс. лет назад на Балканах поселились их предки — иллирийцы. Потомками иллирийцев албанцы считают себя ровно на тех же основаниях, на которых националисты стран Северной Европы мнят себя наследниками атлантов и гиперборейцев. Как бы то ни было, проживающие в этой части Балкан племена никогда не создавали собственной государственности. В 1443 году произошло единственное значимое событие в истории албанцев, остававшееся таковым вплоть до XX века, — восстание против турок, возглавленное Георгием Кастриотом по прозвищу Скандербег. Ввиду отсутствия у албанцев литературной традиции о самом Скандербеге практически ничего не известно, поэтому в 1954 году создателям единственного в истории совместного советско-албанского фильма «Великий воин Албании Скандербег» пришлось немало потрудиться над сценарием. Известно, что Скандербегу, служившему в корпусе янычар, удалось нанести войскам Блистательной Порты несколько поражений, но победы он так и не добился. Далее история албанцев вновь прекратила свое течение; они были не единственным народом Европы, находившимся под властью завоевателей, однако стали единственными, кто на протяжении пяти веков не дал миру ни единого ученого, писателя, художника, мыслителя, путешественника или вообще сколько-нибудь заметной фигуры. Из тумана столетий выплывает лишь слово «арнаут» — так албанцев называли турки. В «Толковом словаре живого великорусского языка» Владимира Даля сказано: «Арнаут — бранное слово: изверг, зверский человек, басурман». Своей независимостью Албания обязана Болгарии, Сербии, Черногории и Греции, которые в ходе Первой балканской войны 1912—1913 годов нанесли поражение Турции. 30 мая 1913 года был подписан Лондонский мирный договор, по которому Османская империя лишилась своих санжаков (владений) — Македонии, Фракии и Албании. Албания стала независимым королевством по воле Сербии, победительницы в двух Балканских войнах, которая взамен обретения албанцами государственности включила в свой состав край Косово, отторгнутый турецкими завоевателями в XIV веке. В 1939 году Албанию без единого выстрела оккупировали итальянцы. Албанцы воевали в составе 7-й добровольческой горнострелковой дивизии СС, 13-й горнострелковой дивизии СС «Хандшар», 23-й горнострелковой дивизии СС «Кама» и 24-й моторизованной горнострелковой дивизии СС. 21-я горнострелковая дивизия СС «Скандербег» была целиком укомплектована албанцами. В 1945 году на штыках Советской армии к власти пришли коммунисты, и настала краткая эра тесных советско-албанских отношений. Однако в 1960 году диктатор Энвер Ходжа изолировал страну от всего мира. На протяжении 30 лет Албания была самой закрытой и самой бедной страной Европы: с 1955 года она имела представительство в ООН, но кроме этого не входила ни в одну международную организацию. Крах «мирового социалистического лагеря» никак не отразился на Албании: это по-прежнему самая закрытая страна Европы. Ее населяют 3 млн человек, о политической, общественной и духовной жизни которых ничего не известно.

О национальной гордости великоалбанцев

«Сверхидея «Великой Албании», о которой рассуждают в Тиране и Приштине, — это единственное топливо, на котором вообще может работать и государственная машина собственно Албании, и то незаконное государственное образование, которое сейчас возглавляет Змей», — так оценивает происходящее сотрудник белградского Institut za Medunarodnu Politiku i Privredu Мирчо Белопавлич. — Официальной Тиране необходимо предложить нищему и бесправному народу некую возвышенную цель, иначе ни управлять им, ни удержать его в границах страны вскоре станет невозможно. Что касается Хашима Тачи, то у него, как у всех микродиктаторов, мания величия, он желает войти в историю как второй Скандербег. Но нет ни единого разумного объяснения тому, что великие державы Запада не желают обуздать эту силу, которая, как проказа, уже распространяется по всей Европе. Боевиков UCK, которых сербы называют не иначе как «изроды» — я думаю, это слово не нуждается в переводе на русский язык, — считают легитимной властью Косово, а в ЕС, что хорошо видно здесь, в Лондоне, принимают как дорогих гостей. Глава МИДа Дэвид Милибэнд готов поддержать отделение Косово от Сербии… Если Великобритания боится поселившихся здесь работорговцев и наркодилеров, то она недостойна называться великой державой. А если она намеренно поддерживает сепаратистов и убийц, то пусть вспомнит, чем в новейшей истории человечества заканчивались любые компромиссы с бандитами. Кстати, господин Милибэнд, еврей, семья которого бежала из континентальной Европы на Британские острова, спасаясь от нацистов, должен представлять это, как никто иной».

К словам Белопавлича остается добавить лишь то, что топливом для албанской государственной машины служат не только бредовые великодержавные идеи, но и человеческие жизни, судьбы сербов, преданных в первую очередь той частью мирового сообщества, которую принято называть «развитыми индустриальными странами».

А пока что албанцы — в Тиране, Приштине, Лондоне, Брюсселе, Париже, Страсбурге, Нью-Йорке — затаились. Пока у них нет причин нарушать мир и покой этих городов — до января.



Из рук в руки
Край Косово был колыбелью сербской государственности. В XIV веке юг Сербии, город Приштина, берега реки Ситницы, были владениями князя Лазаря Хребеляновича. Именно здесь, на Косовом поле, 15 июня 1389 года 15-тысячная армия князя Лазаря встретила втрое превосходящие силы султана Мурада I. Яростно сражавшиеся сербы сумели потеснить турок, а зять князя, Милош Обилич, обманом проник в шатер султана и зарубил его. Однако командование принял сын Мурада Баязид, впоследствии вошедший в историю как Баязид I Молниеносный. Турки победили, и Баязид, мстя за смерть отца и едва не случившееся поражение, прошел по отчине погибшего в битве Лазаря и его вдовы Милицы огнем и мечом, что привело к массовому бегству сербов из Косово. Освобождающиеся земли стали занимать албанцы, принявшие ислам. Только в 1913 году, победив Турцию в Первой балканской войне, Королевство Сербия восстановило историческую справедливость, вернув себе Косово. В апреле 1940-го немцы оккупировали Югославию и свергли короля Петра II (о котором в Москве говорили: «Нам нравится король Петр, потому что он серб и молод»), а Косово «подарили» албанскому королю Зогу I в награду за верную службу Гитлеру и Муссолини. В 1945 году маршал Иосип Броз Тито, главнокомандующий миллионной Народно-освободительной армии Югославии, отобрал Косово у Албании, предоставив статус автономного края. СССР отнесся к этому благосклонно, но как только отношения между Сталиным и Тито испортились, первый начал винить Тито в имперских амбициях. (В советско-албанском фильме 1954 года «Великий воин Албании Скандербег» князь Сербии Георгий Бранкович изображен отвратительным деспотом и предателем — советский зритель отлично понимал этот намек.) Тито поощрял переселение сербов в Косово, но в 1981-м, через год после смерти маршала, албанское население края подняло вооруженный мятеж, подавленный частями югославской армии. Официальная Тирана обвинила Белград в «убийстве мирных албанских граждан», однако заявлениями и ограничилась. В конце 80-х годов, когда мятежи возобновились, президент Югославии Слободан Милошевич через референдум добился принятия новой Конституции Сербии, в которой автономия Косово была фактически ликвидирована. Время косовских албанцев пришло позже, когда на составляющие части стала разваливаться Социалистическая Федеративная Республика Югославия. В 1995 году, после продолжавшейся почти четыре года войны, Милошевич был вынужден согласиться на значительные территориальные потери и подписать болезненный для сербов Дейтонский мир. Автономия Косово была восстановлена, а надзор за соблюдением условий Дейтонского договора взяли на себя международные миротворческие силы ООН. Однако в конце 1997 года при полном попустительстве командования «голубых касок» возникла UCK, провозгласившая своей целью добиться независимости края Косово, который должен стать моноэтническим (то есть принадлежать исключительно 2 млн албанцев-косоваров). UCK начала партизанскую войну против сербов, убивая всех, будь то полицейские, государственные служащие (например, почтальоны) или обыватели — учителя, священники, рестьяне. Милошевич ответил жесткими силовыми мерами, квалифицированными мировым сообществом сначала как «серьезные нарушения прав человека», а затем как «этнические чистки». 24 марта 1999 года авиация НАТО начала бомбардировки Белграда и других городов Югославии. Командование НАТО вынудило Милошевича прекратить военные действия против UCK, после чего край Косово, формально оставленный в составе Сербии, был объявлен зоной ответственности миротворческого контингента НАТО.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK