Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Идет охота на волков"

Первый в истории МВД взрыв у стен министерства в Москве, на Житной, привлек внимание к новому главе милицейского ведомства Владимиру Рушайло. При этом неважно, кто ответил ему ударом на удар: чеченские боевики, против которых МВД в мае—июне проводило масштабные боевые операции, или «бензиновые короли», которым не по вкусу милицейский контроль за ценами на рынке горючего. Главное то, что после взрыва на Житной в отношениях милиции и криминалитета, похоже, настало время боев без правил. Проще говоря, бандитский беспредел против милицейского беспредела — сторонником последнего многие считают министра внутренних дел Владимира Рушайло.Раньше милиционеры не обижались, когда их называли легавыми. Сыщики понимали, что они служебные собаки, азартные псы. Их работа — выследить зверя, затравить, схватить. Старая как мир игра «полицейские и воры». Два мира, два образа жизни. Каждый со своим законом, со своей этикой.
Новое время — новые песни. Слово «легавый» понемногу исчезает из языка, а Министерство внутренних дел возглавляет Владимир Рушайло, создавший в начале 90-х РУБОП — милицейское спецподразделение по борьбе с оргпреступностью. Он страшно гордится придуманной журналистами фразой: «Круче солнцевских только шаболовские» (РУБОП находился на Шаболовке). Если называть вещи своими именами, то бандитскому беспределу Владимир Борисович противопоставил беспредел милицейский. И при Рушайло РУБОПа боялись не только бандиты, но и «остальная» милиция.
Собаки поджимают хвосты, когда приходят волки.
Лев прыгнул

Он родился в городе Моршанске Тамбовской области, но жил и учился в Москве. Прежде чем стать милиционером, был рабочим, затем лаборантом в одном из московских НИИ. Окончил Омскую высшую школу милиции — в МВД ее называют школой сыщиков. Это была единственная в СССР кузница кадров для уголовного розыска.
Про Рушайло говорят, что он сыщик от Бога. Пришел в МУР в 1976 году простым оперативником, а через десять лет уже был рекордсменом по числу раскрытых умышленных убийств.
Анатолий Батуркин, бывший заместитель Владимира Рушайло в РУБОПе: «С Владимиром Борисовичем я знаком с 1983 года, когда я был начальником 139-го отделения милиции. В нашем районе убили инкассатора, и для расследования из МУРа нам прислали бригаду сыщиков, которую возглавлял старший лейтенант Рушайло. Я тогда был поражен тем, как, расследуя одно преступление, муровцы, возглавляемые Владимиром Борисовичем, сумели попутно раскрыть еще несколько».
Когда Рушайло начинал свою карьеру, словосочетания «организованная преступность» еще не было. Потому что не было организованной преступности в нынешнем понимании. Были просто карманники, домушники, мошенники, воры, грабители, убийцы и прочий преступный элемент. А организованная преступная группа в Уголовном кодексе определялась как группа, состоящая из двух и более человек.
Но в середине 80-х годов сделали открытие: в Советском Союзе существует мафия! И в 1986 году ЦК КПСС принял осторожное постановление N0033 с не менее осторожным названием: «О борьбе с опасными проявлениями групповой преступности». В МУРе был создан отдел по борьбе с опасными преступными группами организованной направленности (возглавлял его Гафа Хусаинов, а Рушайло был его замом). А во Всесоюзном (теперь Всероссийский) НИИ МВД начали изучать вопрос с научной точки зрения.
Тогда именно Рушайло помог ученым (группу возглавлял Александр Иванович Гуров, легендарный следователь, ставший знаменитым благодаря вышедшей в 1988 году статье Юрия Щекочихина «Лев прыгнул»). Владимир Борисович поговорил с начальством в МУРе, те — с эмвэдэшным начальством, и ученых допустили к архивам московского ГУВД.
Рушайло вместе с учеными разрабатывал понятие «организованной преступности», вместе они составляли справку для ГУВД о состоянии борьбы с оргпреступностью в Москве. Из нее следовало, что в Москве сконцентрирована основная часть опасных преступных групп, которые занимались квартирными кражами, квартирным разбоем, бандитизмом, мошенничеством. Обнаружили несколько преступных авторитетов. Рушайло объяснял сотрудникам НИИ МВД, чем «преступный авторитет» отличается от «вора в законе».
В конце 1989 — начале 1990 года при непосредственном участии Рушайло, тогда уже начальника отдела по борьбе с опасными проявлениями групповой и организованной преступности МУРа, были ликвидирована группировка Муромцева. Она насчитывала пятьдесят человек и имела обширные связи на Украине. Специализировалась на изготовлении и сбыте фальшивых долларов и водительских удостоверений. Доллары были сделаны так, что даже эксперты американского ФБР не смогли отличить фальшивые от настоящих. А поддельных водительских прав было столько, что в ГАИ всерьез подумывали о всесоюзном обмене документов.
Группировку Муромцева брали сотни сотрудников МВД. Это была первая в истории СССР операция такого масштаба. Одновременно работали на Украине, в Москве и Московской области.
Успехи Рушайло в борьбе с «мафией» не прошли незамеченными. В конце 80-х годов портрет Владимира Борисовича появился на обложке журнала «Советская милиция» — большая честь по тем временам. Рушайло был награжден орденом.
Далее последовал разгром коптевской, люберецкой, домодедовской, долгопрудненской преступных группировок, которые занимались в основном рэкетом, грабежами и разбоем. В процессе этой оперативной работы научный термин «организованная преступность» обрел конкретные черты.
А 16 марта 1993 года возникло спецподразделение по борьбе с оргпреступностью в Москве — РУОП (позже РУБОП). Его возглавил Владимир Борисович Рушайло. Новой службе (бывшие сотрудники Рушайло так и называют РУОП Службой) выделили последний этаж опустевшего к тому моменту здания Октябрьского райкома КПСС на Шаболовке.
— Если Владимир Борисович шел навстречу по длинному коридору,— вспоминает сослуживец Рушайло,— было ощущение, что на тебя движется танк. И как ни влипай в стенку, танк тебя все равно сомнет.
На первом этаже некоторое время еще сидели какие-то коммерсанты, торговавшие всем подряд. Довольно скоро они исчезли, и руоповцы заняли весь дом.
???

Если кто не помнит, именно в те годы в нашу жизнь вошли бритоголовые юные амбалы в зеленых кашемировых пальто, ездившие на вишневых «девятках» или подержанных старых «БМВ» («боевая машина братвы») и говорившие врастяжку. Многотысячный планктон, безымянная пехота, пучеглазая безмозглая плотва, регулярно отстреливаемая и постоянно возрождающая поголовье. Тогда их еще не прибрали к рукам настоящие «деловые», поэтому они бросались на все, что плохо лежит, и ломающимися юношескими голосами требовали своей доли у всех.
Елена Андреева, президент охранного холдинга «Бастион»: «Мы как охранное агентство начинали как раз в 1993-м и с первых дней тесно сотрудничали с РУОПом. Работы было много: в то время все начинающие «крыши» стучались во все начинающие фирмы. И, наблюдая работу руоповцев, я была поражена, сколько может добиться профессионал, не имея ничего, кроме стула, стола и телефона!»
Тогда, в середине 90-х, одним из самых распространенных преступлений в Москве стал захват заложников. Только в Москве освобождали более трехсот заложников в год. И Рушайло запомнился коллегам именно тем, что лично разработал методику освобождения — быстрый выезд на место, оперативный анализ ситуации, подведение подсобных и агентурных сил и правильные силовые действия. Ни один из заложников, которых Рушайло пришлось освобождать, не пострадал.
(Много лет спустя замминистра внутренних дел Рушайло опять пришлось освобождать заложников — уже в Чечне. Конечно, заложников выкупали. Но, по мнению Александра Гурова, даже с деньгами у Рушайло ничего не вышло бы без «исключительного знания преступного мира в масштабах страны и работы с определенными преступными группами, связанными с чеченскими боевиками».)
Рушайло делал все, чтобы руоповцы чувствовали себя «белой костью». Раз в год отправлял личный состав на отдых в Анталью (для 1994—1995 годов это было круто). В здании была лучшая в милицейской Москве бесплатная столовая, где кормили куриными окорочками (говорят, помогала фирма «Союзконтракт»). Даже вышестоящие сотрудники аппарата МВД, частенько приходившие сюда из здания министерства на Житной, могли отобедать только после того, как поедят руоповцы.
Вообще, в РУОПе была очень строгая система входа в здание. Никто, даже милицейское начальство со стороны, не имел права передвигаться по коридорам без сопровождающих сотрудников. Вход в РУОП охраняли офицеры в чине не ниже капитана. Когда Владимир Борисович приезжал на службу, дежурный вскакивал: «Здравия желаю, товарищ генерал!» Если приветствие звучало недостаточно громко (ну от природы голос тихий у человека), офицера ждало взыскание.
Но когда в 1996-м Рушайло прощался со Службой, рубоповцы встали и проводили командира аплодисментами.
Рассказ Владимира Борисовича на пресс-конференции о том, как эмвэдэшное начальство обмануло его с новым назначением, на другой день напечатали газеты. Вкратце история такова. Рушайло обещали должность замминистра внутренних дел с сохранением за ним оперативных полномочий по Москве. Вопрос был согласован со всеми, включая московского мэра. Рушайло согласился и написал рапорт об увольнении из Службы. Рапорт был немедленно подписан начальством, но вместо прежнего предложения милицейская верхушка, давно точившая зуб на зарвавшегося главу РУБОПа, предложила ему продолжить службу на Дальнем Востоке. При этом Рушайло пригрозили увольнением из милиции, если он вынесет сор из избы. Но, как уже было сказано, Рушайло дал пресс-конференцию и ушел сам. После чего его приютил у себя глава Совета Федерации Егор Строев — назначил советником по юридическим вопросам. На вопрос «Профиля», чем Рушайло занимался в сенате, тамошний собеседник ответил: «Ничем. Просто ждал лучших времен».
Круче солнцевских — только шаболовские

В чем был секрет успеха РУОПа? Во-первых, Владимир Борисович добился для Службы права работать не по заявлению потерпевшего, не по факту совершения преступления (так действует обычная милиция), а по агентурным данным. Во-вторых, над РУОПом не висело главное милицейское проклятие — процент раскрываемости, а следовательно, Служба не занималась фальсификацией криминальной отчетности. В-третьих, девиз у Рушайло и его сотрудников, словно у Глеба Жеглова, был один: «Вор должен сидеть в тюрьме». И ради этого святого дела можно подбросить карманнику Кирпичу кошелек в карман.
Рушайло в самом деле объявил криминалу беспощадную войну. Рассказывают, что при нем руоповцы начали арестовывать бандитов, подбрасывая им в карманы оружие и наркотики. Именно при нем были окончательно забыты правила игры в «полицейские и воры» (кто первый начал беспредельничать — другой вопрос).
Когда Служба заработала на полную мощность, в здание на Шаболовке задержанных начали привозить пачками. Куда их девать? Сначала пойманные бандиты коротали время в компании сыщиков в их кабинетах, прикованные за руку к батареям. Потом руоповцы построили восемь больших будок, куда и начали запирать задержанных. Когда об этом узнала прокуратура, клетки немедленно убрали.
Но все равно одно только слово «Шаболовка» вызывало у преступников дрожь в коленках. Елена Андреева, которая не скрывает, что работает в плотном контакте со спецслужбами, вспоминает, как однажды защищала клиента от вымогателей. На встречу с ней приехали два бандита на «БМВ-850». «Эй ты, садись в машину, куда едем?» «На Шаболовку»,— ответила Андреева. Повисла длинная пауза, после чего один из уголовников произнес: «Простите, при знакомстве мы не расслышали вашего отчества». И долго не соглашался подъехать к страшному зданию на Шаболовке ближе чем на квартал.
Для Службы не существовало никаких авторитетов. В пору ее расцвета рубоповцы вообще покусились на святое — организовали показательный арест Деда Хасана, российского «вора в законе» номер один. Как рассказывали обиженные уголовники, Деда Хасана «принимали» (то есть брали, арестовывали) плохо. Непочтительно. Кроме того, у почтенного уголовника в кармане нашли… дозу молодежного наркотика «экстази» (видимо, в тот момент другой подставы у рубоповцев под рукой не оказалось). После чего в бандитской среде потешались: «Дед Хасан собрался на дискотеку».
А один из рубоповцев, говорят, прославился тем, что вывозил задержанных за город и вырывал им ногти, чтобы добиться нужных показаний. Однажды бандит, которому вырвали все ногти, умер от разрыва сердца, так ничего и не рассказав сыщику. Как выяснилось впоследствии, он и в самом деле ничего не знал.
В общем, теперь бандиты знают, что РУБОПу в руки живыми лучше не попадать.
— Раньше, будучи простым милиционером, я заходил в «малину»,— рассказывает один из сотрудников Службы,— и говорил бандиту: ты арестован, пойдем. И тот шел, зная, что получит то, что заслужил по закону. А теперь они объясняют: «Лучше я буду отстреливаться до последнего, но живым ментам в руки не дамся. Не хочу, чтобы меня потом нашли с вырванными ногтями».
При этом тех, кого Владимир Борисович считал честными предпринимателями, он поддерживал. Тот же «Союзконтракт». К владельцу ночного клуба «Арлекино», одному из первых бизнесменов, сделавших ставку на защиту РУБОПа, Владимир Борисович даже приходил на день рождения. После этого «коптевские» и «измайловские», которые раньше считали этот клуб своим, в «Арлекино» перестали появляться.
Но с теми, кого Владимир Борисович считал бандитами, он не церемонился. Рассказывают, как однажды молодой московский предприниматель ехал в гости. А приехал… без передних зубов. По дороге он осмелился обогнать на своем «БМВ» кортеж, в котором ехал Рушайло. Говорят, его прижали к обочине, вытащили из машины и прикладом автомата выбили зубы. Если это и байка, то очень правдоподобная.
Колбасники вместо сыскарей

С уходом Рушайло из РУБОПа Служба изменилась. «Пришли «колбасники»,— сокрушаются старые кадры.
В самом деле, теперь вместо сотрудников «убойных» отделов МУРа, которые верховодили в РУБОПе при Рушайло, пришли выходцы из ОБХСС. Кроме того, ныне рубоповцы начали разъезжать на дорогих «мерседесах», строить в ближнем Подмосковье четырехэтажные особняки с коваными заборами. Один из руководителей РУБОПа за три месяца построил себе кирпичный дворец, который, по самым скромным оценкам, стоит $250 тысяч.
При Рушайло, уверяют его соратники, такого быть не могло. Кроме того, если раньше оперативная информация шла от агентурных источников в РУБОП, то в последнее время она иногда течет в обратном направлении — из РУБОПа в банды.
Хотя, как говорят сами бандиты, «раньше в РУБОПе хоть не брали. А теперь еще хуже: возьмут, но делать ничего не будут».
Впрочем, методы Владимира Борисовича, судя по всему, по-прежнему на вооружении сотрудников Службы. Чуть больше месяца назад возле казино «Кристалл» был арестован грузинский «вор в законе» Шакро. У него, окруженного «верблюдами» (охранники) нашли в кармане 31 грамм марихуаны. При том, что, как объясняют специалисты, любой из «верблюдов» почел бы за честь взять наркотики «на себя» и получить срок за своего хозяина.
Березовский, человек Рушайло

Уход из Службы в 1996-м стал для Рушайло настоящим ударом. Все, даже заклятые враги Владимира Борисовича, говорят, что он человек жесткий, сильный, страшный — какой угодно, только не подлый. И сам не прощает подлости.
Когда он был всесильным хозяином Службы, к нему на день рождения ломилась вся Москва. После упомянутой злополучной пресс-конференции, на которой Рушайло в открытую поссорился с милицейским начальством, и последующей скандальной отставки Владимир Борисович пригласил на свой день рождения самых близких людей, примерно пятьдесят человек. Пришло не больше десятка. А когда вскоре он оказался на приеме в Английском клубе, некоторые телезвезды и телемагнаты, которые недавно чуть не бросались ему в ноги, сторонились Рушайло как прокаженного.
Теперь, когда Владимир Борисович стал министром, те же люди снова выстроились в длинный ряд, чтобы сказать, как они его любят.
Но Рушайло их в упор не видит.
Он вообще плохой дипломат. Именно поэтому трудно со стопроцентной определенностью сказать, чей он. Одно время его называли человеком Березовского. Журналисты сплетничали, что Борис Абрамович подарил Владимиру Борисовичу дачу под Москвой. Дача Рушайло, как рассказывают очевидцы, в самом деле стоит по соседству с домом одного из главных «березовских» людей — бывшего коммерческого директора телеканала ОРТ Бадри Патаркацишвили. И, судя по всему, Рушайло и Березовский действительно близко знакомы. По крайней мере, освобождение многих заложников из Чечни считается их совместной акцией.
А познакомились они в 1995-м, когда Березовский был не всесильным «олигархом», а испуганным и чуть живым главой «ЛогоВАЗа», под которым взорвался «мерседес». Так что еще неизвестно, кто чей человек.

АЛЕКСАНДР ЗОТИКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK