Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Индекс соли"

Есть много разных индикаторов экономики: индекс Доу-Джонса, индекс гамбургера… Можно смело ввести еще один — индекс соли. Как говорят эксперты, объемы производства соли являются лакмусовой бумажкой экономического развития страны. Кстати, в России производство соли за последние 10 лет упало в 4 раза.
Что такое соль? Это море, которое высохло 250—270 млн. лет назад. Без соли, как и без воды: «и ни туды, и не сюды». Нет ни одной отрасли экономики, в которой бы не использовалась соль. Нефтянка, электроэнергетика, химическая, фармацевтическая, металлургическая отрасли, пищевая промышленность, сельское хозяйство — ничто не может работать без соляных «инъекций». Россия занимает первое в мире место по богатству и разнообразию месторождений минеральных солей. Но лидируем по производству соли не мы, а Америка и Китай. «Удивляться здесь нечему. Потребление соли напрямую зависит от экономического потенциала страны. Соль — самый чуткий индикатор развития экономики», — говорит Борис Апанасенко, возглавляющий Российскую ассоциацию предприятий соляной промышленности. И действительно, если сравнить ВВП России и США, то разница будет столь же существенной, как и между нашими объемами производства соли, — соответственно немногим более 3 млн. тонн против 45 млн. тонн ежегодно.

Без барышей

Всего же в России, включая импорт, потребляется 4,5 млн. тонн соли в год. Из них 560 тыс. тонн — то, что мы сыпем в еду и соленья (ежегодно человек в среднем потребляет около 4 кг соли). Остальные 4 млн. тонн — это рынок промышленной соли, главным потребителем которой является химическая промышленность.

Соль добывают на соляных заводах, а также на калийных предприятиях, для них соль — побочное производство. Две крупные российские калийные компании — «Уралкалий» и «Сильвинит» — в 2004 году произвели 392 тыс. тонн соли. Что касается непосредственных производителей, то практически всей солью в стране заправляют частники. Государству принадлежат только три компании — «Сибсоль», «Тыретский солерудник» и «Бурлинский солепромысел». Их совокупная доля на рынке и так была невелика, а теперь и вовсе сократилась до микроскопических размеров.

Иркутская «Сибсоль», производственные мощности которой составляют 130 тыс. тонн, сегодня находится на грани банкротства. Предприятие, запущенное в эксплуатацию в 1956 году, простаивает без работы уже более месяца. Предприниматели, приходившие на «Сибсоль», по наивности полагали, что соль приносит невероятные барыши. Но соляные замки рассыпались очень быстро. «Да, тут больших барышей не бывает, главное — разумно тратить заработанное», — говорит съевший не один пуд соли руководитель самого мощного отечественного соляного предприятия «Бассоль» Евгений Демичев. Разочаровавшись в соляном бизнесе, бизнесмены потеряли интерес к «Сибсоли», и предприятие постепенно угасает. Как считают специалисты, еще немного — и возродить «Сибсоль» будет невозможно: производство-то коррозийное. Что касается частных соляных предприятий, то и их в России не так уж много — всего пять. По оценке Бориса Апанасенко, самые успешные из них —«Бассоль» и «Илецксоль», на долю которых приходится половина всего отечественного рынка.

А не надо воровать

Во времена СССР «Бассоль», действующее на базе Баскунчакского месторождения соли в Астраханской области, считалось лучшим предприятием и производило ежегодно 5 млн. 885 тыс. тонн. Не потеряло предприятие своих лидерских позиций и после приватизации в 90-е годы. Как говорят эксперты рынка, в первую очередь потому, что не поменялся генеральный директор Евгений Демичев, который и при той, и при этой экономической системе держит завод в ежовых рукавицах. Он возглавляет «Бассоль» уже 31 год и считается одним из самых влиятельных руководителей в отрасли.

Сейчас ОАО «Бассоль» производит до 2 млн. тонн соли в год, на предприятии работает 700 человек. На вопрос, за счет чего удалось сохранить производство, Демичев отвечает просто: «Я не воровал».

«Бассоль» пыталось продавать свою продукцию на Запад, но железнодорожные тарифы настолько высоки, что от этой затеи пришлось отказаться.

Сегодня главная задача для Демичева— сокращение доли нефасованной соли, отгружаемой покупателям: «Все хотят купить у нас соль навалом, упаковать ее и потом продать совсем за другие деньги. Мы сейчас наращиваем объем упакованной продукции, только это позволит нам нормально существовать».

Высший сорт

Оренбургское ОАО «Илецксоль» — второе по объему производимой продукции российское соляное предприятие. Здесь выпускается самая чистая в стране каменная соль — высшего сорта.

В 1992—1993 годах «Илецксоль» было приватизировано. На вопрос: «Кто собственник предприятия?» — генеральный директор Ирек Абдуршин отвечает, что эта информация не раскрывается. Сейчас здесь работает почти 900 человек, объем производства — 600 тыс. тонн в год. По оценке гендиректора, «Илецксоль» занимает 13—15% рынка. Скоро закончится масштабная реконструкция предприятия, которая длится уже три года, и тогда производственные мощности вырастут в два раза. Правда, надежды в ближайшие годы торговать в таких объемах нет. «Будет хорошо, если увеличим объем продаваемой продукции хотя бы до 800 тыс. тонн. Тогда издержки на тонну резко упадут, рентабельность производства повысится. Сейчас наша рентабельность — порядка 25%», — рассказал «Профилю» Абдуршин. Рост объема продаж не в последнюю очередь должен быть обеспечен новой фабрикой по переработке соли, которая обошлась в 150 млн. рублей и которая позволит улучшить качество продукции. «Илецксоль» снабжает своей солью всю Сибирь и Дальний Восток. Очень незначительная часть товара уходит в среднеазиатские страны СНГ, в основном в Казахстан.

Общемировой тенденции смещения спроса от каменной соли к «экстре» Абдуршин не страшится. «Хоть Америка и начала переходить на «экстру» еще в 30—40-е годы ХХ века, все равно сегодня каменная соль занимает треть американского рынка».

Навоз дороже

Главная проблема для российских производителей соли — нынешние цены на этот товар. Соль, увы, продукт дешевый. «Бассоль», к примеру, продает навальную соль (без доставки) по 400 рублей за тонну. «Это 40 копеек за килограмм. Навоз для дачи обходится дороже!» — возмущается Демичев. А производство, надо заметить, совсем не копеечное.

Транспортная составляющая в конечной цене соли существенна — более 60%, а железнодорожные тарифы постоянно растут. Цены на соль, конечно, тоже растут, но черепашьими темпами. Солевики черной завистью завидуют производителям сахара, у которых цены идут вверх весьма бойко.

Гендиректор «Илецксоли» ценовой застой объясняет просто: «Как мы будем поднимать цены, если общие производственные мощности всех российских предприятий — 9 млн. тонн, а рынок потребляет в два раза меньше? Да к тому же существенную часть рынка — около 1 млн. тонн— у нас за счет демпинга отнимают украинские и белорусские производители».

Все российские производители — и государственные, и частные — в один голос сетуют, что государство не предпринимает никаких защитных антидемпинговых мер против украинских и белорусских конкурентов. Хотя обращались они с такой инициативой к правительству неоднократно.

Подкузьмила география

Иностранцы — украинские и белорусские предприятия — занимают почти треть российского солевого рынка. Конкурентов из дальнего зарубежья фактически нет: им за такие копейки работать неинтересно.

Практически весь импорт соли в Россию приходится всего на двух производителей — украинскую «Артемсоль» и белорусское ОАО «Мозырьсоль». Причем если «Мозырьсоль» отгружает в Россию половину своей продукции, то «Артемсоль» поставляет бывшему «старшему брату» существенно меньше.

Эти два предприятия обеспечивают солью всю Центральную Россию. Если доморощенную, отечественную соль везти в Москву из Астрахани («Бассоль»), Оренбурга («Илецксоль») или Иркутской области («Сибсоль» и несколько небольших соляных рудников), она, как говорят эксперты, золотой станет. Так что прочные позиции белорусов и украинцев на российском рынке соли объясняются в первую очередь географическим расположением наших соляных рудников.

У «Артемсоли» бесспорное первенство. Во-первых, у компании на порядок больший объем производства — около 3 млн. тонн соли в год. Во-вторых, естественно, себестоимость за счет объема на порядок ниже. Следовательно, украинское предприятие имеет возможность предлагать потребителям куда более конкурентные цены. Так, «Артемсоль» может себе позволить с 2002 года не повышать цены на свою продукцию для России и даже работать с отсрочкой платежа. У этого предприятия только два минуса для российского покупателя: соль ужасно упакована (в бумажные пакеты, которые по закону подлости рвутся в самый неподходящий момент) и по качеству относится к первому сорту. «Мозырьсоль» — самое молодое соляное предприятие бывшего СССР. Оно было построено 23 года назад для обеспечения солью Москвы и Московской области. Мощность производства заложили соответствующую: 360 тыс. тонн в год. СССР вскоре развалился, но «Мозырьсоль», как и было задумано, является основным источником соли для российской столицы. По сравнению с другими соляными предприятиями компания находится в привилегированном положении: она единственная на территории бывшего СССР производит выварочную соль, или «экстру». «Экстра» — та же каменная соль, только прошедшая дополнительную очистку и обработку. Норма прибыли при производстве «экстры» за счет сложной технологии составляет 17— 20%, тогда как у производителей соли каменного помола она достигает 25—30%. Бесспорное преимущество «экстры» в том, что эта соль — более чистая. Зато мертвая. Очистные манипуляции убивают более 100 микроэлементов, содержавшихся в исходном материале — каменной соли. Раньше подсаливали «экстрой» свою жизнь только москвичи. Но в последние три года к ним все активнее присоединяются и питерцы. С каждым годом увеличивается потребление «экстры» и пищевыми предприятиями. «Растет производство всевозможных полуфабрикатов, а для них, конечно, предпочтительнее использовать «экстру». В прошлом году на «Мозыре» впервые образовалась очередь на отгрузку продукции. Мы уже наблюдаем скрытый дефицит «экстры», — говорит Евгений Потапенко, замдиректора российского Торгового дома «Соль».

Если его не сможет удовлетворить «Мозырьсоль», то освободившуюся нишу на российском рынке, скорее всего, займет крупнейший в мире производитель соли — транснациональный химический концерн Akzo Nobel. Сейчас его присутствие в России нельзя назвать значительным, поскольку торговать за копейки Akzo Nobel не хочет. Бренд Akzo Nobel «Зимушка-зима» стоит в столичных супермаркетах 16 рублей за пачку — в два раза дороже всей остальной соли.

Всем — по таблетке!

Самым крупным дистрибьютором соли в России является торговый дом «Соль», который в 2004 году реализовал 270 тыс. тонн продукции. Главными партнерами торгового дома являются «Мозырьсоль» и «Артемсоль». На них приходится соответственно 35% и 37% продаж дистрибьютора. Чтобы сделать свое положение на рынке более устойчивым, руководство ТД «Соль» решило инвестировать в производство и стало соучредителем украинской Славянской соледобывающей компании, мощности которой составляют 90 тыс. тонн соли в год.

Треть всей проданной дистрибьютором продукции — фасованная пищевая соль. Поскольку наши производители до сих пор не сильны в качественной упаковке, ТД «Соль» организовал собственные фасовочные производства в Брянске, Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге. Потапенко полагает, что переход на более качественную и мелкую фасовку станет главной тенденцией солевого рынка в ближайшие годы.

Вторым значимым изменением на рынке фасованной соли будет, как прогнозируют эксперты ТД «Соль», рост производства и потребления йодированной соли. Основными клиентами нефасованной соли являются предприятия пищевой промышленности. Среди них заводы «Русского продукта», «Роллтона», «Анакома», Nestle в Жуковском, «Галины Бланки» в Нижнем Новгороде.

Кстати, под этих продвинутых, высокотехнологичных клиентов ТД «Соль» начал развивать такое направление, как производство солевых таблеток. «Они используются для восстановления ионных фильтров, которые стоят на очистке воды на всех пищевых предприятиях. Пока мы производим в Подмосковье и продаем 6 тыс. тонн таблеток, но этот сегмент будет расти. И поэтому сейчас мы помогаем нашему давнему партнеру «Мозырьсоли» в покупке «таблеточного» оборудования. Таким образом совместными усилиями мы хотим нарастить объемы и снизить себестоимость производства», — говорит Евгений Потапенко.

О каких-то крупных инвестициях частного бизнеса в соляное производство говорить пока не приходится. Как поясняет Борис Апанасенко, ожидать серьезных вложений в отрасль можно будет лишь при условии роста потребления соли. Но к подобной перспективе Апанасенко, как и большинство экспертов рынка, относится крайне скептически. Что неудивительно. Откуда взяться оптимизму, если население страны убывает, демографы ничего радужного не прогнозируют, а промышленность пока демонстрирует не самые лучшие темпы развития.

Соленые страсти

Марина Семенова, врач-терапевт московской поликлиники No 30:

«Ни один грамотный врач не скажет своему пациенту, что соль вредна. Это я сразу же полемизирую с приверженцами «бессолевого» существования. Дело в том, что соль — необходимый компонент для правильной работы организма. Она содержит натрий, который, в свою очередь, выводит из организма вредный калий. А баланс натрия и калия регулирует содержание воды в тканях, поддерживает стабильное состояние сосудов, служит источником образования соляной кислоты желудочного сока. Без соли, получается, нельзя! Но потребление соли нужно строго ограничивать. Накапливающийся излишек соли наносит непоправимый вред почкам, сердцу, артериям. Нарушается вышеупомянутый баланс натрия и калия, и, как следствие, в организме задерживается жидкость, развиваются отеки и появляется избыточный вес. «Пересол» — прямой путь к ишемической болезни сердца и атеросклерозу.

Многие могут со мной поспорить: дескать, я вообще соли не ем, и прекрасно себя чувствую! Они забывают, что ежедневно мы потребляем солесодержащие продукты: мясо, рыбу, овощи, хлеб, колбасы, питьевую воду и др. С этими продуктами человек получает 7—10 г соли каждый день. Если учесть, что врачи рекомендуют в день употреблять не более 12—15 г соли, можно добавлять в блюда еще 5—7 г соли (одна неполная чайная ложка). К сожалению, среднестатистический потребитель «перевыполняет» эту норму раза в 2—3. А это уже опасно.

Хочу заметить вот что: многие не знают, как правильно употреблять такой простой продукт, чтобы он не ухудшил вкус блюда и не принес вреда здоровью. Например, не все в курсе, что жареный картофель надо солить в самом конце приготовления, а мясные и рыбные фарши — до готовки. Мясной бульон нужно солить за 20 минут до окончания варки, а рыбный бульон — сразу после снятия пены. Мясо будет сочнее, если его подсолить в полуготовом виде, то есть после обжаривания с одной стороны. Овощи солят за 5—7 минут до готовности. Вообще, я бы порекомендовала придерживаться такого правила: лучше недосолить в процессе готовки, а добавить соль прямо в тарелку. Интересно, что с возрастом вкусовая чувствительность к поваренной соли изменяется: организм здоровых людей требует менее соленую и острую пищу. Но у людей с сердечно-сосудистыми отклонениями появляется своеобразный солевой голод. Мы рекомендуем «обманывать» свой организм, заменяя соль луком, чесноком, пряными травами, соевым соусом.

Сейчас много говорят о пользе йодированной соли. Недостаток йода опасен для щитовидной железы. Дефицит йода сказывается на многих функциях, прежде всего памяти и зрении. Я бы порекомендовала употреблять именно ее (разумеется, в умеренных количествах). Но йодированная соль категорически противопоказана тем, у кого повышена функция щитовидной железы. Она также не подходит для засолки овощей — они получаются мягкими, с легким йодистым запахом и желтоватым оттенком.

К сожалению, традиции некоторых национальных кухонь предусматривают приготовление пищи с большим количеством соли. Здесь не следует паниковать. Если задуматься, то в каждой подобной национальной кухне существует некий «нейтрализатор» соли. Например, восточные блюда, которые содержат соль, перец, острые приправы, употребляются со значительным количеством сочных овощей и большим объемом жидкости. Давайте примем это на вооружение!

И опять оговорюсь: если у вас уже существуют отеки конечностей, то восточная кухня — не для вас. Вам-то нужно сокращать количество жидкости. Тогда врачи рекомендуют бессолевые диеты. Бессолевая диета исключает добавление соли в пищу, соль поступает в организм только с продуктами — мясом, овощами, хлебом и др. Такой строгий режим питания рекомендуется при хронических, запущенных формах болезни. Более распространенной является малосолевая диета, которая допускает минимальное подсаливание пищи. Если вас мучают только отеки, то щадящая малосолевая диета вам подходит.

Кстати, малосолевая диета весьма эффективна при ожирении. Ее основные принципы заключаются в следующем: все блюда готовятся без соли, слегка досаливается только готовая пища; прием пищи — не реже 4—5 раз в день, малыми порциями; вставать из-за стола необходимо с чувством легкого голода».

Подготовила Наталья Ширяева

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK