Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Лампочка Аладдина"

В мире существует много нелепого. Сапожник без сапог, цыган без лошади, якут без алмазов, жена охотника без собольей шубы, модельер-гетеросексуал… Однако есть на свете вещи, несуразные настолько, что до них не додумается самая разнузданная фантазия, потому что такого просто не может быть никогда: невозможны Ромео без Джульетты, Лужков без Церетели, Немцов без Хакамады или Чубайс без электричества.Помните, жизнь полна опасностей, поджидающих в самых неожиданных местах. Допустим, вы дико поругались в трамвае с мерзкой бабой. А буквально через неделю на корпоративной вечеринке обнаруживаете, что эта самая мерзкая баба — жена вашего непосредственного начальника, которую неизвестно за какой такой надобностью занесло в этот самый трамвай. И ужас ситуации в том, что баба эта вас прекрасно помнит и до сих пор кипит по вашему поводу ненавистью. И что? Да ничего, только о карьерном росте, да и вообще о нормальной работе в данной организации вам, скорее всего, придется забыть.
Знать бы, где вляпаешься… Сижу как-то с приятельницей в кафе — и вдруг вижу, как в дверях появляется человек с потрясающе выдающимся брюхом. Я всегда любила делиться своими впечатлениями с окружающими, и вот, пихнув приятельницу под столом ногой, я прошипела:
— Гляди, гляди, какое чудовищное брюхо! — Надо признаться, я сказала не только это, к сожалению, я успела прокомментировать брюхо во многих аспектах, предположив, что оно, наверное, создает своему обладателю ряд неудобств, и даже успела частично перечислить, каких именно.
Разумеется, это выдающееся брюхо оказалось мужем той самой приятельницы, с которой мы больше совсем не приятельницы. А все мой длинный язык виноват.
Соображать, что говоришь, и уж тем более — что делаешь, иногда бывает совсем нелишне. Но сколько ни соображай — и на старуху бывает проруха.
Значит, так: один человек (назовем его Валентином Петровичем) однажды захотел, чтобы у него был загородный дом. Желание понятное, а в его случае еще и выполнимое — Валентин Петрович, как лицо, занимающее не последнее место в одной крупной энергетической компании, имел возможности, выходящие за рамки средних. При таких возможностях любые потребности удовлетворяются в мгновение ока — и вот Валентин Петрович уже владелец приятного участка в тридцать соток, расположенных в местах гарантированно добропорядочных. Потому что всяких голодранцев там, где сотка стоит несколько тысяч долларов, быть, естественно, не может. Ну а от пришлых сомнительных личностей Валентина Петровича и его соседей надежно защищала кирпичная стена с зеленым железным козырьком, ответственная охрана со специально обученными собаками и различные новейшие электронные сигнализации.
Соседи по коттеджному поселку у Валентина Петровича оказались правильными: не меньше трех заместителей разных министров, пара достойных представителей региональной элиты, несколько бизнесменов, так давно расставшихся с криминальным прошлым, что их вполне можно было считать людьми безупречной репутации. Застройщик поселка (этим идиотским словом принято называть того, кто организовывает коттеджный поселок и продает в нем участки и дома) специально постарался, чтобы публика в поселке собралась как можно более почтенная, — собственно, он даже сообщал каждому новому клиенту, что все остальные клиенты прошли строжайший фейс-контроль. Репутацию каждого покупателя застройщик, по его словам, проверял с возможной тщательностью. Дабы обеспечить комфорт и отсутствие проблем у всех остальных.
Ну так вот, Валентин Петрович купил самый последний участок: у соседей либо уже все было построено и они принялись в новых домах жить, либо строительство пребывало в стадии, обещающей скорое его окончание. На следующий день после завершения сделки застройщик появился вновь и принялся «настоятельно рекомендовать» Валентину Петровичу воспользоваться услугами дружественной этому самому застройщику строительной компании, которая в мгновение ока нарисует проект будущего жилища и так же быстро возведет вожделенное жилище.
Но Валентин Петрович настоятельным рекомендациям не внял и сообщил застройщику, что у него самого есть не только знакомый архитектор, который уже давно дом нарисовал, но и вполне правильная строительная бригада, которая появилась в итоге длительного и драматичного естественного отбора. Валентин Петрович, как оказалось, уже не в первый раз пытался перенести свою жизнь за пределы городской суеты.
Сказать, что застройщик был недоволен, — значит, ничего не сказать. Но деваться ему было некуда, хотя надежды он не терял до последнего. Прошел месяц с момента начала строительства. Но к участку нашего героя так и не подвели не только газ и, извините, канализацию (которые, надо сказать, на первом этапе не были жизненно необходимы), но и электричество, отсутствие которого практически парализовало стройку. Вдвойне обидным было то, что компания, в которой Валентин Петрович трудился, была и остается практически монополистом в деле электрификации страны.
Надо отдать должное интеллигентности и чудесам терпимости, которые проявил Валентин Петрович, пытаясь решить-таки вопрос полюбовно. Но всему приходит конец. И когда в десятый раз оказалось, что электричества, несмотря на клятвенные заверения, таки нет по «не зависящим от застройщика обстоятельствам», терпению его пришел конец. Он, конечно же, не уступил настойчивым просьбам и не поменял своих строителей на тех, которых рекомендовал застройщик. Он просто уехал в отпуск. И перед тем, как сесть в самолет, Валентин Петрович позвонил «кому надо» и попросил «в профилактических целях» отключить электричество во всем поселке. После чего, вполне довольный собой, выключил телефон и отправился навстречу синему морю.
Вечер этого дня жители поселка встретили в полной темноте. Правда, кое у кого из тех, кто уже построился и даже принялся жить, были генераторы — но круглосуточное жужжание этого агрегата может свести с ума даже замминистра, а на тех, у кого генератора не было, сияние соседских окон действовало и вовсе угнетающе. Разумеется, все строительные работы на всех объектах пришлось остановить — да, египетские пирамиды строили без электричества, но с тех пор так работать разучились, тем более что отсутствие света неким образом породило отсутствие и воды тоже. То есть понятно каким: в элитном поселке была свой элитная скважина, из которой тянули воду элитные насосы — естественно, электрические. То есть случились в коттеджах полные кранты.
Застройщик кинулся по электрическим инстанциям. Но там ему объяснили, что сделать ничего нельзя, ссылаясь при этом на некие безликие указания сверху, которые нарушить никак невозможно. На третий день к работе с инстанциями подключились и поселковые замминистры. Которым сообщили, что во всем виноват Валентин Петрович, но он отсутствует и недоступен, в связи с чем его указание никак не может быть отменено.
Разъяренные обитатели поселка перебрались в свои московские квартиры, клятвенно пообещав застройщику, что если тот не решит «вопрос с Петровичем», его ждет очень печальное будущее. «Ты бы еще Чубайсу электричество отключил, идиот», — злобно сетовали замминистры. А бизнесмены с идеальной репутацией так хищно поблескивали глазами, что в печальное будущее застройщик тут же почему-то поверил.
Когда через две недели прелестно отдохнувший Валентин Петрович приземлился в родном Шереметьеве и включил свой мобильник, он даже не успел позвонить супруге и сообщить, что вот он я, приземлился: застройщик дозвонился до него первым и принялся умолять о возвращении электричества, давая при этом невнятные, но горячие клятвы.
— Ну, посмотрим, — уклончиво произнес Валентин Петрович и поехал смотреть.
В темном, заброшенном коттеджном поселке журчал генератором трехэтажный домик застройщика. В домике в ожидании уважаемого Валентина Петровича проводила время его строительная бригада, все эти дни кормимая и поимая застройщиком же, отдыхающая на его кроватях и плещущаяся в его гидромассажных ваннах с водой из личной скважины. Вид лоснящегося и всем крайне довольного пролетариата и визуальные доказательства того, что все нужные коммуникации на участке уже присутствуют, несколько смягчил сердце Валентина Петровича, и он со словами: «Ну ладно, смотри же…» — набрал какой надо номер. Да будет свет!

ЛЕНА ЗАЕЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK