Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Неполевой командир Чечни"

Станислав Ильясов был назначен главой правительства Чечни еще в январе. Тогда это событие не привлекло большого внимания, да и до сих пор нынешний чеченский премьер широкой публике как политик неизвестен.Создание республиканского правительства в Чечне во главе со Станиславом Ильясовым, русским по национальности, должно было наделать немало шуму в политическом бомонде страны, потому как с этим назначением почти сбылась мечта Владимира Жириновского поиметь в этой республике русского генерал-губернатора.
Впрочем, в одной из ставропольских газет сообщалось, что Ильясов — сын сибирского татарина, приехавшего по распределению в Дагестан. Есть и другие версии его происхождения. Говорят, что отец Ильясова — кумык из очень богатого рода, да притом еще и иудейского вероисповедания. Что, впрочем, не помешало Ильясову построить в родном Кизляре православный храм.
Однако новый председатель чеченского правительства на свое происхождение упирает не очень, заявляя, что он — человек кавказский. И это правда — биография Ильясова тесно связана с Кавказом.
Родился он в самой пестрой по этническому составу республике региона — Дагестане, в городе Кизляре, в 1953 году. Окончил Ленинградский электротехнический институт. После учебы вернулся в Дагестан на должность мастера электросетей. Венцом его карьеры в энергетике стала должность вице-президента компании РАО ЕЭС. Он доктор наук и член-корреспондент Российской академии наук.
Семья, в которой родился Ильясов, была многодетной. У нового назначенца также четверо детей. Те же годы, на которые пришлась молодость будущего главы чеченского правительства, были мирным временем на Кавказе, и, по его признанию, среди его друзей оказались представители разных кавказских народов. Помнит премьер и о том, как в юности он приезжал на соревнования по борьбе в тогда еще цветущий Грозный и в этом виде спорта действительно достиг неплохих результатов, став даже чемпионом России. Однако спорт в политике не лучший помощник, а борцовские качества не очень влияют на продвижение по служебной лестнице.
С утроенной энергетикой

От должности генерал-губернатора Чечни еще недавно отказался вполне авторитетный генерал Трошев в телевизионной программе «Времена», объяснив свое нежелание возглавить мятежный регион тем, что, по его разумению, пока чеченские боевики не уничтожены, разговоры о восстановлении экономики преждевременны. Но обозначенная трудность не смутила нового чеченского премьера, как не остановил его и механизм назначения — главе чеченской администрации Ахмаду-хаджи Кадырову он был навязан Кремлем чуть ли не силой. Говорят, что направила его Москва в горячую точку с подачи главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса — в РАО ЕЭС Ильясов проработал недолго, разруливая вопросы чеченской энергетики, после своих неудачных попыток стать публичным политиком.
В политике он впервые попробовал свои силы еще в перестроечную эпоху, став в 1988 году заместителем председателя, а затем и председателем кизлярского горисполкома. Однако с приходом демократии партийная карьера нынешнего чеченского премьера рухнула и начинать пришлось заново уже под демократическими лозунгами. В 1995 году он попытался баллотироваться в депутаты Госдумы, но неудачно, и в 1997 году стал председателем правительства Ставрополья. Говорят, что с появлением Ильясова на этом посту в край пошли трансферты на ликвидацию дефицита бюджета, погашались задолженности и по социальным программам. Правда, иной раз Ильясов давал гарантии от имени правительства Ставропольского края, что было запрещено краевым уставом. Сторонники Ильясова утверждают, что задумка бывшего председателя правительства Ставрополья была в том, чтобы вывести подведомственный ему регион из разряда дотационных, причем осуществить свое намерение Ильясов хотел с помощью электроэнергетики — край продает энергию не только в Россию, страны СНГ, но и в Турцию. Однако этому помешала его неожиданная отставка, состоявшаяся летом 1999 года, о которой, по слухам, губернатор Черногоров не рискнул лично сообщить Ильясову.
После того, как Ильясов покинул должность, в крае сразу же прекратилось федеральное финансирование всех социальных программ. Правда, и сам Ильясов еще весной 1999-го принял решение не выплачивать учителям Ставрополья повышение зарплаты — в узком кругу высших начальников он пообещал, что успокоит страсти и «договорится» с учителями.
В декабре 1999-го Ильясов решил вернуться во власть, приняв участие в губернаторских выборах в крае. Однако, несмотря на серьезных покровителей — его поддерживали местные организации СПС и «Единства», — проиграл действующему губернатору, кандидату от КПРФ Александру Черногорову.
Не получив желанной ставропольской житницы, Ильясов решил довольствоваться (после недолгого пребывания в РАО ЕЭС) разрушенной Чечней, которую поначалу облетал на вертолете, хотя из наземного транспорта предпочитает «мерседесы». Говорят, что однажды водитель разбил его машину — так несчастного шофера якобы заставили продать квартиру, чтобы возместить убытки. Однако справедливости ради стоит заметить, что, может быть, как раз такой тип руководителя и нужен Чечне.
К тому же люди сведущие утверждают, что Ильясов не был связан ни с одной из группировок чеченских политиков, борющихся за влияние в республике, и явно не собирался бросать вызов действующему главе администрации Чечни Ахмаду-хаджи Кадырову.
В момент назначения Ильясова главой правительства в республике разворачивался конфликт между Кадыровым и мэром Грозного Гантамировым и журналисты пытались добиться от нового премьера его оценки происходящего. Но все ответы Ильясова сводились к тому, что Кадыров, мол, глава администрации, Гантамиров — мэр, и он, премьер, будет с ними работать. Пресса мало замечает Ильясова — как «ньюсмейкер» он довольно скучен и абсолютно аполитичен, а в Чечне руководителя такого типа давно не было. Такая аполитичность Ильясова в некотором смысле обеспечивает прочность его политических позиций. Когда премьер отвечает на вопрос, почему он согласился принять должность, то он не обещает решить чеченскую проблему, спасти народ, а скромно отвечает, что «Чечня — самый сложный и интересный участок работы в России. Конечно, трудно, но Всевышний мне воздаст».
В своих интервью он говорит исключительно о хозяйственных проблемах, абсолютно не касаясь целесообразности переговоров с Масхадовым или правильности действий федеральных сил. Если послушать Ильясова, то складывается впечатление, что никакая контртеррористическая операция в республике не проводится, а проблемы те же, что и в других регионах — создание рабочих мест, строительство жилья и дорог, газификация отдаленных районов.
Впрочем, из достигнутых результатов в хозяйстве вверенной ему республики можно отметить лишь строительство правительственного городка в Ханкале, который сегодня обнесен забором. Что касается сельского хозяйства, то в районах северной Чечни в этом году был собран урожай, о котором оповестили все центральные телеканалы. Справедливости ради стоит заметить, что сделать что-нибудь весомое, грубое и зримое в Чечне действительно трудно, а восстанавливать Грозный, по мнению специалистов, архисложно — его легче взорвать.
Ключ к скважине

Что же до главного вопроса чеченской экономики — нефти, то, по данным, предоставленным правительством Чеченской республики, сейчас почти полностью решена проблема горящих скважин, из-за которых еще недавно Грозный был постоянно закрыт смогом. Так снизились экономические потери и появилась хоть какая-то надежда на улучшение экологической ситуации в республике, треть пахотных земель которой отравлена разлившейся нефтью. Восстановление нефтехимического комплекса Чечни, который до 1991 года обслуживал весь СССР, пока отложено, однако уже сейчас в «нефтянке» занято около пяти тысяч местных жителей.
Электроэнергия подана в большинство населенных пунктов, ожидается и пуск мощной электроподстанции, которая не только даст свет в каждый чеченский дом, но и создаст необходимый резерв на случай аварий. Начато строительство газопроводов в Ножай-Юртовский и Веденский районы Чечни, которые не успели газифицировать в советское время.
Кстати, апрельский переезд чеченской администрации в Грозный состоялся также при Ильясове. Говорят, что премьер был главным его организатором.
Связи Ильясова в энергетике весьма помогли ему в осуществлении электрификации подведомственного региона, как и его налаженные контакты с руководством местных энергетических компаний, и с топ-менеджерами РАО ЕЭС. А судя по тому, что горящие скважины в последние полгода все же начали тушить, хорошие отношения у чеченского премьера и с руководством «Роснефти».
Так или иначе, но, похоже, постепенно к Ильясову переходят все важнейшие рычаги влияния на ситуацию в республике. К тому же в нынешней Чечне формальные властные полномочия значат не так уж и много. Все определяет способность того или иного чиновника решать конкретные задачи, с которыми нынешний чеченский премьер пока справляется. Сейчас добычей нефти в Чечне занимается дочерняя компания «Роснефти» — «Грознефтегаз». Должность председателя совета директоров «Грознефтегаза», как легко догадаться, занимает Кадыров. А созданный в апреле штаб по координации действий нефтяников, силовиков и чеченского правительства, который в действительности и контролирует весь процесс реанимации чеченского нефтекомплекса, возглавляет Ильясов.
Если говорить о финансирования Чечни, то с юридической точки зрения хотя все и контролируется главой чеченской администрации, премьер обязан отчитываться ему по всем финансовым вопросам, что особенно подчеркивал Ильясов в своих первых интервью. Однако на деле в финансовых документах Ильясов не в пример Кадырову разбирается на порядок лучше.
Один из помощников чеченского премьера говорит, что у его шефа «нет политических интересов в республике». Может, оно и так. К тому же о политических амбициях чеченскому премьеру говорить не время. Пока он доволен тем, что имеет. Во всяком случае, инвестиционная программа (4 млрд. рублей в 2001 году, не считая текущих расходов на управление) выглядит достаточно внушительно.
Через четыре года…

Вся политика Центра по отношению к мятежной республике на протяжении последних десяти лет заключалась в лавировании между различными чеченскими политическими группировками. В разное время партнерами Москвы в Чечне успели побывать Джохар Дудаев, Доку Завгаев, Аслан Масхадов, Ахмад-хаджи Кадыров.
К ситуации постоянного поиска федеральными властями «самого дорогого и единственного» чеченца все уже успели привыкнуть. И поэтому в истории с назначением Ильясова мало кто заметил, что впервые за десять лет одну из ключевых должностей в республике занял не местный политик, а профессиональный управленец. Тот же факт, что Станислав Ильясов в нынешней Чечне ни с кем не конкурирует, может иметь далеко идущие последствия. Его аполитичность, технократизм, демонстративный отказ от амбиций делают чеченского премьера связующим звеном между всеми действующими в республике силами, начиная от военных и заканчивая «московскими» чеченцами.
Очевидно, что болезненность вопроса о согласовании действий военных и гражданских властей ранее объяснялась недоверием, которое представители армии, милиции и ФСБ испытывали по отношению к кадыровской администрации, состоящей во многом из людей дудаевско-масхадовской эпохи. Появление в руководстве республики русского Ильясова, в чьей команде за все контакты с силовиками отвечает Герой России полковник Юрий Эм, гражданских и военных руководителей в Чечне, безусловно, сблизило. После же скандала с зачистками в Серноводске и Ассиновской в республике были организованы еженедельные совещания, на которых военные делятся своими планами с правительством и администрацией. Так что в последние два месяца информационный поток, связанный с незаконными действиями военных, заметно пошел на спад.
Помог Ильясову и Виктор Казанцев, который наконец-то нашел способ применения энергии Гантамирова в мирных целях, усадив его писать проект чеченской конституции, чем заметно снизил накал страстей внутри чеченской политики. В последнее время несколько потеплели и отношения между кадыровской администрацией и чеченской диаспорой в России. Напомним, что еще сравнительно недавно один из видных представителей этой диаспоры Малик Сайдуллаев позволял себе высказываться в том духе, что он не видит принципиальных различий между полевыми командирами Басаевым и Кадыровым. Организованный же Ильясовым визит делегации предпринимателей-чеченцев в Грозный, состоявшийся в начале июля, конфликт этот ослабил.
Если и дальше чеченскому премьеру будет сопутствовать пусть и небольшая, но удача, то его еще недавние провалы на политической арене страны могут закончиться. Вопрос лишь в том, как долго чеченские боевики будут разрушать то, что собирается созидать в Чечне сам Ильясов. Недавние же вылазки боевиков в Гудермесе, Аргуне и Грозном говорят о том, что оружие они складывать пока не собираются. На вопрос, когда наступит нормальная жизнь в Чечне, Ильясов однажды ответил: «Не ранее, чем через четыре года, при условии, что «пахать» придется день и ночь». Но это в интервью, а что до обыденной жизни, то Ильясов не производит впечатление человека, который готов положить себя на алтарь чеченского урегулирования. Не похоже, что свою карьеру он согласен завершить в Чечне. Очень может статься, что мятежный регион для него лишь своеобразная стартовая площадка перед новым взлетом. Если, конечно, федералы не подведут.

ЮРИЙ ПЕТРОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK