Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Пошлины на снижение"

Это, безусловно, благоприятно скажется на развитии бизнеса. Однако вряд ли будет иметь серьезный эффект, пока существуют «прозрачные» границы и огромные объемы контрабанды.На прошлой неделе правительство утвердило унифицированную четырехступенчатую шкалу импортных пошлин, которая, впрочем, уже действовала с 1 января 2001 года — так сказать, в порядке эксперимента.
Таким образом, эксперимент был признан в целом удачным, хотя ряд позиций, по утверждению чиновников Минэкономики, все же будет еще уточняться и регулироваться.
Унификация пошлин — идея Германа Грефа, который ратует, с одной стороны, за упрощение правил ведения бизнеса и поддержку отечественного производителя, а с другой — за увеличение поступлений в федеральный бюджет за счет экономического стимулирования импортеров.
Выход — платный

Таможня в разные годы обеспечивала от 25% до 40% доходной части бюджета России. Для сравнения: на Западе аналогичная цифра не превышает 5—7%. Однако экономика у нас своеобразная — сырьевая; более двух третей от объема таможенных сборов составляет экспортная пошлина. Фактически она была и остается дополнительным налогом на нефтяников и металлургов и выполняет двоякую роль: государство получает деньги в бюджет, а сырьевики, оплачивая доступ к экспортной трубе, — возможность делать сверхдоходный бизнес.
В начале прошлого года пошлина на нефть была привязана к мировым ценам, с тех пор ее повышение и снижение происходит автоматически и не ущемляет интересы сырьевиков.
Западные эксперты утверждают, что такого рода пошлины — это удел слаборазвитых стран. Ряд экономистов предлагает их полностью убрать или существенно понизить. Однако все прекрасно понимают, что предложения эти из области чистой теории. Ведь отказываться от поступления в бюджет огромных «нефтегазовых» денег, которые к тому же идут практически самотеком, правительство не будет никогда.
Снизить, чтобы увеличить

С пошлинами импортными все несколько сложнее. Дело в том, что они тоже должны выполнять двоякую функцию. С одной стороны, фискальную — наполнять бюджет, с другой, регулирующую — разумно защищать внутренний рынок от импорта.
Надо сказать, что регулирующая функция касается лишь тех товаров, которые в стране производятся и могут, хотя бы на внутреннем рынке, составить конкуренцию импорту. Мировая практика показывает, что эффективная ставка таких пошлин не должна превышать 15% — защита защитой, а давать расслабляться отечественному производителю не следует.
До кризиса 1998 года все эти соображения были чистой теорией. Ставки ввозных пошлин, да и само их существование никого не волновали, потому что 80—90% товаров (особенно продуктов питания и товаров народного потребления) растаможивалось «в черную». Поэтому, с одной стороны, в России были самые дешевые корейские телевизоры (дешевле, чем в стране-производителе), а с другой — самые низкие показатели по сборам импортных пошлин.
После кризиса ситуация начала меняться. Дефицитный бюджет заставил правительство искать источники доходов. А поднимающаяся промышленность начала предъявлять претензии по поводу защиты отечественного производителя.
Однако правительство так до сих пор и не определилось, какие именно товары являются для экономики приоритетными и требуют высоких ставок, а на какие можно махнуть рукой и открыть рынок для импорта. Самый лучший пример — все те же телевизоры. Ставки пошлин на их импорт продолжают сохраняться довольно высокие (20%). При этом все проекты российских производителей пока находятся в зачаточном состоянии и вряд ли дадут эффект в ближайшие годы. По мнению чиновников ГТК, 20% — слишком много для того, чтобы обеспечить оптимальные сборы. И в то же время недостаточно, чтобы защитить нашего телевизионщика, который и в этих условиях не выдерживает конкуренции по показателю «цена-качество».
Граница на замке. Замок — китайский.

Введение новых ставок сопровождалось серьезным ужесточением правил таможенного оформления грузов (более строгий досмотр, часто — обязательная виза начальника таможенного поста на пропуск груза, контроль за его прохождением до пункта реализации и т.п.) и «чисткой» в рядах самих таможенников. Все это, по признанию импортеров, существенно усложнило им жизнь. Если до этого года «в белую» (по прежней ставке в 30%) оформлялось лишь 10% импортной бытовой техники, то сейчас эта цифра выросла до 50—70%. Кроме того, после кадровых чисток и ужесточения процедуры контроля «левая» растаможка подорожала в полтора-два раза, а риск «нарваться» тоже существенно увеличился. Это привело к тому, что большинство импортеров посчитали, что работать «в белую» по ставке 20% просто выгоднее.
Естественно, такое законопослушание не могло не сказаться на ценах. Они выросли в среднем на 10—20%. А ГТК отрапортовало о 40-процентном превышении плановых показателей по собираемости импортной пошлины.
Однако с помощью ужесточения таможенного контроля и снижения пошлин можно бороться с нелегальным ввозом далеко не всех товаров. В той части, которая касается дешевого текстиля, обуви, продуктов питания, поставляемых из Юго-Восточной Азии, таможня оказалась практически беспомощной.
Причина проста: граница России с Казахстаном или, например, Украиной — понятие чисто географическое. Таможенные посты часто находятся в десятках километров от границы, и объехать их по соседней проселочной дороге не составляет труда. Поэтому через эти «шлагбаумы» идет откровенная контрабанда, которая сбывается на оптовых рынках.
В связи с этим остро встает проблема сбыта продукции перед отечественными производителями и импортерами обуви и текстиля. Дешевая китайская обувь составляет конкуренцию российским производителям. При этом и обувщики и таможенники сходятся в том, что повышение таможенных пошлин ничего не даст, потому что бороться с такой контрабандой экономическими методами бесполезно.

Андрей Кудряшов, начальник Главного управления по тарифному и нетарифному регулированию ГТК:
«Идея унификации тарифов была высказана еще в начале прошлого года. Изначально правительство предлагало радикальный проект: сделать 2—3 ставки и таким образом существенно упростить все таможенные процедуры. Однако такая унификация ради унификации, с нашей точки зрения, могла бы привести к ряду негативных последствий.
Дело в том, что один из самых распространенных способов ухода от таможенных платежей — занижение таможенной стоимости. Доказать факт искусственной цены очень сложно. Фактически необходимо документально уличить импортера в подделке документов. Таможня не обладает для таких операций ни полномочиями, ни техническими возможностями. Это, собственно говоря, не наша работа.
Самым эффективным средством борьбы с занижением является комбинированная ставка таможенной пошлины, которая представляет собой процент от таможенной стоимости, но не менее определенной суммы за килограмм или единицу. Радикальная унификация предполагала ликвидацию комбинированных ставок, что неизбежно привело бы к повальному занижению таможенной стоимости. Мы были категорически против, и в конечном итоге наша позиция была учтена.
Правительство предлагало также снизить верхний предел ставки с 30% до 20%. Мы эту инициативу в принципе поддержали. Исходя из того, что таможня должна выполнять план по сборам, который нам спускает правительство, основная цель нашей работы все-таки фискальная. То есть мы должны собрать как можно больше денег. Регулирующая же функция остается за кабинетом министров, когда тот устанавливает размер ставок.
Но именно поэтому мы заинтересованы в том, чтобы большинство ставок находились в диапазоне даже не до 20%, а до 15%, что дает наибольший эффект в части собираемости платежей. Мы предлагаем снизить до 15% сборы на ввоз бытовой техники, до 5% — на продукты питания и сырье для пищевой промышленности, которые в России не производятся: тропические фрукты, цитрусовые, виноград, какао-бобы и т.п. Уверен, что такое снижение приведет и к повышению собираемости, и к падению цен для потребителя.
Однако наши предложения, повторяю, мотивируются чисто фискальными целями. Мы готовы отрабатывать и более высокие ставки, если правительство считает, что с их помощью оно поддерживает отечественного производителя. Но для этого надо четко представлять, кого именно и для чего мы поддерживаем. Иначе высокие ставки приведут лишь к падению платежей в бюджет и удорожанию продукции для конечного потребителя».

Андрей Кушнеренко, глава департамента правительства РФ по тарифной политике:
«Унификация таможенных пошлин, которая была предпринята в конце прошлого года, показала, что поставленные цели в основном были достигнуты. Прежде всего, стало ясно, что ликвидация 25- и 30-процентных ставок, которые практически не работали, привела к существенному — в разы — увеличению платежей в бюджет и объемов легально ввозимой продукции. Это касается и автомобилей, и бытовой техники, и ряда других товаров.
При этом очевидно и то, что действующие ставки в ряде случаев нуждаются в пересмотре. Прежде всего это касается технологического оборудования. В прошлом году тарифы на него были снижены, однако большинство производителей указывало нам на то, что пошлины на оборудование, которое в России не производится или производится в недостаточных количествах, должны быть еще меньше — их нынешний уровень не позволяет нашей продукции конкурировать на внешних рынках.
Поэтому было принято решение о радикальном снижении ставок. Мы ликвидировали все 20-процентные тарифы, практически не осталось и 15-процентных. При принятии решения по каждому конкретному виду оборудования мы опирались на обоснование производителей и снижали ставки лишь в том случае, когда эффект перекрывал падение платежей в бюджет.
Таким образом, по всей гамме станков ставки снижены до 5% — это касается в том числе и оборудования для автомобилестроения, которое позволило бы нашим производителям выпускать более конкурентоспособные автомобили.
Снижены ставки и по тем видам оборудования, которые применяются в отраслях, имеющих экспортный потенциал, прежде всего — в пищевой промышленности.
Снижение коснулось также элементной базы для телекоммуникационного оборудования и комплектующих для компьютеров.
Мы предполагаем, что в дальнейшем ставки на оборудование будут еще снижаться. Однако в ближайшее время не планируется введения нулевых ставок пошлин. Тут несколько причин. Прежде всего, мы учитываем фискальные нужды бюджета. Кроме того, нулевые ставки — это одно из требований ВТО. Поэтому вводить их до окончания переговоров было бы неразумно.
Возможно, некоторые подвижки будут по ставкам на продукты питания. Существующие ставки вполне достаточны для защиты внутреннего рынка, однако в ряде случаев наши торговые партнеры (прежде всего — ЕЭС и Турция) очень существенно (до 45%) дотируют собственного сельхозпроизводителя (в частности — мяса, зерновых и т.п.). В этих случаях мы хотим оставить за собой право устанавливать пошлины не ниже размера дотаций».

Структура российского импорта в 2001 году (%)

Продовольственные товары26,3
Продукция химической промышленности21,6
Древесина и целлюлозно-бумажные изделия4,6
Текстиль, текстильные изделия и обувь3,6
Драгоценные камни, ювелирные изделия4,3
Машины, оборудование и транспортные средства33,7
Другие товары5,8

Структура российского экспорта в 2001 году (%)

Продукция ТЭК58,6
Продукция химической промышленности7,2
Древесина и целлюлозно-бумажные изделия5,1
Драгоценные камни, ювелирные изделия4,2
Металлы4,2
Машины, оборудование и транспортные средства5,5
Другие товары3,0

Внешняя торговля России ($, млн.)

I квартал 2000 года
Товарооборот31325
Экспорт23808
Импорт7517
I квартал 2001 года
Товарооборот33300
Экспорт24760
Импорт8540

НАТАЛЬЯ НЕМЦЕВА, ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK