Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Программа дополнительного лекарственного обеспечения"

Трудности, возникшие при реализации программы, обусловлены ее беспрецедентностью.Всередине прошлого года в работе программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) создалась кризисная ситуация. В начале 2007 года размер задолженности за отпущенные населению медикаменты постоянно возрастал. Государство предприняло ряд мер для урегулирования ситуации и предотвращения подобных кризисов в будущем. Но можно ли говорить о том, что программа работает в штатном режиме? Какова ситуация с оплатой лекарственных средств (ЛС) за 2006—2007 годы? Каков прогноз по обеспечению ЛС пациентов, оставшихся в программе?

В обсуждении проблем ДЛО приняли участие Юрий КРЕСТИНСКИЙ, директор департамента фармацевтической деятельности, региональной и информационной политики по вопросам здравоохранения и социального развития Минздравсоцразвития РФ, Давид МЕЛИК-ГУСЕЙНОВ, директор по маркетинговым исследованиям ЦМИ «Фармэксперт», и Григорий КОХРЕИДЗЕ, директор по продажам в России компании Bayer Schering Pharma.

Юрий Крестинский: Трудности, возникшие при реализации программы, обусловлены ее беспрецедентностью. Еще никогда за время новейшей российской истории, а также за время существования советского государства в стране не реализовывались медицинские программы такого уровня и масштаба. Это касается и качества ЛС, и объема выделяемых на них ресурсов. Впервые сформулирован перечень из почти 500 международных непатентованных наименований ЛС, обеспечивающих лекарственную терапию нескольких сотен заболеваний, в том числе тех, лечение которых является очень дорогостоящим. В программе есть пациенты, стоимость лечения которых достигает 120 млн рублей в год. Раньше такие больные были обречены, сегодня они получают лекарства. Никакого статистического опыта у государства не было, и мы получаем его в ходе реализации программы. В 2006 году наряду с серьезным прорывом в отечественном здравоохранении мы получили социальное недовольство. Теперь понятно, что изначально существовавший список лекарств нуждался в таком финансировании, которое государству осуществить очень и очень непросто. Основные проблемы программы связаны с дорогостоящей лекарственной помощью при таких заболеваниях, как муковисцидоз, гипофизарный нанизм, гемофилия, миелолейкоз. Поэтому принято политическое решение о выделении закупки препаратов для лечения таких больных в отдельную программу, бюджет которой не будет связан с основной программой ДЛО.

В настоящее время проводится работа по проверке обоснованности выписки рецептов на определенные лекарства. Нарушений было допущено немало. Деньги компаниям-поставщикам, разумеется, должны быть выплачены. Другой вопрос — за чей счет? Злоупотребления имеются и со стороны товаропроводящих структур, и со стороны региональных структур здравоохранения, и даже со стороны самих пациентов. Если сегодня ФФОМС произведет выплату без соответствующей проверки, то при проверке самого ФФОМС со стороны соответствующих органов такая оплата будет признана нецелевым расходованием средств.

В феврале текущего года уровень отсроченных рецептов превышал 17%. Сейчас этот показатель в среднем по стране чуть выше 2%. Однако возникла другая проблема. Из-за установленных жестких лимитов в этом году в некоторых случаях ограничивается выписка даже тех препаратов, которые являются жизненно необходимыми. Это недопустимо. Из одной крайности мы бросились в другую. Проводится работа, направленная на исправление ситуации.

Все это время министерство, Росздравнадзор и ФФОМС постоянно работали над определением оптимального размера финансирования программы и сбалансированного перечня ЛС. Сейчас общими усилиями эта задача решена. Понимаем, что у населения любые действия, предпринимаемые органами власти, вызывают определенные страхи и недоверие. Это неудивительно, поскольку в нашей истории было достаточно случаев, когда государство не выполняло взятых на себя обязательств. Но следует всегда помнить, что государство — это мы сами.

Давид Мелик-Гусейнов: Долги, которые остались перед производителями на настоящий момент, — это долги по некоторым субъектам Федерации, где проходит проверка легитимности выписки рецептов в рамках программы. Однако «больной» скорее жив, чем мертв, я уверен, что все долги будут оплачены государством. Не стоит забывать, что 2007—2008 годы очень серьезные для России в политическом плане. Вполне возможно, что остатки долгов будут оплачены из региональных бюджетов. Многие регионы готовы с 2008 года подключиться к программе. Разумеется, речь идет о регионах-донорах.

Можно сказать, что население не было подготовлено к программе. Ведь в пользу выплат от медикаментов отказываются даже тяжелобольные люди явно в ущерб себе. Но никто не вправе запретить человеку сделать свой выбор. Это гарантировано нашей Конституцией. Просто люди должны научиться больше доверять государству, а это процесс обоюдный и длительный.

Григорий Кохреидзе: К сожалению, пока рано говорить о преодолении кризисной ситуации. Проблемы, возникшие в начале прошлого года, разрешены не полностью. Главной причиной нехватки медикаментов в регионах стало финансирование, неадекватное задачам программы. Нарушен основополагающий принцип — страховой, когда более здоровый участник как бы покрывает расходы на того, кто нуждается в дорогостоящем лечении. Это связано с тем, что есть возможность выбора между получением медикаментов и монетизацией льготы. Сложности будут до тех пор, пока данный вопрос не будет урегулирован. Законных способов урегулирования на настоящий момент нет, потому что изменить идеологию программы ее создатели не готовы. Тем не менее сдвиги происходят, по крайней мере, на 2008 год принято решение о выведении из программы заболеваний, требующих дорогостоящих препаратов и поглощающих львиную долю бюджета. Если эти заболевания будут финансироваться отдельной строкой федерального бюджета, ситуация может наладиться.

— Не прослеживается ли тенденция выхода из программы компаний—производителей ЛС?

Юрий Крестинский: Известны только единичные случаи выхода компаний. Тех, которые не заинтересованы в долгосрочном присутствии на российском рынке. Есть такие, которые из опасений придерживают отгрузку товара. Однако большинство компаний придерживается ответственной позиции, прекрасно понимая, что речь идет не только о бизнесе, но и о больных людях, нуждающихся в лекарствах. Мы благодарны производителям, которые понимают ситуацию и продолжают работать.

Давид Мелик-Гусейнов: Вымывания участников программы из-за отсрочки платежей не происходит. Производители понимают создавшуюся ситуацию. Несмотря на обесценивание денег, компании работают в таком режиме. Это свидетельствует о том, что условия все же выгодны. Если в коммерческом сегменте идет жесточайшая конкуренция, то сегмент ДЛО — гарантированные рынки сбыта и минимизация издержек. Другое дело, что сама программа видоизменяется, из нее выводятся некоторые препараты, в том числе в специальные программы.

Григорий Кохреидзе: В настоящее время производителям выплачено приблизительно 60% долга за 2006 год. Фактически фармацевтические компании кредитуют государство, причем отсрочка оплаты составляет почти 12 месяцев. Не все компании справляются с такой нагрузкой.

В штаб-квартире Bayer Schering Pharma было принято решение, несмотря на сложности, не прекращать поставки медикаментов. Мы объявили об этом всем участникам программы — дистрибьюторам, государственным структурам. Мы хорошо понимаем, что за поставляемыми нами препаратами стоят реальные больные, которые по жизненным показаниям нуждаются в лекарствах. Перерывы в лечении чреваты обострениями, возможны даже фатальные последствия. Поэтому все заявки дистрибьюторов мы удовлетворяли полностью. К сожалению, мы не можем влиять на те ограничения, которые сегодня существуют при выписке лекарств в регионах. Страдают в первую очередь больные.

В 2005—2006 годах доля участия нашей компании в ДЛО была весьма заметной — 3,7%. В 2007-м она снизилась до 2,7% от общего объема. Сокращение составило порядка 22%. Это связано с существующими ограничениями на отпуск и выписку основных медикаментов, с которыми мы участвуем в программе. Речь идет о лекарствах для лечения рассеянного склероза и хронического лимфолейкоза, которые относятся к группе специфической терапии и, вероятно, будут участвовать в подпрограммах, выведенных из ДЛО.

Я уверен, в ближайшее время ситуация исправится, это связано с готовностью государства финансировать как основную программу, так и дорогостоящее лечение, выделяемое в отдельные программы. Это очень правильное решение.

— В 2005—2006 годах в программе была реализована схема финансирования, при которой оплата отпущенных медикаментов производилась региональными ТФОМС на основе реестров, представленных дистрибьюторами. Меняется ли что-то в этой схеме в текущем году?

Юрий Крестинский:
То, что дистрибьюторская компания является посредником, нормально. Другое дело, что в условиях реализации программы дистрибьюторы стали еще и финансовыми посредниками. В связи с этим в некоторых случаях появились проблемы. Например, дистрибьюторы предоставляют преференции тем или иным партнерам, с кем у них имеются тесные взаимоотношения в коммерческом сегменте рынка. Но это случаи единичные. С другой стороны, никто, кроме частных дистрибьюторских компаний, не мог бы за столь короткое время — последние три месяца 2004 года — осуществить весь объем подготовительных работ и начать реализацию программы. В дальнейшем фокус программы сместится в регионы, и, соответственно, право выбора подрядчиков получат именно они. Думаю, дальнейшее развитие инфраструктуры российского рынка сделает ключевым звеном в подобных программах розничные аптечные учреждения. Однако в следующем году в большинстве регионов основными подрядчиками останутся оптовики.

Давид Мелик-Гусейнов: Дистрибьютор будет оставаться посредником. Россия — страна большая, и производитель не в состоянии обеспечить поставки во все ее уголки. Однако роль дистрибьютора, который сегодня диктует правила игры всем участникам рынка, включая государство, будет снижаться. Это произойдет не только за счет усиления роли государства на рынке, но и за счет естественных бизнес-процессов — создания вертикально-интегрированных структур, снижающих маржу дистрибьютора.

— В целях упорядочения назначения препаратов программа ДЛО предусматривает применение стандартов лечения. В каком объеме эти стандарты подготовлены и какие проблемы существуют на пути внедрения уже готовых стандартов? Имеют ли стандарты лечения реальное влияние на структуру отпуска медикаментов?

Юрий Крестинский:
Стандарты оказания медицинской помощи в России сформулированы на две трети от необходимого объема и внедрены в медицинскую практику. Другое дело, что по закону они имеют лишь рекомендательный характер. Не последнюю роль играет профессионализм врача, его желание прислушиваться к передовому опыту, сформулированному в этих стандартах.

В настоящее время мы прорабатываем возможность сделать следование данным стандартам обязательным в рамках программы ДЛО, замкнув это на правила осуществления взаиморасчетов. Разумеется, бывают случаи, когда необходим особый подход к пациенту. Для этого имеется регламентированный приказом Минздравсоцразвития России институт врачебных комиссий.

Давид Мелик-Гусейнов: Отсутствие стандартов лечения серьезно сказалось на бюджете 2006 года. Во всем мире такие стандарты приняты не только в программах бесплатного обеспечения лекарствами, но и в целом в системе здравоохранения. На мой взгляд, для того чтобы стандарты работали, требуется подключение к участию в этом процессе страхового института, а следовательно, не должно быть специфической программы снабжения лекарствами для отдельной категории граждан. Каждый гражданин должен иметь доступ к необходимой медикаментозной помощи. Сегодня страховые компании заявляют о своей готовности включиться в этот процесс. Однако здесь важна воля государства, продуманный нормативный механизм, которого пока нет. Вспомните про ОСАГО — его же удалось внедрить для всех участников дорожного движения! Реформа, безусловно, назрела, но это уже вопрос не нынешнего и даже не 2008 года. Это будет делом нового президента и его команды.

Григорий Кохреидзе: Применение стандартов лечения — наиболее правильный подход при составлении списков препаратов, которые используются в программе. Однако в настоящее время он не может быть осуществлен. Стандарты, существующие на данный момент, покрывают лишь 200 препаратов, включенных в программу. Сейчас ведется лихорадочная работа по составлению стандартов, однако эта работа требует значительного времени и вряд ли будет закончена к концу текущего года.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK