Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Промышленная эволюция"

Билл МакДонох (Bill McDonough) почему-то вбил себе в голову, что может решить проблему отходов. И — о чудо! — бизнес готов к нему прислушаться.Съедобная ткань. Здания, которые дают больше энергии, чем потребляют. Заводы, сточные воды которых можно пить. Даже нетоксичные материалы не превращаются в отходы на свалках, а разлагаются, обогащая почву. Больше не будет отходов. Больше не нужна их переработка. И законы об охране окружающей среды.
Таким видит будущее экологический дизайнер Уильям МакДонох. Можно было бы подумать, что у него не все дома, если бы он не работал на гигантов вроде Ford, BP, DuPont, Steelcase, Nike и BASF — крупнейших производителей химических веществ. По ходу дела он на самом деле помогает им здорово сэкономить. «Это не экономическая филантропия, — заявил в 1999 году глава Ford Motor Co. Уильям Клэй Форд-младший (William Clay Ford Jr.), нанимая МакДоноха для реконструкции ($2 млрд.) одного из заводов под Детройтом. — Это серьезный бизнес».
Последние 15 лет МакДонох, бывший декан архитектурного факультета University of Virginia и его партнер Майкл Браунгарт (Michael Braungart), один из ведущих европейских химиков и основатель немецкой партии «зеленых», занимаются тем, что они называют новой промышленной революцией. Их давно волнует одна проблема: как по-новому, безопасно производить продукцию сопоставимого с нынешним качества, не снижая при этом производительности и не повышая затрат? Найденные ими решения уже применяются, и достаточно успешно. Благодаря им 51-летний МакДонох стал «гуру» бизнеса США. Он учит, как наращивать производство, сохраняя при этом природу. Идеи Браунгарта и МакДоноха, изложенные в выходящей в этом месяце новой книге Cradle to Cradle, дадут новый импульс экологическим дискуссиям.
И в самом деле, бизнес все больше осознает степень несовершенства современного производства — с применением множества потенциально опасных химических соединений и массой токсичных отходов. Практически все в повседневной жизни — от машины, на которой вы ездите, до компьютера, с помощью которого вы путешествуете по Интернету, и CD-плеера, который вы слушаете в спортзале, — содержит химические вещества, многие из которых даже не протестированы на безопасность. В начале технологической цепочки они считаются вредными для здоровья, но стоит им превратиться в потребительские товары, предупреждения о токсичности куда-то исчезают. Например, обычная пластиковая бутылка или простая рубашка из полиэстера содержат микродозы сурьмы, токсичного тяжелого металла, известного своими канцерогенными свойствами. В резиновых подошвах кроссовок — свинец. Кроссовки можно выкинуть, но их экологический «отпечаток» останется на десятилетия.
Ясно, что кроссовки не были еще причиной чьей-либо смерти. Однако МакДонох и Браунгарт разработали технологии, при которых заводы не выбрасывают в атмосферу газы, усиливающие парниковый эффект, а потребительские товары освобождаются от канцерогенных веществ. Говорит Питер Пестилло (Peter J.Pestillo), председатель компании по производству запасных частей к автомобилям Visteon Corp.: «Билл показывает нам, что если начать действовать раньше, то можно избежать экологических проблем вообще, а не исправлять потом понемногу их последствия».
Cradle to Cradle — манифест эко-эффективных стратегий — появится на прилавках магазинов как раз тогда, когда в европейском законодательстве усиливается новая тенденция. Два года назад ЕС принял закон, обязывающий производителей автомобилей к 2006 году перерабатывать или повторно использовать не менее 80% своих старых автомобилей. Однако это требование не ограничится автомобилями и уже применимо к компьютерам и электрооборудованию. «Любая прижившаяся в Европе идея менее чем через поколение приживается здесь», — говорит Пестилло, работающий вместе с МакДонохом над нетоксичным салоном автомобиля.
Руководители компаний все больше ощущают, что необходимо научиться не отравлять воздух токсичными выбросами, не заваливать свалки полезными материалами. Им также приходится постоянно лавировать между множеством сложных экологических законов. МакДонох уверен, что техническое перевооружение компаний поможет избавить их от этих проблем. Он оказался настолько убедителен, что Форд, который изо всех сил старается превратить бизнес, основанный еще его прадедом, в эталон надежности, предложил ему контролировать реконструкцию одного из своих крупных заводов. МакДонох пытается сделать из печально известного загрязняющего среду предприятия идеально чистое производство: море естественного света, газон на крыше и осушенные заболоченные территории вокруг, что защищает городскую канализацию от затопления в случае грозы. Только это сэкономит компании $35 млн. «Речь идет исключительно об экономически целесообразных шагах, — говорит Тимоти О’Брайен (Timothy O’Brien), вице-президент Ford по недвижимости. — Это экономит наши средства. Мы уже выполняем рекомендации Билла и на других наших объектах».
МакДонох и Браунгарт также участвовали в разработке такого материала для подошв кроссовок Nike, который, попав на свалку, благополучно разлагался бы. На рынке уже появились кроссовки Nike практически без ПВХ и летучих органических соединений. Дуэт ученых помогал BASF в создании нового нейлона, который можно перерабатывать бесконечное число раз. А для Steelcase Inc. они совместно с филиалом компании Designtex Inc. создали ткань настолько нетоксичную, что ее можно есть (надо только приготовить). Lufthansa сейчас обивает ей кресла в своих самолетах.
Среди самых первых успехов МакДоноха — строительство почти прозрачного завода в Зееланде (Мичиган) для Herman Miller Inc. Здание буквально купается в солнечном свете, и его система охлаждения и обогрева, работающая на солнечной энергии, снижает энергозатраты на 30%. По словам МакДоноха, производительность завода выросла на 24% и дала компании возможность увеличить объем производства до $60 млн. при том же числе работающих. А строительство завода обошлось всего в $15 млн. долларов. Herman Miller в этом году берет на вооружение новые идеи МакДоноха и собирается в обязательном порядке использовать в новых образцах мебели только низкотоксичные или нетоксичные материалы.
Разумеется, это только первые шаги. Многие компании, искренне стараясь измениться, заменяют один вредный процесс другим. На пути к осуществлению идей МакДоноха стоят грандиозные препятствия. Как отмечают эксперты, зачастую трудно обосновать потребность в таких переменах с деловой точки зрения. Нередко от компании требуется шагнуть вперед с завязанными глазами, и при этом у нее есть лишь вера в то, что новые технологии и помогут защитить экологию, и простимулируют бизнес. И разумеется, нередко это заканчивается провалом. «Скептицизм абсолютно правомерен», — говорит профессор Sloan School of Management Питер Сендж (Peter Senge). Тем не менее он считает, что вопрос не в том, станут ли компании серьезно работать в этом направлении вообще, а в том, когда они займутся этим. Ведь мировые ресурсы истощаются, а законы ужесточаются. «Становится все яснее, что так дальше продолжаться не может. Неужели мы всерьез считаем, что полтора миллиарда китайцев будут давать по полтонны мусора в неделю, как американцы? Этого не может быть. Этот мусор просто некуда станет девать».
Система МакДоноха предлагает два пути. Первый — замена канцерогенных веществ безопасными, которые в дальнейшем станут биологической подпиткой. Второй путь допускает использование потенциально вредных веществ — МакДонох называет их «технической подпиткой». Они предназначены для переработки бесконечное число раз и никогда не попадут в экосистему. Черпая вдохновение в природе, он превращает отходы в пищу: или в прямом смысле — питательные вещества для почвы, или в переносном — сырье для нового производства.
Современное производство, отмечает МакДонох, это линейная модель «от рождения до смерти», дающая горы отходов. На самом деле 90% материалов для производства товаров длительного пользования становятся мусором практически сразу же. Полной реконструкцией производства — от строительства заводов до выбора правильного сырья — МакДонох демонстрирует компаниям, как создать модель «от рождения до рождения». Промышленный рост в состоянии быть во благо, если он следует законам природы, считает МакДонох. Главные акценты можно перенести с истощения природных ресурсов и загрязнения окружающей среды на регенерацию и подпитку природы. «Пусть даже вы ездите на такой большой машине, что ее видно с Луны, — говорит МакДонох, — но если она изготовлена из переработанных материалов, если ее шинами вполне могут питаться черви, а в движение ее приводит солнечная энергия, то проблем нет».
До недавнего времени экологические проблемы решались в основном за счет вторичной переработки. МакДонох считает это неправильным. Переработанные продукты по-прежнему токсичны. «Мы в восторге от того, что умеем делать одежду из пластиковых бутылок с тяжелыми металлами и канцерогенами, — говорит МакДонох. — Но вот сюрприз: риск заболевания раком, когда вы в такой одежде, всегда с вами».
Не говоря уже о еще одном минусе: повторная переработка тоже дает отходы. По МакДоноху это называется «переработка по нисходящей», т.е. переработка мусора в различную продукцию более низкого качества. Но и этот продукт окончит свои дни на свалке. Это только увеличивает затраты бизнеса. По данным Environmental Protection Agency, соблюдение федерального законодательства об экологии обходится в 2,6% ВВП в год.
Благодаря решениям МакДоноха некоторые компании уже не обязаны его соблюдать. BASF, например, выпускает ковер Savant, который компания обязательно заберет у вас, когда тот износится, и сделает из него новый. То есть фирма гарантирует, что ковер никогда не выкинут на помойку. На языке МакДоноха это означает — «продукция с обслуживанием». Пояснения дает Йэн Уолстенхолм (Ian Wolstenholme), менеджер BASF: «Это как кубик льда. Можно заморозить и разморозить по желанию в любой момент столько раз, сколько нужно». Еще одно преимущество: потенциально BASF получает клиента на всю жизнь.
Возможно, что частично своим успехом у глав корпораций МакДонох обязан тому, что не давит на них. Он сторонник более щадящего отношения к руководству — как к технофобам на заре Интернета. Он оставляет за ними право на экологическую необразованность. Председатель Patagonia Inc. Ивон Чуинард (Yvon Chouinard) вспоминает, что понятия не имел о том, что выпускаемая его компанией верхняя одежда содержит сурьму, пока три года назад ему не рассказал об этом МакДонох. Чуинард полагал, что делает благое дело, избегая набитого пестицидами хлопка. «Общество не представляет, какой вред мы причиняем, поэтому требуются люди, подобные МакДоноху, которые задают вопросы и ищут на них ответы, чтобы дать людям возможность выбора», — говорит Чуинард. Patagonia сейчас работает над созданием нового полиэстера без сурьмы.
Чуинард и иже с ним считают МакДоноха первым, кому удалось соединить две, казалось бы, несовместимые вещи — капитализм и экологизм. Но как человек, он тоже полон противоречий. На нью-йоркской презентации документального фильма The Next Industrial Revolution об их с Браунгартом работе МакДонох повел себя на сцене Guggenheim Museum словно дзэн-буддист в бабочке и несколько минут молчал, глядя в зал. Когда он говорит, его предложения напоминают японские хайку. «Что вы хотите взрастить? — спрашивает МакДонох. — Здоровье или болезни? Глупость или разум? Вы хотите всегда любить своих детей или убить их?»
Многие годы защитники окружающей среды считали решением проблемы уменьшение роста производства за счет ограничения потребления. И тем не менее роскошных джипов и новых компаний становилось все больше. Если МакДонох окажется прав, то бросающееся в глаза неограниченное потребление может когда-нибудь стать политически корректным.

Мишель Конлин (Michelle Conlin) и Пол Рэберн (Paul Raeburn) в Нью-Йорке. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK