Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "Рекламная пауза"

Все, кто засветился или чем-то отметился в 2010 году, были либо блогерами, либо общественными деятелями, либо осьминогами.   Итоги года вдохновляют и обескураживают одновременно. Во-первых, почти никто из первых лиц не может претендовать на имя персоны года. И такой расклад не только у нас — лидеры теряют популярность и уже не могут называться главными ньюсмейкерами. Ни Обама, ни Меркель, ни даже Уго Чавес ничем не блеснули.
   Что мы будем помнить о 2010 годе, если, бог даст, он благополучно уйдет в прошлое? Жару и боровшихся с пожарами лидеров национальной самоорганизации. Химкинский лес и борьбу за него, закончившуюся столь позорно. Егора Бычкова и борьбу за него, закончившуюся столь триумфально. Суд над Ходорковским и Лебедевым и акции в их поддержку. Юру Шевчука, музыканта. Олега Кашина, который, судя по первым после избиения колонкам и постам, стал писать даже резче. Резню в Кущевской и видеообращение Екатерины Рогозы. Алексея Навального и его разоблачения «Транснефти». Андрея Колесникова и его интервью с Владимиром Путиным в «Ладе Калине», причем вопросы были интересней ответов. Леонида Парфенова, посмевшего вслух сказать то, о чем все давно знали. Словом, на первый план вышли деятели, которых трудно причислить к оппозиционным (поскольку они вообще не политики), но нельзя назвать и провластными. Грубо говоря, это та самая российская горизонталь, которая должна наконец вывести страну из-под власти и дать ей то самое, столетиями вымечтанное самоуправление, которого так ждут иностранные наблюдатели.
   Власти же в этом году вообще было не слышно, вот парадокс. Владимир Путин с предсказуемым и вяловатым «дубиной по башке», Дмитрий Медведев с робким «я все-таки помню, как зовут Шевчука» — и совершенно никаким посланием; Владислав Сурков с расплывчатыми интервью; Василий Якеменко с перлом про толстяков, обкрадывающих Путина… Ну ребята! Если это все сатрапство и вся модернизация, то спасибо, конечно, нокого ты хотел удивить, как пел Андрей Макаревич, тоже музыкант?
   Все это означает только одно: у власти нет задачи обрадовать страну содержательной новизной. Есть задача кое-как продержаться до конца медведевского правления, а потом вернуться к путинской стилистике, пусть слегка отредактированной в сторону политкорректности. Старательно конструируемое, управляемое безвременье — вот стилистика двоевластия, которому в кремлевских планах отведена роль рекламной паузы. В самом деле: слова все правильные, действий никаких, и в условиях этого вакуума власти — которая не только гарантий не дает, но и целей не намечает, — народная самоорганизация начинает в самом деле выглядеть почти утешительно… если не помнить о том, что таков ведь и был замысел: власть передала народу свои самые обременительные функции, оставив себе приятные. Теперь России позволено самой себя лечить, учить, спасать от катаклизмов и даже наркомании, а также, если повезет, бороться с преступностью, с которой милиция давно и полюбовно скорешилась. Все, что касается самообеспечения, отдано на откуп народу, и он, лапа такая, это даже приветствует. Он склонен считать это свободой — вот же, не только в воду бросили, но и руки развязали. Себе же власть оставила наиболее существенные функции — регулирование финансовых потоков, назначение нового начальства (и увольнение старого), выстраивание внешней политики и ручное управление наиболее громкими судебными процессами. Вспомним, ведь и Бычкова отпустили потому, что «Шахрин сказал, а Медведев услышал».
   Дает ли нам все это повод для оптимизма? В сущности, да: отец, который перестал кормить ребенка, но оставил себе неотъемлемое право его пороть, то есть родитель, до-бровольно лишивший себя всех обязанностей и оставивший за собой только права, — в некотором смысле подвигает этого ребенка к свободе воли, потому что нет никаких гарантий, что дитяти понравится быть вечно битым, а прокорм добывать самостоятельно. Однако дети, вышвырнутые на улицу сильно пьющими отцовско-материнскими тандемами, иногда вызывают у прохожих умиление, но только если не встречаются этим прохожим под вечер в превосходящем количестве.
   Вот и вся оттепель, она же перспектива, — не лучше и не хуже закончившихся нулевых.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK