Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Сладкие трубочки"

Решение правительства о строительстве трубопровода «Тайшет—Перевозная» стало бальзамом на раны российской трубной промышленности — на этом проекте трубники смогут заработать не менее $2,5 млрд. Впрочем, это не повод впадать в эйфорию: освоить столь внушительные средства наверняка попытаются и российская «Северсталь-групп», и украинский Харцызский трубный завод.Российские трубники не устают повторять, что чувствуют себя «зажатыми в клещи»: с одной стороны, прижимают металлурги, повышающие цены на сырье для производства труб, с другой — давят капризные покупатели, в первую очередь нефтяники и «Газпром», предпочитающий продукцию бывшей братской Украины.

В этом смысле ушедший 2004 год весьма показателен: рост цен на штрипс (сырье для производства сварных труб) и трубную заготовку для бесшовных труб уже к осени составил 160% и заставил некоторых трубников задуматься над собственным производством стали. К тому же «Газпром» вместо обещанных 450 тыс. тонн труб диаметра 1420 мм закупил только 350 тыс. тонн «и платил при этом с перебоями», уточняют в Фонде развития трубной промышленности (ФРТП). А нефтяные компании, по выражению одного из трубников, «весь прошлый год вели себя довольно вяло в связи с известными событиями в отрасли» (читай — арестом Ходорковского и налоговыми претензиями. — «Профиль»). В итоге спрос на трубы со стороны компаний ТЭК (на которые приходится до 70% «трубных» заказов) оказался невысоким, и в 2004 году трубники произвели 5,9 млн. тонн труб вместо планировавшихся 6,1 млн.

Сегодня крупнейшим игроком отрасли является Трубная металлургическая компания (ТМК) Дмитрия Пумпянского, занимающая 42% рынка; за ней следует альянс Челябинского трубопрокатного и Первоуральского новотрубного заводов, на долю которых приходится 25% рынка; еще 20% — у Объединенной металлургической компании (ОМК) Анатолия Седых.

Самое печальное для трубников то, что в ближайшее время взрывного роста спроса на их продукцию не предвидится. Прогноз ФРТП на 2005 год весьма пессимистичен: 6,1—6,2 млн. тонн в год. Надежды на то, что в самом ближайшем будущем в России будут строить крупные трубопроводы, пока призрачны. Пусть аналитики твердят о том, что для реализации четырех крупных трубопроводных проектов («Тайшет—Находка», «Западная Сибирь—Баренцево море», «БТС-3», «Ванкор—Диксон») потребуется 7,8 млн. тонн труб. В действительности же власть приняла решение только относительно одного проекта: в последние дни уходящего 2004-го премьер Михаил Фрадков подписал постановление о строительстве трубопровода «Тайшет—Перевозная». По оценкам аналитиков ИК «Проспект», на строительстве этого нефтепровода российские трубники смогут заработать не менее $2,5 млрд. (весь проект оценивается в $14 млрд.). Именно столько стоит около 2 млн. тонн труб диаметром 1220 мм, которые должны пойти на прокладку ветки для экспорта российской нефти в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Отметим, что, по грубым подсчетам, за прошлый год все российские трубники продали на внутреннем рынке труб на сумму $2,3—2,5 млрд. То есть один трубопровод «Тайшет—Перевозная» перекрывает их совокупную годовую выручку.

Другое дело, что заказ на «лишние» $2,5 млрд. свалится на трубников еще не скоро. Лишь в мае Минприроды, Минпромэнерго и Минэкономразвития определятся со сроками строительства «Тайшет—Перевозная». И по мнению аналитика по нефти и газу Альфа-банка Анны Бутенко, это означает, что само строительство начнется не раньше 2007 года. Так что ожидание трубниками больших денег будет томительным. Но самое интересное в том, что эти средства могут и вовсе не достаться трубникам: к этому времени на их «поляне» начнет играть «Северсталь», а возможно, и «ЕвразХолдинг», и другие металлургические гиганты, не имеющие, в отличие от трубников, проблем с штрипсом и трубной заготовкой.

Стоит отметить, что такое пристальное внимание к внутрироссийским проектам не случайно: западные рынки для нас, по сути, закрыты, при том что, по утверждению маркетологов ТМК, с прошлого года никакие ограничения на экспорт труб из России в Европу или США не действуют (исключение составляет лишь Индия, где, как поясняют в компании, «надо доплачивать за ввоз обсадных труб диаметром 245 мм»). Сегодня около 80% труб продается на родном российском рынке. Максим Матвеев из Альфа-банка отмечает, что трубные рынки, в принципе, носят локальный характер, и утверждает, что россияне вряд ли будут активно наращивать экспорт труб на Запад: «Во-первых, это и не обязательно, ведь российский рынок труб неплохой, поскольку ТЭК в России развит лучше, чем в Европе. И потом, в Европе есть свои производители труб, там жесткие стандарты, и российским производителям проще оградить свой рынок от украинцев, чем пытаться отвоевать доли рынка где-то в Европе или Америке». Если трубники и предпринимают попытки завоевания западных рынков, то делают это вполсилы. К примеру, по заявлениям представителей ТМК, компания сейчас активно ведет себя на рынке США. Но «активно» в данном случае означает лишь намерение увеличить поставки на американский рынок с 15 тыс. до 50 тыс. тонн труб (всего в 2004 году компания отгрузила 2,5 млн. тонн трубной продукции).

Беда большого диаметра

Российские власти в последние годы демонстрируют удивительную щедрость: правительство практически не препятствует тому, что в одном из самых прибыльных сегментов нашего рынка — труб большого диаметра (ТБД) — прочно обосновались украинцы.

Сейчас ФРТП и МЭРТ РФ пытаются склонить Украину к подписанию очередного соглашения о поставках украинских труб в Россию на период до 2009 года. Россия настаивает на том, чтобы в 2005 году сохранить прежние ограничения на импорт украинских труб в размере 715 тыс. тонн в год (в том числе по трубе 1420 мм — 230 тыс. тонн), а потом ежегодно увеличивать этот лимит на 3%. Украина настаивает на полной отмене квот или хотя бы снятии квот на ТБД. Спор еще не окончен и имеет все шансы побить по продолжительности какую-нибудь мыльную оперу. Что ни говори, а прав был новоявленный президент Украины Виктор Ющенко, когда сказал: «Россия — наш вечный стратегический партнер».

В ФРТП удивляются: зачем Украина требует увеличения и даже снятия квоты на поставку своих труб в Россию? Дело в том, что еще ни разу за все время действия квот (с 2001 года) она не выбирала их полностью. «К примеру, в 2004 году украинские трубники поставили на наш рынок всего 500 тыс. тонн труб при квоте в 715 тыс. тонн, выбрав, таким образом, квоту только на 70%. Годом ранее украинские трубники выбрали квоту менее чем на 92%. Зачем, спрашивается, они требуют ее увеличения?» — задается резонным вопросом директор ФРТП Александр Дейнеко. В «Укртрубпроме» в ответ признаются: да, действительно, квоту ни разу не выбрали. Зато вывод делают прямо противоположный. «Раз мы квоту и так не выбираем, то зачем она вообще нужна? Даже если Россия отменит ее, мы все равно будем продавать на российском рынке не более 700—800 тыс. тонн труб ежегодно, потому что такова реальная потребность России в наших трубах. А разговоры о том, что мы способны наводнить российский рынок тремя миллионами тонн труб, меня удивляют, ведь вся трубная отрасль Украины выдает только 2 млн. тонн», — возмущается глава «Укртрубпрома» Леонид Ксаверчук. Оба участника этого диалога недоумевают, почему соглашение «зависло». К моменту сдачи номера в печать ни о каких договоренностях России и Украины по поставкам ТБД известно не было.

Тот факт, что именно за трубы большого диаметра и разворачивается основной торг, лучше всего иллюстрирует следующее. Пять украинских производителей, которые не выпускают ТБД, а отправляют в Россию трубы малого и среднего диаметра, без особых хлопот заключили с Россией договор о поставках. Никопольская трубная компания, Никопольский завод бесшовных труб, Нижнеднепровский трубопрокатный завод, Никопольский завод нержавеющих труб и Новомосковский трубный завод (все контролируются корпорацией «Интерпайп») еще 15 января без особых хлопот получили у МЭРТа добро на ввоз своих «маленьких» труб в Россию, причем в прежних объемах (то есть 395 тыс. тонн труб с ежегодным увеличением этого лимита на 2%). Злые языки строят предположения, что Россия лояльна к этим заводам, поскольку все они подконтрольны «Интерпайпу», а эта группа, в свою очередь, близка Виктору Пинчуку — родственнику любимого Кремлем Леонида Кучмы. Но даже на бумаге это умозаключение смотрится надуманным.

Грубо говоря, обычные трубы в Россию пустили, а ТБД — нет. И пока нет договоренности с Харцызским трубным заводом (ХТЗ, поставляет в Россию ТБД, в частности трубы диаметром 1420 мм), соглашения с Украиной Россия не подпишет. Судя по тому, в каком духе высказываются представители ХТЗ, до подписания пока далеко. Первый замгендиректора ООО «Леман Пайп» (эксклюзивный поставщик труб ХТЗ в Россию) Олег Евсеенко в этом, по сути, и признается. «Мы предлагаем отменить любые ограничения на ввоз в Россию ТБД. По оценкам экспертов, среднегодовая потребность России в ТБД составляет 900 тыс. тонн (в основном диаметром 1220—1420 мм), и пока покрыть ее в России некому. В 2005 году наша компания рассчитывает на поставку 330—350 тыс. тонн ТБД в РФ (в прошлом году, по данным «Леман Пайп», в Россию ввезено более 270 тыс. тонн украинских ТБД. — «Профиль»)», — говорит Евсеенко.

Поэтому когда Леонид Ксаверчук заявил «Профилю», что российская и украинская стороны уже де-факто обо всем договорились и соглашение о поставках труб с Украины в Россию «будет подписано в течение недели», наверное, он либо преувеличил, либо выдал желаемое за действительное. «Соглашение будет аналогичным тому, что действовало до конца 2004 года. Мы готовы пойти на уступки российской стороне», — говорит Леонид Ксаверчук. Однако на вопрос о том, решился ли спор об импорте в Россию украинских ТБД, Леонид Ксаверчук ответить не смог. Но он «твердо убежден, что поставки украинских ТБД в Россию должны регулироваться отдельным соглашением».

Металлический отблеск

Не случайно борьба за ТБД и, в частности, за российский рынок труб диаметром 1420 мм (заказчик — «Газпром») разгорелась между Украиной и Россией именно сейчас. Сегодня единственным производителем трубы-1420 в России является Волжский трубный завод, входящий в ТМК, но уже в этом году в России появятся новые мощности, способные покрыть потребности газового монополиста в подобных трубах. Летом производство труб-1420 начнется на Выксунском металлургическом заводе (входит в ОМК), и его потенциальная мощность составит 450 тыс. тонн (у Волжского завода — 320 тыс. тонн).

Еще более тесным рынок ТБД станет изза амбициозного проекта «Северстали» — трубы диаметром от 610 мм до 1420 мм начнут выпускать на входящем в группу Ижорском трубном заводе. Об этих замыслах Алексея Мордашова российские трубники иногда говорят с дрожью в голосе. Заявленные мощности Ижорского завода «Северстали» выглядят внушительнее всех: 450 тыс. тонн труб с возможностью увеличения до 800 тыс. тонн. При этом качество ижорских труб будет высоким и трубы украинского ХТЗ, по мнению экспертов, не составят им конкуренции. Во-первых, ижорские трубы будут длиннее труб Харцызского завода на 6 метров, а во-вторых, толщина их стенки будет больше. Аналитики говорят, что «Газпрому» потребление труб Ижоры даст прямую экономию, ведь выгоднее строить газопроводы из более длинных труб: в конечном счете их потребуется меньше. Кроме того, толстостенные трубы Ижоры будут долговечнее харцызских.

Можно сколько угодно рассуждать о том, кто станет контролировать рынок труб 1420 мм в России, но в дискуссии явно будет не хватать как минимум одного участника — «Газпрома». До сих пор никто толком не может сказать, какова его годовая потребность в трубах 1420 мм. В распоряжении «Профиля» имеется письмо за подписью гендиректора «Газкомплектимпэкс» («дочка» российского газового монополиста, занимающаяся его материально-техническим снабжением), члена правления «Газпрома» Валерия Голубева. В нем сказано, что потребность «Газпрома» в трубах-1420 в 2005—2007 годах составит 400 тыс. тонн, а с 2008 по 2010 год — 600 тыс. тонн. Но следующей строчкой в письме идет оговорка, что «потребность может быть скорректирована в зависимости от принятия инвестиционного решения и финансового состояния общества».

Предсказать исход того, как трубники поделят рынок со своими коллегами с Украины и припавшими к их «источнику» металлургами, не берется ни один эксперт. Впрочем, если исходить из того, что решающее слово будет за «Газпромом», можно утверждать, что это вопрос политический. А раз так, то у компании лояльного власти Алексея Мордашова могут появиться дополнительные преимущества.

ПриСтальное внимание

Владельцы трубных заводов это наверняка понимают. Как осознают и то, что высокое качество ижорских труб — прямая угроза их бизнесу. Чтобы не вылететь в трубу, приходится объединяться и решать проблемы с сырьем, в какие бы баснословные деньги это ни вылилось. Так, недавно ЧТПЗ купил 57% акций Первоуральского новотрубного завода (ПНТЗ), изменив тем самым расклад сил на трубном рынке. Эта сделка разом вывела образовавшийся альянс ЧТПЗ-ПНТЗ на второе место по объемам рынка (см. график на с. 61). ОМК, которая традиционно считалась «номером два», отодвинута таким образом на третье место. Альянс ЧТПЗПНТЗ открыто объявил своим главным конкурентом ТМК и для начала пообещал отнять у него 5% рынка. И по мнению аналитика «Атона» Тимоти Маккатчена, ему это по силам: «Главное конкурентное преимущество у альянса в том, что у ПНТЗ сильны позиции на рынке труб для ЖКХ, а это неплохой сегмент рынка (на нужды ЖКХ уходит порядка 15% производимых в РФ труб. — «Профиль»). У ПНТЗ было не очень хорошее управление и, как следствие, проблемы с продвижением труб на рынке, но думаю, что менеджмент ЧТПЗ исправит эту ситуацию. Что касается самого ЧТПЗ, то этот завод специализируется на выпуске труб большого диаметра, но пока как производитель уступает в качестве труб своему прямому конкуренту — Волжскому трубному заводу ТМК. Впрочем, недавно ЧТПЗ завершил большой этап модернизации, и качество челябинских ТБД может повыситься».

По примеру ТМК, заводы которой обеспечивают себя трубной заготовкой, ЧТПЗ-ПНТЗ намерен создать собственное сталеплавильное производство мощностью более 1 млн. тонн стали в год. Оно появится в течение 1,5—2 лет, и в его создание будет вложено около $200 млн. Электросталеплавильный комплекс мощностью более 1 млн. тонн стали в год, основным сырьем которого будет металлолом, на 100% обеспечит потребности ЧТПЗ-ПНТЗ в трубной заготовке.

Кстати, похожие планы вынашивает и ОМК. С этого года компания Анатолия Седых начнет строительство литейно-прокатного комплекса (ЛПК) рядом со своим Выксунским заводом. Детали этого проекта до сих пор не обнародованы, но предполагается, что мощность комплекса составит 1—2 млн. тонн стали, а в строительство будет вложено $500 млн. Также не решен вопрос с сырьем для комбината. Возможно, что это будет металлолом, но это не единственный вариант, который рассматривает ОМК. Сырье для ЛПК может поставлять и Чусовской металлургический завод (ЧМЗ), который также входит в состав ОМК. Мощности этого завода невелики (500 тыс. тонн стали в год), и еще недавно ОМК заявляла, что намерена продать его. Но после того, как цены на сталь начали расти, разговоры о продаже ЧМЗ поутихли — он наверняка пригодится компании Анатолия Седых для того, чтобы снизить сырьевую зависимость. Пока же очевидно одно: те трубные заводы, которые не смогут решить проблем со штрипсом и трубной заготовкой, имеют все шансы остаться на обочине трубного рынка, будучи вытесненными не менее амбициозными и более состоятельными металлургическими компаниями.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK