Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Смена парадигмы"

Влияние пожилых людей растет. В разгар экономического кризиса правительство идет на рекордное за последние более чем 10 лет повышение пенсий. Останется ли 67-летний возраст пенсионным, вновь под вопросом. Ученые призывают одуматься: дабы Германия не обнищала, нужно, чтобы старики дольше работали..
   Одна из тех, для кого это лето ознаменовалось победой, — седовласая женщина, которая смеется много и с удовольствием. Для 70-летней Ульрике Машер последние месяцы прошли более чем удачно: с октября 2008 года бывший депутат бундестага от СДПГ возглавляет социальный союз VdK — крупнейшее в Германии объединение пенсионеров. За это время ее влияние резко возросло. «Даже наши сообщения для прессы не остаются без внимания», — говорит она.
   Так, 27 апреля Машер потребовала создания «спасительного зонтика» для пенсионеров. Через считанные часы после публикации министр труда Олаф Шольц уже заверял перед телекамерами, что пенсии понижаться не будут — «как в 2010-м, так и в последующие годы».
   Шольц остановил старый, как ФРГ, механизм. До сих пор размер пенсий был привязан к уровню заработной платы; сегодня же существует опасность, что последний будет снижаться — многие предприятия ввели неполную рабочую неделю. Следовательно, пенсии по старости тоже должны уменьшаться.
   Но вот в минувшую среду произошло рекордное за последние более чем 10 лет повышение пенсий. Пожилые люди на западе Германии «разбогатели» на 2,4%, на востоке — и вовсе на 3,4%. «Для начала неплохо», — радуется Машер.
   Это историческая победа. В те времена, когда рабочие и служащие боятся увольнения, когда идет повсеместная оптимизация расходов и экономить пытаются на всем, защищенной от кризиса оказывается именно та часть общества, которой больше не угрожает безработица и сокращение зарплат. От пенсионеров не потребовалось даже особых усилий, не было ни крупных демонстраций, ни массовых митингов — нескольких слов хватило, чтобы подвигнуть политиков к действиям. Такой власти у пожилых людей не было еще никогда.
   20 млн немцев старше 60 лет — это треть избирателей. Их влияние дополнительно возрастет, когда после 2015 года на пенсию начнет уходить поколение так называемого бума рождаемости — люди, появившиеся на свет в 1950-х и 1960-х годах.
   Демографы и экономисты не первый год предупреждают о возможных последствиях этой тенденции. Как такому обществу выстоять в условиях международной конкуренции? В умах не замедляют рождаться сценарии катастрофы: по расчетам кильского ученого-экономиста Фрица Беске, только затраты на немецкую систему здравоохранения с учетом соответствующего прогресса во врачевании в ближайшие
   40 лет резко возрастут, взносы в кассы медицинского страхования могут увеличиться более чем на 40%.
   Вместе с тем неожиданно раздаются и голоса прагматиков, имеющих на удивление оптимистичное видение будущего. Умственные и физические возможности человека, уверены эти отщепенцы, позволяют трудиться до куда более почтенного возраста, чем это принято в обществе. Никаких серьезных угроз для существования и финансирования систем социального обеспечения нет. Если старики останутся экономически активными дольше, чем это предусмотрено до сих пор, то они будут дольше платить и в фонд социального страхования.
   Новое движение возглавляют такие уважаемые ученые, как гейдельбергский геронтолог и руководитель правительственной комиссии по делам пожилых людей Андреас Крузе, а также мангеймский экономист Аксель Берш-Зупан. Идеи, содержащиеся в их исследованиях и распространяемые ими на тематических съездах и конгрессах, в Германии занимают представителей столь непохожих профессий, как автомобилестроители, юристы, архитекторы и рекламщики.
   Почти каждую неделю в Германии проходит очередное мероприятие, посвященное вопросам эпохи, в которую старики больше не рассматриваются как общественно пассивные получатели дотаций. Как, например, повысить лояльность пожилых трудящихся? Какие товары нужны старым людям?
   Рабочее место будущего можно увидеть в цехе № 43 на заводе BMW в Дингольфинге, что в часе езды от Мюнхена. 48-летний Эрих Блох стоит у гимнастической стенки и разрабатывает мышцы. Этим он занимается раз в день, как рекомендовал ему физиотерапевт. Такое занятие полезно для здоровья и немного скрашивает трудовые будни. «К тому же смена деятельности, — уверен Блох, — активизирует работу мозга».
   После этого рабочий возвращается на свое место к «конвейеру 2017». Назван он так потому, что в 2017 году весь персонал BMW достигнет возраста, который сегодня здесь считается средним. Половине из 38 мужчин в синих комбинезонах, устанавливающих передачу заднего моста, как и Блоху, около 47 лет.
   Кроме физических упражнений в Дингольфинге предусмотрены общие перерывы, имеется комната отдыха со стенами, окрашенными в желтый цвет, на рабочих местах — демпфированные полы. Это снижает нагрузку на позвоночник и суставы, с которыми у многих проблемы: долгие годы работы подорвали здоровье мужчин. Молодые работники такой участи должны избежать. Для них планируется создать лучшие условия труда.
   Подход, проходящий апробацию на BMW, являет собой смену парадигмы. Раньше цель состояла в том, чтобы заставить человека по максимуму отдать все, что у него есть — силы, выносливость, идеи. Когда энергия иссякала, человек досрочно уходил на пенсию, потом наступал пенсионный возраст. Сегодня умные предприниматели обращаются со своими работниками более бережно. Правда, только половина всех мужчин и женщин в возрасте от   55 до 65 лет имеют работу.
   Эту тенденцию кризис только обостряет. В течение года число безработных в возрасте старше 55 лет растет. Уже по этой причине президент социального союза VdK Машер, партия «Левые» и многие члены СДПГ во всеуслышание требуют, чтобы возраст выхода на пенсию был снова установлен на отметке 65 лет. Положение о более позднем выходе на пенсию, в 67 лет, которое с 2029 года вступит в силу и коснется всех, по их мнению, ведет к скрытому снижению уровня социальной защиты граждан, безработным придется ждать пенсии на два года дольше.
   Утверждение это спорное. Как только конъюнктура станет улучшаться, ситуация изменится. Вновь возникнет потребность в рабочей силе. Фирмы станут охотно принимать на работу молодежь, но в стареющем обществе юные кадры с нерасплесканной энергией будут в дефиците. Через десять лет люди в возрасте до 20 лет составят всего лишь одну шестую населения Германии.
   Возникнет опасность, что рабочей силы будет резко не хватать. А это отрицательно скажется на уровне жизни — для всех. Если рынок труда останется таким, каков он сейчас, то в 2035 году, чтобы сохранить уровень благосостояния, каждый работник должен будет повысить производительность по сравнению с нынешним уровнем на одну треть. Как выяснило консультативное агентство «Прогноз», первые затруднения проявятся уже в 2015 году. По одной лишь Баварии недобор выпускников высших учебных заведений составит примерно 130 тыс. человек.
   Для BMW такая динамика будет означать, что 80 тыс. ее сотрудников постареют на шесть лет и их средний возраст подойдет к
   47 годам. А почти треть перешагнет 50-летний рубеж. Все это концерн успешно смоделировал в программе «Конвейер 2017».
   Конвейер на БМВ движется действительно быстрее, чем на других заводах, а процент брака благодаря работникам старшего поколения равен нулю. Audi и Германские железные дороги Deutsche Bahn организовали аналогичные проекты. Фирмы гордятся этими изобретениями. «У нас ощущение, что мы подготовились к будущему», — говорят на BMW.
   Однако экономисты, в частности — Берш-Зупан, предупреждают, что такие программы могут быть только началом. С 2015 года людям придется не только существенно повысить производительность, чтобы сохранить уровень благосостояния: «Следующее поколение будет вынуждено заметно дольше заниматься профессиональной деятельностью — лет до 69—70».
   Вопрос лишь в том, хватит ли у него сил. Берш-Зупан, правда, приводит данные исследований, согласно которым производительность в возрасте до 65 лет, как правило, не снижается — хотя многие ожидают совсем иного. Но что потом? Люди, выполняющие напряженную физическую работу, в какой-то момент оказываются обессиленными. А как долго может работать на уровне современных требований рынка труда мозг человека?
   Когда 67-летняя Гизела Бахгардт выполняет то, что теперь стало ее работой, ее голова напоминает шляпку мухомора с отростками. Ее рабочее место находится в Дортмундском институте имени Лейбница, где изучают трудоспособность людей. Провода, отходящие от шапочки, плотно обтягивающей ее голову, сходятся в компьютере. Ей поручено запоминать сочетания букв и при появлении определенной последовательности нажимать на клавиши. Аппарат фиксирует скорость реакции в миллисекундах. Исследователи проверяют ее способность к концентрации, к распознаванию комбинаций, быстроту реакции. {PAGE}
   Нейрофизиолог Михаэль Фалькенштайн решил доказать, что интеллектуальный потенциал человека с определенного возраста зависит, прежде всего, от его физического здоровья. Фалькенштайн предписал Гизеле Бахгардт четыре месяца заниматься физическими упражнениями, а в это время контрольная группа себя ничем не утруждала. После выполнения всех заданий Фалькенштайн просматривает клубок из почти четырех десятков ломаных разноцветных кривых, пересекающих экран его монитора. Он доволен. Его гипотеза, кажется, подтверждается.
   Волшебную формулу того, как сохранить бодрость в пожилом возрасте, ученые называют «три L»: Lernen, Lieben und Lachen — учиться, влюбляться, смеяться. А кто добавит к этому здоровое питание, будет иметь хорошие шансы на то, чтобы на годы отсрочить естественное старение мозга.
   «А вот монотонная работа, курение, шум и стресс человека оглупляют», — объясняет Фалькенштайн. Стресс приводит к выбросу кортизона — в крупных дозах весьма опасного вещества. Фалькенштайн обследовал рабочих, собирающих на конвейере автомобили. Их мозг уже к сорока годам давал сбои, особенно когда требовалось принять решение.
   От стресса страдает и дофаминовая система. Медиатор дофамин стимулирует процессы коммуникации на уровне нервных клеток. Когда дофамина не хватает, в голове наступает штиль — активность нейронов замирает. С возрастом выработка дофамина идет на убыль. «Эта динамика является, вероятно, одной из главных причин того, что в итоге замедляются почти все мыслительные процессы», — говорит Фалькенштайн. Как правило, это становится заметно только тогда, когда человек достигает 70—80-летнего возраста. Дело в том, что опыт позволяет еще довольно долго компенсировать понижение потенциала.
   Кроме того, у возрастных явлений есть своя положительная сторона. Те, кто делает все рассудительно, совершают меньше ошибок. У людей преклонного возраста не только более богатый словарный запас (этот сегмент мозга растет вплоть до старости), но они обычно лучше общаются с коллегами и клиентами. Опыт позволяет им верно оценивать многие ситуации.
   Исследования показывают, что от стариков XXI века можно ожидать большего и что большинство из них как раз хотят, чтобы их больше загружали. Особенно люди высокой квалификации — врачи, менеджеры, мастера-ремесленники — рассматривают вынужденный перевод на пенсию как наказание.
   Сегодня они устремляются в клубы и союзы, становятся там казначеями или секретарями, а то и сами создают свои объединения. Партии германских социал-демократов и христианских демократов почти наполовину состоят из стариков. А большинство предпочли бы при этом заниматься настоящим делом. По опросу агентства Forsa четверть всех людей в возрасте между 60 и 80 годами хочет иметь оплачиваемую работу, у 14% она есть — и эта доля возрастает.
   Они продолжают работать на своих фирмах или в своих врачебных кабинетах, консультируют своих бывших работодателей или вступают в фонды типа Senior Experten Service — Служба экспертов-ветеранов. От нее около 7 тыс. профессионалов ежегодно выезжают за границу обучать угандийских медсестер или помогать в строительстве мастерских в Камбодже. Есть среди них и такие, как 68-летняя жительница Мюнхена Криста Гес, которая в том возрасте, когда другие начинают подумывать о досрочном выходе на пенсию, организовала собственный бизнес.
   Криста Гес работала в США фотомоделью. Она и сегодня привлекательная дама с четкими контурами лица, серебристыми прядями волос и броскими серьгами. За право поместить ее фото на титульном листе или в рекламе конкурировали женские журналы и косметические фирмы. Но однажды ей захотелось вернуться в Германию. С профессиональной точки зрения это было ошибкой. Гес рассылала десятки резюме, но получала одни отказы. Тогда она создала собственное агентство моделей преклонного возраста.
   Она обнаружила, что и в Германии становится все больше пожилых людей, у которых много свободного времени и еще больше денег. По оценкам, покупательная способность немцев, которым за 60, составляет 316 млрд евро в год. Проект «Модели в возрасте» оказался удачным, симпатичные дамы и господа рекламируют кремы, туризм и садовую мебель.
   Поначалу дело шло туго, заказов почти не было. Деловой женщине потребовались годы, чтобы «объяснить этим юным дарованиям из агентств», что клиенты в возрасте — важная целевая группа: «Жизнь после 65 вращается не только вокруг прокладок от недержания».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK