Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Солдаты на удачу"

После того как в ночь с 11 на 12 июня 200 российских десантников предприняли молниеносный марш-бросок из Боснии в Косово и закрепились в районе аэродрома Слатина под Приштиной, стало понятно, что слухи о политической смерти Бориса Ельцина сильно преувеличены. Политический авантюризм, свойственный российскому президенту, вновь проявился в самой крайней форме. И, как любая авантюра, вышеуказанная акция может принести Ельцину и шумный успех, и громкое поражение. Уж не говоря о том, что все это может закончиться большой войной.%???%Proverit — stoiali voprosy
Для скромной такой компании огромный такой секрет

Боевая операция на Балканах была подготовлена и проведена по всем правилам военного искусства. С соблюдением строжайших мер секретности. К моменту отдачи приказа в виде директивы начальника Генерального штаба Анатолия Квашнина, которая шифротелеграммой была отправлена в штаб российской бригады ВДВ в Боснии, о ней знали очень немногие. В круг посвященных, по информации «Профиля», входили, кроме президента Ельцина и самого Квашнина, начальник Главного разведуправления Генштаба генерал-полковник Валентин Корабельников и начальник Главного оперативного управления Генштаба генерал-полковник Юрий Балуевский.
Акция стала полной неожиданностью даже для премьера Сергея Степашина, даже для руководителя администрации президента Александра Волошина, даже для секретаря Совбеза Владимира Путина. Позже им осталось только сделать вид, что ничего неожиданного для них не произошло.
Министр иностранных дел Игорь Иванов узнал о вводе российских войск в Косово от американских партнеров по переговорам и даже не сразу поверил. Сначала заявил, что это неправда, а затем назвал все случившееся ошибкой военных и сказал, что им уже отдан приказ незамедлительно покинуть Косово. Да что там Иванов! Сам министр обороны Игорь Сергеев был посвящен во все детали только после того, как план его подчиненного Анатолия Квашнина утвердил Борис Ельцин.
Вообще-то в Министерстве обороны и Генштабе давно и активно обсуждается вопрос о преемнике Игоря Сергеева на посту министра. И если еще неделю назад назывались разные фамилии, то сейчас все уверены, что это будет Анатолий Квашнин. Отношения между маршалом Сергеевым и генералом армии Анатолием Квашниным испортились после того, как они разошлись во мнениях касательно создания Объединенного главного командования Сил стратегического сдерживания: начальник Генштаба не поддержал предложение министра о подчинении всех ядерных сил Объединенному главному командованию. И можно представить, с каким удовольствием Квашнин сообщал Сергееву о том, что президент—верховный главнокомандующий одобрил его, Квашнина, план.
Впрочем, хотя сама операция и стала неожиданностью для многих российских и иностранных политиков, предвидеть, что все может случиться именно так, было несложно. Когда после почти трех месяцев непрерывных бомбежек Югославии настала пора вводить в Косово оккупационные войска, стало окончательно понятно, что Россию вытесняют на задворки. Когда выяснилось, что наши миротворцы будут призваны лишь формально обозначать свое присутствие, подчиняясь при этом натовцам, многие высокопоставленные генералы Минобороны и Генштаба стали откровенно намекать на возможности нашего миротворческого контингента в Боснии.
Знали о возможном развитии событий и офицеры Главного оперативного управления Генштаба, непосредственно разрабатывавшие операцию. А за день до ввода российских десантников в Приштину начальник Главного управления международного военного сотрудничества ГШ генерал-полковник Леонид Ивашов с солдатской прямотой заявил: «Мы не намерены упрашивать американскую сторону о предоставлении России соответствующего сектора в Косове. Мы заявим о своем секторе сами и согласуем этот вопрос с югославской стороной». Именно так и случилось.
Лапша на уши

Дальше события развивались, как и предписано учебниками по оперативному искусству. Генерал-лейтенант (теперь уже генерал-полковник) Виктор Заварзин, состоявший до начала боевых действий на Балканах представителем Минобороны РФ в НАТО, получил секретную депешу от Квашнина и немедленно приступил к делу. Но скрытно перебросить за 500 километров две сотни десантников на бронетехнике невозможно. И чтобы не допустить упреждающих действий натовцев, был разработан план маскировки операции, предусматривающий активное использование дезинформации. На все сообщения о странной активности русских в Боснии, на официальные запросы по этому поводу Мадлен Олбрайт и руководства НАТО из Москвы следовали успокаивающие разъяснения. Командующий ВДВ генерал-полковник Георгий Шпак не уставал повторять, что ни один российский десантник из состава миротворцев не покидал расположения своей части.
Когда утром 12 июня натовцы поняли, что русские их обманули, и начали спешно перебрасывать войска на территорию Косова, наши десантники в составе усиленной роты (а не батальона, как сообщали СМИ) уже блокировали аэропорт Слатина в четырех километрах от Приштины и стали возводить по его периметру блок-посты. На территории края это практически единственный аэропорт, способный принять военно-транспортные «Ил-76» с бронетехникой и несколькими тысячами бойцов ВДВ.
Кстати, по планам альянса, этот район был закреплен за английскими войсками — аэропорт даже не бомбили, чтобы сохранить взлетно-посадочные полосы и все коммуникации.
Через несколько часов из Македонии в провинцию вошли части британского контингента, а за ними американцы — к концу дня 13 июня в районе аэропорта стояло уже более чем 10-тысячное натовское войско с тяжелым вооружением. Британцы даже попытались выдавить российских десантников (в основном, при помощи ругани, до стрельбы не дошло), но это им не удалось.
Вот такая загогулина

Руководители Белого дома, Пентагона и НАТО несколько часов пребывали в состоянии шока. Помощник госсекретаря США Строуб Тэлботт по пути из Москвы в Вашингтон повторил в воздухе «петлю Примакова» и вернулся в российскую столицу. А главковерх Борис Ельцин наблюдал за всей этой суматохой из своей резиденции в Завидове. Оттуда вел телефонные переговоры с Клинтоном, там подписал указ о присвоении Виктору Заварзину звания генерал-полковника.
Своим экстраординарным поступком Борис Ельцин показал, что у России еще остались решимость и политическая воля (злая или добрая — это другой вопрос). Эту точку зрения разделяет даже неутомимый критик президента, «яблочник» Владимир Лукин, председатель думского комитета по международным делам: «Россия в последнее время демонстрировала, что действует нерешительно в кризисных ситуациях. А сейчас весь мир увидел, что мы блестяще действуем в безнадежной ситуации. Эта акция полезна и с той точки зрения, что на Западе наконец начали понимать: с Россией нельзя вести себя как с человеком из лакейской. Перед ними партнеры, а не лакеи».
При этом весьма сомнительно, что, принимая это отчаянное, похожее на авантюру решение, Борис Ельцин просчитал его политические и экономические последствия. На это у него просто не было времени. А генералам делать такие прогнозы и вовсе несвойственно.
Между тем сухой остаток еще предстоит взвесить. Очередной экспромт Ельцина вновь подтвердил известный факт: у России нет долгосрочной политики и военной стратегии отстаивания своих интересов на Балканах. Кроме того, российское руководство в очередной раз показало миру свою непредсказуемость и заставило сомневаться, можно ли с нами вообще иметь дело.
Но это может сказаться на долгосрочной политической перспективе. А вот насчет того, что будет завтра — есть разные мнения.
Бить или не бить?

Сначала оптимистический сценарий.
Пройдет какое-то время, и многие проблемы, связанные с «несанкционированным» присутствием нашего десанта в Косове, будут решены. В конце концов будет открыт воздушный коридор и в Косово придет подкрепление из России. Из подразделений Тульской, Ивановской и Псковской воздушно-десантных дивизий уже сформирована бригада, которая станет основой российского контингента миротворческих сил в Косове.
А военкоматы по всей стране уже объявили призыв волонтеров на контрактную службу. От желающих нет отбоя — на одно место претендуют до пяти добровольцев. Большинство «диких гусей» интересуют прежде всего деньги — в зависимости от воинской должности каждый миротворец будет получать от $300 до $1500 в месяц.
Если подкрепление нашему передовому отряду в Приштине прибудет своевременно, то не так страшны и угрозы партизан из Освободительной армии Косова по адресу российских десантников. Что до вооружения российского контингента, то это будет обычное стрелковое оружие (автоматы, пулеметы), боевые машины десанта, несколько БТР-80 и 120-мм самоходных орудий «Нона-С». Последние в основном предназначены для ударов по скоплению живой силы.
Что касается места для российского контингента в Косове, то, если НАТО и не согласится на выделение особого российского сектора, можно будет договориться с нейтральными странами (например, Финляндией и Швецией), наскрести какой-нибудь батальон в Африке и совместно с ними создать что-то вроде нейтральной зоны ответственности.
А вот пессимистический сценарий номер один.
Говорит независимый депутат Госдумы Сергей Юшенков: «Эта глупейшая операция поставила Россию в ситуацию очень двусмысленную. С одной стороны, ей как бы позволили сыграть в войну и она сыграла, совершив действительно блестящий марш-бросок. Но что делать дальше — не подумали. Они же находятся в окружении натовских войск! Запад может отнестись к этой шалости российского президента спокойно и добиваться при помощи элементарного шантажа уступок со стороны России. А Россия попала в очень идиотское положение: даже патриарх Сербии Павле обратился к Милошевичу, чтобы он ушел в отставку и не мучил свой народ, а Москва по-прежнему цепляется за друга Слободана. Не исключено, что на саммите глав государств «семерки» с участием России Ельцин может отыграть назад и сказать, что его подставили: дескать, мужики, я ошибся, мне не ту информацию дали. Давайте жить дружно».
Теперь пессимистический сценарий номер два.
Он заключается в том, что Москва заупрямится и, не получив своего сектора, попытается явочным порядком закрепиться на аэродроме Слатина. Что из этого получится, легко понять, если представить, что стоящие сейчас вокруг наших натовцы пропустят к аэродрому албанские вооруженные отряды. Кто придет на помощь нашим двумстам солдатам? Сербы, которые стоят наготове неподалеку от границы Косовского края? Российские десантники, оставшиеся в Боснии? Такой вариант легко может перерасти в русско-сербско-албанскую войну, в которой натовский контингент просто не сможет не принять участие. Ну а там и до третьей мировой рукой подать.
Во всяком случае, Борис Ельцин, узнав, что на переговорах 17 августа России отказали в своем секторе, сильно гневался и заявил: «У нас по этому вопросу кое-что еще есть». А еще в тот же день президент, по его словам, обсуждал с секретарем Совета безопасности Владимиром Путиным, «чем закончится Югославия».
Так вот, чем бы Югославия ни закончилась, известно, что Борис Ельцин ни разу публично не заявил, что он вообще был в курсе того, с чего все это началось,— ввода в Косово российских десантников.
Депутат Госдумы Алексей Арбатов («Яблоко») рассуждает: «Дав свое согласие военным, президент тут же испугался и сказал: мол, только меня не подставляйте. Делайте так, как будто это как-то само собой происходит, а я буду пока в тени. Кстати, когда начиналась война в Чечне, он нос лечить в госпиталь ушел. Это его манера: в самый ответственный момент наш президент уходит в тень и ждет, что получится. Если перебьют там наших ребят, то найдут какого-нибудь стрелочника из военных, а Ельцин будет вроде как ни при чем».

ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВ, ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK