Наверх
28 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Спасибо, но дальше мы без вас"

Визит председателя КНР Ху Цзиньтао в Россию на минувшей неделе ознаменовался не только открытием Года Китая в России. На переговорах российская сторона дала понять, что ее не устраивает роль сырьевого придатка Поднебесной.Россия и Китай давно общаются по принципу рыночной экономики: доходы, расходы, выгода. Остальное — слова и декларации. Где совпадают интересы — получается плотное сотрудничество, где нет — используются декларации. Однако проблема в том, что динамика отношений двух стран меняется буквально на глазах: Китаю все меньше нужны от России уже даже «железяки». И все чаще вопрос ставится так: дайте нам нефть и газ, лес, в крайнем случае, лицензии (не готовые товары, а именно технологии), остальное, спасибо большое, но мы сделаем сами, быстрее, качественнее и дешевле.

За 14 лет структура китайского экспорта в Россию претерпела метаморфозу. Если в 1990-х годах основой китайского экспорта в Россию были товары легкой и текстильной промышленности, продукты питания (порядка 70—80% поставок), то в последние годы доля этих товарных групп сократилась до менее чем 60%. С 2003 года в товарной структуре китайского экспорта в Россию все больший вес стали занимать товары с высокой добавленной стоимостью — электронно-вычислительное оборудование, детали и агрегаты, оборудование для электротехнической отрасли. Китайские машиностроители, производители бытовой и офисной техники за 5 лет увеличили экспорт продукции вдвое — с $2—2,5 млрд. до $5,2 млрд. в 2006 году.

У России же свыше двух третей экспорта в Китай приходится на так называемый «джентльменский набор» — энергетическую и металлопродукцию, удобрения, круглый лес и цветные металлы, а также другие товары сырьевой группы.

Крен стал настолько очевиден, что Москва начала все чаще и чаще возвращаться к теме. Так, в завуалированном виде это было продемонстрировано и на переговорах председателя КНР Ху Цзиньтао с президентом Путиным и премьером Фрадковым. Они недвусмысленно намекали, что сотрудничество между РФ и Китаем в энергосфере — это хорошо и полезно, но есть ведь и другие интересные точки взаимодействия.

«Вы хотите расширить доступ к нашим углеводородам, получать нефть и газ по фиксированной цене, хотите трубу на Китай? Хорошо. Только сначала продемонстрируйте свое расположение к российской технике и оборудованию, причем не только военного назначения» — так обрисовал ситуацию источник в российском правительстве.

В 2006 году в общем объеме товарооборота ($29 млрд.) между РФ и КНР доля машиностроительной продукции составила $5,6 млрд. Да только на российскую продукцию пришлось лишь $250 млн.

Вплоть до 2004—2005 годов некоторые виды продукции российского машиностроения пользовались в Китае довольно устойчивым спросом. Правда, в основном со стороны госорганизаций и компаний, осуществлявших программы развития в сферах авиакосмической промышленности, энергетики (в том числе ядерной), а также в военной промышленности. И из России ввозились энергоблоки, реакторы и запчасти к ним, металлообрабатывающие станки, интегральные схемы и микроэлектронные комплектующие, измерительное оборудование и т.п.

Но теперь ситуация меняется на глазах. Будь у России конкурентоспособная продукция машиностроения, возможностей увеличить ее долю в экспортных поставках вообще и китайских в частности было бы больше. Да, председатель Ху и президент Путин договорились о создании Китайско-российской палаты в сфере машинотехнической торговли, что, возможно, и поможет разнообразить список товаров. Но пока в ходе переговоров китайская сторона выразила готовность закупить 14 энергоблоков и комплектов оборудования для тепловых электростанций, а также взять опцион на десять среднемагистральных пассажирских самолетов Ту-204-120.

Заметим: «машиностроительный кризис» в российско-китайских отношениях стал следствием в том числе неспособности российской стороны исполнять обязательства вовремя и на должном уровне.

С задержкой на несколько лет реализуется подписанный в 2001 году контракт о поставке в Китай пяти Ту-204-120. Под угрозой график работ по вводу первых двух блоков Тяньваньской АЭС в Ляньюнгане (провинция Цзянсу). Не случайно Путин во время посещения экспозиции АЭС на китайской выставке в Москве выразил надежду, что ввод станции в эксплуатацию произойдет «в срок». И все же китайцы пока тянут с предложением Росатома заключить контракт на строительство в Ляньюнгане третьего и четвертого блоков. Видимо, сначала хотят убедиться в нашей пунктуальности.

В конце 1980-х и на протяжении 1990-х годов с участием советских, а потом российских организаций в КНР было построено с десяток тепловых электростанций (преимущественно среднего размера). Но работы на этих объектах уже практически завершились.

В Минэкономразвития надеются, что концу этого года российская сторона может довести объем поставок машиностроительной продукции примерно до 4% от общего объема экспорта в Китай (сейчас — 1,5%). Хотя может случиться и иная динамика: по сведениям «Профиля», в РАО ЕЭС в последнее время изучают возможность закупок китайского оборудования для обновления российской электроэнергетической инфраструктуры.

Дайте больше нефти!

«Мы договорились об углублении сотрудничества в энергетической, инвестиционной, научно-технической сфере для продвижения в этих отраслях крупных совместных проектов», — заявил после переговоров с Путиным Ху Цзиньтао. Стороны не раскрывают содержания договоренностей в энергосфере, но, судя по всему, китайцы пока не могут получить доступ к российским стратегическим активам.

Приехавший на выставку в Москву представитель China National Offshore Oil Corporation (CNOOC) Чжоу Хунбо сообщил «Профилю», что компания очень хотела бы войти в какой-либо проект на Каспии «на взаимовыгодных условиях». «Однако, — посетовал Чжоу, — нас туда пока не приглашают». Чжоу вообще пожаловался на «неприветливый» инвестклимат на постсоветском пространстве. «Немного лучше, — считает он, — обстоит дело в Казахстане, хуже — в России и Азербайджане».

Пока же речь идет главным образом (и это зафиксировано в двустороннем плане развития торгово-экономического сотрудничества до 2010 года) об увеличении поставок российской нефти в Китай и участии Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) в работах по разведке нефтяных месторождений Восточной Сибири. Но даже в вопросах поставок нефти и газа немало спорных пунктов, связаны они в основном с уровнем цен, по которым КНР хотела бы покупать углеводороды.

Не самый важный рынок

Пока российские чиновники думают, как восстановить позиции в машиностроении (одна из позиций — «не хватает опоры на крупные проекты»), китайские экспортеры успешно продвигают свою продукцию в Россию. Согласно предварительным прогнозам, в первом квартале текущего года Россия впервые за все годы лишится положительного сальдо в торговле с Китаем. В январе 2007-го по сравнению с январем прошлого года, по данным таможенной службы РФ, российский экспорт в Китай сократился на 10,5%, в то время как импорт из КНР увеличился на 58%. В 2006 году импорт из Китая, по сведениям Минэкономразвития РФ, вырос на 77% (до $12,9 млрд.), между тем российский экспорт в Китай — лишь на 20,7% (до $15,7 млрд.). По данным МЭРТ, за 14 лет накопленное отрицательное сальдо КНР превысило $48 млрд. Однако, убеждены многие эксперты, в реальности цифра иная: она ведь не учитывает теневой экспорт китайских товаров. Например, по линии «челночной» торговли за 10 с лишним лет товаров в Россию ввозилось ежегодно на $5—10 млрд.

А что же будет к 2010 году, когда, как обещают лидеры двух стран, объем двусторонней торговли должен выйти на уровень $60—80 млрд.? Скорее всего, предрекают эксперты, большое отрицательное сальдо в пользу китайцев.

При этом надо сказать, что китайцы, по большому счету, пока не прикладывают энергичных, системных усилий по продвижению своей продукции на российский рынок. Так, г-н Сяо Минь из шэньчжэньской компании China Imperial Porcelain, оснащенной западным оборудованием и выпускающей качественную фарфоровую посуду, сказал: в маркетинг своей продукции в России его руководство вкладываться пока не собирается, хотя и считает рынок весьма перспективным. При этом экспорт в Россию у компании и так растет на 20% в год. Дальнейшее наращивание поставок, сказал Сяо Минь, будет осуществляться за счет поиска надежных партнеров. «Будете, — спрашиваем, — искать россиян или осевших в России китайцев?» — «Нет, не китайцев: в России трудно найти китайцев, обладающих достаточным уровнем квалификации и порядочности».

За полтора десятилетия бурного развития «челночной» и «народной» торговли на российско-китайском направлении сложилась весьма специфическая модель взаимодействия. Она базируется в основном на серых схемах, на завозе в Россию поддельных брендов и низкокачественной продукции, производимой сотнями фабрик, специально ориентированных на российский рынок.

Да, крупные китайские компании, обладающие сертифицированными по западным стандартам фабриками, ставят задачу продвигать в Россию свои бренды, хотят вытеснить с российского направления более слабые и не очень чистоплотные компании. Представители крупного шанхайского бизнеса говорили, что даже хотели бы не просто вклиниться в торговые сети России, а создать свои сбытовые сети. Однако на их пути встает немало препятствий, в том числе создаваемых уже осевшей в России «китайской торговой мафией».

Но, по большому счету, Россия до сих пор остается для Китая далеко не самым приоритетным рынком: на РФ приходится менее 2% товарооборота Китая с внешним миром.

С использованием данных проекта «Программы развития российско-китайского торгово-экономического сотрудничества (2006—2010 годы)», разработанного МЭРТ РФ и Министерством коммерции КНР

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
28.10.2021