Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Судьбоносное прошение"

Насколько серьезны намерения нашего правительства реформировать «черную дыру» российского бюджета — социальную сферу, — мы узнаем уже очень скоро. От членов совета директоров Всемирного банка.Хорошо американским политологам и социологам. Им для выдачи достоверных прогнозов не надо особенно трудиться, напряженно морщить лоб, бегать по улицам за отдельными представителями электората с просьбой ответить на вопросы анкеты. Словом, им многое чего не надо делать, поскольку в США есть такой просто-таки судьбоносный штат Нью-Гэмпшир. Кто в этом штате в ходе праймериз побеждает, тот и становится хозяином Белого дома.
Отсюда — пусть и несколько безумное — предложение: объявить нашим российским Нью-Гэмпширом в деле социально-экономического прогнозирования Всемирный банк. Если точнее, те его решения, которые принимаются в отношении России.
Откуда такая странная идея? А вот откуда. Давайте вспомним, какие из реформ последнего десятилетия российская власть провела более-менее успешно. Причем реформы не глобальные, которые и оценить-то трудно, а конкретные. Таких удачно реализованных проектов немного. Но они все-таки есть.
Ну, во-первых, угольная отрасль. Начиная с 1995 года Всемирный банк выделил на ее реструктуризацию $1,175 млрд. Можно спорить, насколько успешно они были потрачены, но результат налицо — основная часть нерентабельных производств закрыта, «лишние» шахтеры переобучены и работают, а отрасль в целом стала рентабельной.
Или возьмем контроль государства над расходованием собственных (то есть бюджетных) средств. Раньше этим занимались уполномоченные банки. Сейчас все бюджетные потоки проходят через Федеральное казначейство. Участие в этом Всемирного банка — кредит в размере $231 млн. (он рассчитан на 17 лет и уже осваивается).
Еще один пример — сбор таможенных платежей. Пусть цифра собираемости, выдаваемая самим ГТК, — а по их данным это 90% от возможного — и вызывает ухмылку. Но очевидно, что значительная часть «черного» экспорта и импорта стала «серой», а, в свою очередь, многое из «серого» «побелело» за последние годы. Всемирный банк побывал и здесь.
Конечно, вложения в реформирование угольной отрасли, казначейства и таможни со стороны бюджета были не меньшими, а даже большими, чем кредиты ВБ. Ведь бюджет тратится на решение множества проблем, но гарантированно успешными эти траты становятся по удивительному совпадению в том случае, если к ним присоединяется Всемирный банк.
К чему я веду? К тому, что до 15 декабря нынешнего года наш Минфин должен обратиться во Всемирный банк с запросом о продлении займа на содействие реализации структурной перестройки системы соцзащиты населения. Собственно, в эту черную дыру нашего бюджета ВБ уже деньги вкладывал — правда, немного и давно: в 1997 году на обустройство бирж труда. И биржи заработали.
Есть у банка еще ряд не очень крупных проектов в деле структурной перестройки системы соцзащиты. Но выделенные на эти цели кредиты уже потрачены. А новые еще не выделены. Так вот до 15 декабря Минфин и должен обратиться во Всемирный банк с просьбой о предоставлении новых траншей. Размеры возможного нового кредита пока неизвестны. Но дело не в них. А в самом факте запроса. Если он от правительства поступит, значит, власть серьезно решила заняться реформированием распределения средств на социальную сферу — а это свыше трети расходов федерального бюджета. Такова (действительная или кажущаяся) сила дисциплинирующего воздействия ВБ на наших чиновников. И если это воздействие на самом деле столь значительно, может быть, имеет смысл провести рокировку: мы банку — наших министров, а он нам — своих директоров?

ФЕДОР ЖЕРДЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK