Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Третье Октября"

Главной датой прошлой исторической недели стало, разумеется, третье октября. 1993 год. Тринадцать лет назад, чертова дюжина. Подавление вооруженного мятежа — расстрел Белого дома — начало новой демократической эпохи — конец справедливости — победа Ельцина — торжество ельцинизма…Согласия по этому политическому поводу в обществе до сих пор нет, и не скоро оно появится. И ладно бы спорили люди, занимавшие тринадцать лет назад противоположные политические позиции: националист Проханов и либерал Гайдар, почвенный поэт Кублановский и гражданственный филолог Чудакова… Продолжают враждовать вполне себе союзные во всех остальных вопросах интеллигенты, бизнесмены, журналисты. Прошлое не проходит. Задевает нас, будоражит, возвращается бумерангом.

   С нашей точки зрения, в этот день Россия защитила себя от настоящего и обрекла на проблемы в будущем.

   Защитила. Потому что бунтующие макашовцы-баркашовцы, отмороженные хасбулатовцы, соколы Руцкого не для того поддерживали своих вождей и проливали кровь в московской мэрии, атаковали Останкино, чтобы подарить нам свободу и утвердить вольную конституцию, которую под их охраной сочиняли заигравшиеся интеллигенты вроде Олега Румянцева. Они шли напролом, чтобы взять страну в тиски. Их фашизм не был стилизованным фашизмом Лимонова; союз беспредельного великодержавия с чеченским прорывом был похож на коктейль Молотова. Продержись они еще день-другой, и армия (которая в массе своей по взглядам недалеко от них ушла) дрогнула бы, чекисты сделали бы четкий расчет и тоже перешли на сторону белодомовских отрядов. Разом было бы прикрыто относительно свободное, по крайней мере — разнородное, телевидение; политическая жизнь тут же вошла бы в жесткие советские рамки; дух милитаризма пронесся бы надо всей державой и вернул бы ей прежних союзников — Кубу, Алжир, нефтяные эмираты, бензиновую Латинскую Америку. Начались бы неизбежные массовые посадки — не по злобе, а в силу политической необходимости, чтобы удержать ситуацию под контролем…

   Обрекла. Потому что во внутренней войне с врагами, перешедшими последнюю черту, Ельцин — с той же неизбежностью — должен был опереться на силовую верхушку ЧК и армии; вынужден был — даже если не хотел — строить авторитарную модель государственного правления, «под себя»; начал сговариваться с будущими олигархами об условиях экономической поддержки. Иными словами, стал отсекать все варианты дальнейшего развития страны, кроме того, который в конце концов и был избран: власть силовиков в окружении экономических либералов, спецов. Узкая дорожка, на которую пришлось встать в ночь с 3 на 4 октября 1993 года, привела не только Ельцина, но и всех нас примерно туда же, откуда вроде бы выводила. Медиа перекрыты, политика опутана, как египетская мумия, список союзников и врагов полностью пересмотрен, Уго Чавес стал лучшим другом советских детей, российские ракеты, проданные через Сирию, летят из Ливана в Израиль, посадки не очень массовые, а все равно произошли, и пафос позднекоммунистического великодержавия звучит в речах вождей…

   Антигрузинская истерика все больше напоминает макашовский антисемитизм. (Грузины сами хороши? Разумеется. Но кто сказал, что евреи — сплошные ангелы?) Между прочим, в тот сухой, но туманный и холодный день в толпу митингующих патриотов затесался советник израильского посольства; голубоглазый и светловолосый, он не вызвал нареканий толпы; какая-то бабка, увидев молодого импозантного мужчину, обняла его по-матерински и сказала: сынок, ты ведь не жидок какой-нибудь, пойдем с нами! Боюсь, нынешнему грузинскому послу в России такого никто не предложит. Да и вряд ли он решится пойти погулять по мирным улочкам столицы главной сырьевой державы мира.

   Теперь вопрос: а нужно ли было сопротивляться, принимать на себя моральную ответственность за применение силы, рисковать, поддерживать далеко не идеальную тогдашнюю власть? Если все равно белодомовская идеология взяла верх над идеалами свободы и творческого саморазвития в пределах общехристианской цивилизации? Нужно. Потому что за десять лет относительного развития страна успела продышать легкие. Набралась запаса исторической прочности. То, что раздавило бы ее в 1993-м, лишь придавливает в 2006-м. Теперешние шовинисты — не ровня баркашовцам, а чекисты успели обрасти приятным западным жирком, от которого сами не захотят отказываться. Кроме того: история все равно когда-нибудь закончится. Из чего никак не следует, что уже сейчас нужно срочно перестать жить.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK