Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "У кризиса в плену"

Почему российский фондовый рынок упал сильнее всех?   Низы не хотят, верхи не могут — это классическая формула революционной ситуации. А когда верхи не умеют, а низы паникуют — это портрет современного финансового кризиса. Та же революционная ситуация, только в экономике.
   
ШАГИ КОМАНДОРА  
Вряд ли кто-нибудь сегодня по-прежнему возьмется утверждать, что происходящее на рынках не имеет отношения к «настоящему кризису». Шаги Командора, или признаки новой волны кризиса, все отчетливее. Саспенс нагнетается, «шаги» приближаются, паралич поражает не только саму экономику, но и призванную бороться с ним экономическую политику.
   Обвал, случившийся в начале августа, спровоцировало революционное решение агентства S&P о снижении кредитного рейтинга США с ААА до АА+. Чем бы ни руководствовались эксперты рейтинговых агентств — принципами (чтобы все по-честному!) или заботой о собственной репутации (неподкупные и беспристрастные!), но все сошлись во мнении, что к реальным направлениям финансового движения это отношения не имело. Да, сделалась паника, капиталы устремились… в те самые долларовые активы, потому что все равно больше было некуда.
   Теперь все куда серьезнее. Конечно, можно сказать, что и на этот раз дело не обошлось без рейтинговых агентств. Вечером 22 сентября, когда падение рынков уже происходило, другое агентство, Moody,s, понизило рейтинги крупнейших американских банков — Bank of America, Citigroup и Wells Fargo. Рейтингисты из S&P тоже не дремали, они снизили рейтинги семи банков Италии и ухудшили прогноз по рейтингам восьми кредитных организаций страны на фоне понижения суверенного рейтинга Италии. Но главная причина совсем в другом. 22 сентября (хотя падение рынков не ограничилось одним этим днем) кризис доказал свое превосходство над мерами антикризисной политики.
   Ни для кого не секрет, что последняя волна кризиса стала ответом на решение комитета по открытым рынкам ФРС США. Ситуация становится революционной — в том смысле, что мировую экономику, как трибуну на футбольном матче, сотрясает крик: «Судью на мыло!» А в таком состоянии биржевые котировки могут натворить не меньше бед, чем распоясавшиеся фанаты.
   Все дело в том, что ФРС вместо кардинальных решений предложила программу «малых дел»: продать кратко-срочные облигации на $400 млрд и купить на них долгосрочные облигации со сроком погашения через 6-30 лет. Цель — добиться дальнейшего удешевления долгосрочных кредитов. Рынки требуют большего. Потому что меры ФРС повысили спрос на американские казначейские облигации и, соответственно, на доллар, снизив интерес инвесторов к вложениям в другие бумаги, рискованность которых относительно облигаций повысилась.
   В итоге негатив перевесил. В США торги 22 сентября завершились падением более чем на 4%, причем индекс Dow Jones упал ниже 11 тысяч пунктов. Европейские фондовые индексы в тот же день отозвались практически зеркальным падением на 4-5%.
   Сигнал тревоги звучит уже, как сирена. Регуляторы оказываются не в состоянии остановить явно приближающийся рецидив кризиса. Это относится не только к США. Европа по-прежнему, затаив дыхание, следит за греческим эквилибром над долговой пропастью. Масла в огонь подлило заявление министра финансов Греции Эвангелоса Венизелоса, которое некоторые наблюдатели расценили так: Афины не исключают возможности частичного дефолта.
   Неспокойно даже в Поднебесной. На этот раз третье мировое рейтинговое агентство Fitch выступило с предупреждением: в Китае нарастает риск неплатежей в финансовом секторе. Практически одновременно с этим предостережением президент Всемирного банка Роберт Зеллик сделал заявление о том, что возвращение рецессии в развитые страны приведет к резкому обострению ситуации в развивающихся, которым банкир рекомендовал стимулировать внутренний спрос.
   Между тем перекредитованность местных властей и сферы недвижимости в Китае, на которую ссылается Fitch, — это и есть оборотная сторона перегрева экономики из-за стимулирования внутреннего рынка. Получается, главе Всемирного банка нечего предложить, кроме китайского маршрута, который, если верить Fitch, ведет туда же — к кризису. Денежные власти явно оказались в тупике.
   
ЯМЩИК, НЕ ГОНИ ЛОШАДЕЙ!
  
А что же Россия? Она на своем привычном месте — в заложниках у мировой конъюнктуры. И удары кризиса здесь больнее, чем в его эпицентре. В тестовый день, 22 сентября, индекс РТС рухнул на 8,61%, а ММВБ — на 7,82%; 23 сентября падение продолжилось. Пострадали не только фонды, но и рубль, переполнивший бивалютную корзину. 23 сентября она стоила 37 рублей 21 копейку, издевательски на одну копейку превысив верхнюю границу установленного для нее коридора.
   Интеллектуально Россия также не в авангарде борцов с кризисом. Ее фирменное оружие — резервные нефтегазовые фонды — уже изрядно притупилось. Есть немалые резервы ЦБ, но от кризиса, как показывает недавнее прошлое, они не спасут. Проект нового трехлетнего (2012-2014) бюджета антикризисным никак не назовешь. Цена нефти, колеблющаяся на уровне, близком к $100 за баррель, из которого он исходит, — не столько прогноз развития событий, сколько результат компромисса правительства с лоббистами, требующими расширения расходов. Достаточно сказать, что по оценке, прозвучавшей 22 сентября на ежегодной конференции Fitch, текущий нефтегазовый дефицит российского федерального бюджета уже достигает 12%.
   Новые удары кризиса вызовут, прежде всего, дальнейший отток капиталов. Ситуация 2011 года отличается от ситуации в 2008 году тем, что на этот раз капитал бежал из России заранее. В первой половине 2011 года его не останавливали ни высокие цены на нефть, ни оживление экономики.
   Капиталы бегут в доллар, а это само по себе вызывает падение цены нефти, таков традиционный способ хеджирования рисков укрепления доллара. Если же мировая рецессия вернется (а Джордж Сорос заявляет, что так и есть), цена нефти со свистом покатится вниз. К чему это приведет, никому в России объяснять не надо.
   Кумулятивный результат от всего перечисленного — ускорение уже происходящего обесценения рубля. Сейчас рубль падает на фоне нехватки в банках рублевой ликвидности, а это значит, что потенциал ускорения его девальвации велик. Что чрева-то возникновением паники на валютном рынке, которая многократно усилит разрушительную мощь кризиса. Между тем рубежи антикризисной обороны в России так и не созданы.
   

   События на рынках 22 сентября, ставшие ответом на решение ФРС США, показали: денежные власти в тупике. И не только в США, но и в Европе, и даже в Китае. Кризис повсеместно перехватывает инициативу.
   В России, по которой в силу ее растущей уязвимости из-за зависимости от нефтяной конъюнктуры кризис бьет сильнее, чем по развитым странам, антикризисных рубежей обороны не создано. Между тем новые удары кризиса приведут к ускорению обесценения рубля. Тот факт, что он уже падает на фоне растущей нехватки в банках рублевой ликвидности, означает, что потенциал ускорения девальвации велик. А это чревато возникновением паники на валютном рынке, которая многократно усилит разрушительную мощь кризиса.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK