Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Who is Mister Putin?"

В распоряжении «Профиля» оказались довоенные фотографии, а также другие весьма интересные сведения (не подтвержденные официально) о родственниках и.о. президента России Владимира Путина.В поисках материалов о своих предках, носивших фамилию Печерские, я познакомилась с Анной Сергеевной Михайловой, 1926 года рождения, уроженкой Московской области, по мужу Печерской. Анна Сергеевна пролила свет на некоторые обстоятельства жизни бабушки и деда и.о. президента России Владимира Путина.
До войны будущий муж Анны, Владимир Печерский, был близким другом, фактически мужем бабушки Владимира Путина по отцовской линии.
Специально для «Профиля» Анна Михайлова рассказала эту love story.
Анна Михайлова: «Мы поженились с Владимиром Дмитриевичем Печерским в 1960 году. Это был не первый брак для каждого из нас. В течение нескольких лет после свадьбы мужу приходили письма, подписанные Лялей Путиной. Я не знала ее настоящего имени, муж тоже называл ее Ляля. Ляля была мамой Владимира Путина-старшего, отца нынешнего и.о. президента России. Помню, она писала о рождении внука — Владимира Владимировича.
Супруг говорил, что Ляля была его первой любовью. Они познакомились в 1927 году в селе Чуфарово Ростовского уезда Ярославской области. Ляля работала бухгалтером то ли в школе, то ли в сельсовете. Владимир Дмитриевич (мой будущий муж) был сыном приходского священника в Чуфарове. Ему исполнилось 16 лет, и он только-только окончил девятилетку.
Ляля была хорошенькая, сущий ангел: большие голубые глаза, светлые волосы, голова в кудряшках. Она носила короткую стрижку — по моде того времени. Хотя на более ранних фотографиях, которые сохранились в семейных альбомах моего мужа, у нее длинные волосы, убранные назад. Она была худенькой, с тонкой талией. Чем заметно отличалась от «картофельных» деревенских девушек. У Ляли были хорошие наряды, благородные городские манеры — одним словом, настоящая барышня. Позже Ляля рассказывала Владимиру Дмитриевичу, что она из Рыбинска. Ее папа (прадед В.В.Путина) служил коммивояжером, разъезжал по всей России, продавал швейные машинки «Зингер». А мама (прабабушка В.В.Путина) была дипломированной акушеркой, окончила медицинское училище и имела право вести частную практику. По тем временам это блестящая карьера для женщины. Насколько я знаю, у самой Ляли не было высшего образования. Она училась на финансовых курсах. Когда случилась революция, она только окончила школу.
Владимир Дмитриевич сразу обратил внимание на Лялю. Ляля была старше его на одиннадцать лет, Печерскому в ту пору было всего шестнадцать! У Ляли был ребенок, которого звали Володя.
Ляля жила с сыном в пристройке к сельской школе. Потом переехала в дом Владимира Печерского. После революции нравы заметно изменились. Разве мог приходский священник до революции позволить своему сыну привести в дом женщину с чужим ребенком? Родители шестнадцатилетнего Владимира Дмитриевича приняли Лялю как родную. Впрочем, мой будущий муж в то время уже сам мог содержать семью. В летние каникулы он работал практиком-геодезистом в распоряжении ярославского губернского мелиоратора С.Д.Григорьева. Это была хорошо оплачиваемая работа. Уже подростком Печерский обладал энциклопедическими знаниями.
Я не знаю всех подробностей — например, почему Ляля оказалась именно в селе Чуфарово и откуда она приехала. Она появилась там в 1926 году — за год до знакомства с Владимиром Печерским. Привела же ее в Ярославскую область вполне определенная цель. Муж Ляли, разочаровавшись в любви, оставил ее с ребенком. И ушел в Толгский монастырь послушником. В 1927 году он стал монахом — отцом Михаилом. (Было ли имя Михаил и его мирским именем, я не знаю. Когда послушники принимали сан, они имели право менять свое светское имя.)
Ляля рассказывала, что на самом деле их фамилия Распутины — правда, в то время она была не менее распространенной, чем сейчас Иванов. Но чтобы у служителей монастыря не возникло нехороших ассоциаций, ее муж записался в монастырской книге как Путин. Ляля приезжала в монастырь, пыталась вернуть его в лоно семьи, но он отказался с ней встречаться. Даже маленького сына видеть не пожелал. С тех пор Ляля стала называть себя Путиной. Приехала в Чуфарово, что неподалеку от Толгского монастыря. Познакомилась с Володей Печерским.
Со слов моего будущего мужа Печерского, супруг Ляли (дед В.В.Путина) был невероятным болтушкой, жизнелюбивым весельчаком, из него энергия ключом била. Он мог часами говорить обо всем на свете: сколько угля добыли ливерпульские шахтеры, какие туалеты носят парижанки, немки и чешки, знал все сорта вин и пива. Да и сам любил выпить. Судя по рассказам, не избегал Распутин и женского общества. Совершенно непонятно, что могло заставить его уйти в монастырь».
А.М.: В 1928 году родственник Владимира Печерского, служивший в НКВД, предупредил, что «органы» готовят репрессии против священнослужителей, в том числе и в Ярославской области. (Вдова этого человека Галина Лысенкова умерла всего пять лет назад. Она жила в Москве на Сретенском бульваре. Мы с мужем часто после войны ездили к ней в гости).
Тот же человек из НКВД «подчистил» семье Печерских документы, и Владимир Печерский вывез родителей, Лялю и маленького Вовочку (отца В.В.Путина) в Коканд.
Осенью 1928 года кокандские мелиораторы пригласили Владимира Печерского на строительство ирригационных объектов. К 1930 году он построил 421 ирригационный канал в Узбекистане. Несмотря на его «неузбекское» происхождение, его почитали там как настоящего аксакала. Он хорошо зарабатывал.
Ляля преподавала узбекским детям математику и русский язык.
Прожили они вместе в Коканде до 1932 года. Затем Владимира Дмитриевича перебросили в Фергану — на строительство Ферганского канала. Ляля взбунтовалась. Сказала, что ей надоела кочевая жизнь, долгие отсутствия Владимира на стройках. Она собрала вещи и уехала куда-то в Ростовскую область (в Ростов Великий.— «Профиль»). Больше всего разлуку переживал Вова-маленький. Владимир Дмитриевич незадолго до этого купил велосипед. И Вовочка очень любил на нем кататься. Владимир Дмитриевич сажал Вовочку на багажник и гонял по окрестностям Коканда. Какое это было пижонство! Тогда велосипед мог позволить себе только очень обеспеченный человек. Владимир Дмитриевич очень хорошо одевал Лялю и Вовочку, они ни в чем не нуждались.
Ляля не забыла моего мужа. Всю жизнь писала ему письма. Особенно часто она вспоминала о персиках, которыми они с Вовочкой лакомились в Узбекистане. Писала, что персиков им очень недостает.
Потом Ляля вышла замуж за человека по фамилии Эпштейн. Он усыновил Вовочку. Но взял фамилию Ляли. С еврейской фамилией в то время было трудно.
Жива ли Ляля сейчас, я не знаю. Мой муж умер в 1971 году.
Е.П.: Что стало с отцом Михаилом, носившим фамилию Распутин?
А.М.: Мы живо интересовались историей Толгского монастыря. Ведь отец Владимира Печерского Дмитрий Николаевич сначала был священником в Толгском монастыре, потом женился, получил приход в Чуфарове.
Так вот, все семьдесят монахов ушли из монастыря в 1928 году — за два-три месяца до его официального закрытия.
Некоторые из них растворились в городах, отказавшись от своих религиозных убеждений. Они вновь стали светскими людьми, работали учителями, бухгалтерами.
Кто-то ушел в Пошехонию. Тогда это было совсем дикое место в Вологодской области. Монахи спрятались в глухих лесах от репрессий. Пошехонию освоили только в 60-е годы. В наше время в тех краях нашли полуразрушенные жилища, свидетельствующие о пребывании людей.
Другие бывшие монахи Толгского монастыря создали и зарегистрировали в 1929 году на территории Ярославской области артель. Работали и жили как обыкновенные колхозники, но имели религиозный устав. Они были передовиками. Об успехах и достижениях этих артельщиков писали даже столичные газеты. Но в начале 30-х годов сотрудники НКВД посадили, а затем расстреляли многих передовиков-артельщиков.
С кем их этих монахов разделил судьбу отец Михаил, осталось тайной.
Село Чуфарово умерло. Во время свадебного путешествия мы с мужем посетили Ярославскую область. На месте когда-то очень богатого села остались только заборы, домов уже не было.

Пытаясь найти подтверждение словам Анны Сергеевны, я просмотрела все документы по Толгскому монастырю, хранящиеся в Ярославской области. Списка монахов и послушников, которые жили в монастыре в 20-е годы, в архиве нет. Отсутствует он и в архиве Епархиального совета Ярославской области. Последние сведения о братьях Толгского монастыря датированы 1918 годом (тогда была последняя официальная перепись монахов и послушников) — задолго до того, как дед Путина постригся в монахи. Позднее сведения о всех вновь прибывавших послушниках заносили в обычные монастырские книги регистрации.
По словам заместителя директора Государственного архива Ярославской области Евгения Гузанова, шансов, что эти книги выжили, мало. Скорее всего, последний митрополит Ярославской губернии Агафангел спрятал их, утаил (они могут до сих пор храниться у какого-нибудь частного коллекционера) или, наконец, уничтожил — чтобы документы не попали в НКВД, сотрудники которого как раз в то время начали репрессии против священнослужителей.
Единственный монах Толгского монастыря, судьба которого известна,— это отец Павел Груздев. Он был похоронен четыре года назад в районном центре Тутаев Ярославской области. Он долго сидел в лагерях, но не отказался от веры и никогда не говорил ни единого слова о братьях Толгского монастыря.
Я направила письмо в администрацию президента с просьбой прокомментировать сведения о предках Владимира Путина по отцовской линии. Сотрудница пресс-службы и.о. президента Наталья Тимакова ответила мне, что «идея опубликовать генеалогическое дерево семьи Путиных не вызвала большого восторга у Владимира Владимировича».
— В ближайшее время и.о. президента планирует рассказать публично о некоторых своих родственниках — о тех, о которых захочет,— резюмировала г-жа Тимакова.
Кое-что мы и вправду узнали буквально через несколько дней — в газетах и на телевидении появились сюжеты о «возможных» родственниках Владимира Владимировича из Твери.
«И каждый деревенский, следящий по телевидению за и.о. президента, невольно стал думать, не в родстве ли с ним находится,— писали газеты.— И вообще, все мы люди, родственники, все произошли от Адама с Евой».
Адам и Ева — не меньше. Просто библейская «легенда».

ЕЛЕНА ПЕЧЕРСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK