Наверх
1 декабря 2022

"Преступления будущего": возвращение Дэвида Кроненберга к жанру боди-хоррора

Преступления будущего

Кадр из фильма "Преступления будущего"

©Sphere Films/Vertigo Films/Metropolitan Filmexport/Argonauts Productions S.A/Serendipity Point FilmsDavis Films/Telefilm Canada/Ingenious Media

В прокате стартовали «Преступления будущего» – новый фильм молчавшего восемь лет канадского мэтра Дэвида Кроненберга. Картина, в которой заняты Вигго Мортенсен, Леа Сейду и Кристен Стюарт, была одной из самых ожидаемых на последнем Каннском фестивале, но в итоге создатели картины уехали без наград. От фильма остается смешанное впечатление: он красивый «снаружи», но странноватый «внутри» – прямо как некоторые герои «Преступлений будущего».

Вигго Мортенсен, сыгравший центральные роли во многих поздних фильмах Дэвида Кроненберга («Оправданная жестокость», «Порок на экспорт», «Опасный метод») предстает в фильме в образе Сола Тенсера – художника из недалекого будущего, проводящего дикие перформансы. Из-за синдрома ускоренной эволюции все люди будущего перестали чувствовать боль. Но Сол отличается от большинства: у него еще и могут вырастать новые, незнакомые науке органы, причем Сол способен некоторым образом помогать им развиваться. Помощница и возлюбленная Сола, бывший врач Каприс (Леа Сейду) в нужный момент при помощи специальной машины для операций извлекает эти органы на глазах у изумленной публики – в этом и заключаются перформансы.

Венецианский кинофестиваль-2022: Мэрилин Монро, письма Льва Толстого и человек-кит

Также Каприс превращает их в арт-объекты, набивая на органах татуировки. Кристен Стюарт (забавно, что раньше у Кроненберга несколько раз снимался ее коллега по «Сумеркам» Роберт Паттинсон) и Дон МакКеллар в «Преступлениях будущего» изображают ученых Тимлин и Уиппета, которые занимаются вопросами эволюции и, в частности, каталогизирования новых органов. Тимлин, ко всему прочему, становится сексуально одержима персонажем Вигго Мортенсена Солом. Также в новом мире существуют люди, не способные переваривать органическую пищу, но с удовольствием употребляющие пластик, – некоторые считают их уродами и мутантами.

Кроненберг – патриарх жанра боди-хоррора. Из его «Видеодрома», «Мухи», «Экзистенции» и других фильмов вышли, как из гоголевской «Шинели», все современные представители жанра вплоть до Жюли Дюкурно, чей «Титан» победил в прошлогоднем Канне. Но вот уже пару десятков лет Кроненберг занимается вопросами мутаций не физических, а психологических и социальных. В «Преступлениях будущего» он возвращается к своему коронному жанру – один из его фильмов 1970-х даже носил такое же название, хотя и имел другой сюжет.

С одной стороны, у Кроненберга вновь получилось создать впечатляющие и отталкивающие визуальные детали и образы. Солу из-за внутренних мутаций тяжело даются простые будничные действия, будь то еда или сон. Из-за этого он пользуется специальными гаджетами: похожим на скелет, почти живым на вид стулом, помогающим его телу принять правильное положение ради успешного процесса пищеварения, и кроватью-колыбелью, которая присасывается к нему своими щупальцами, обеспечивая относительно комфортный сон. Пульт от специальной капсулы для операций и вскрытий также выглядит чуть ли не одушевленным – и уже неважно, что непонятно, как он действует. Образы людей, наносящих себе увечья ради искусства, также сложно будет выбросить из головы: танцовщик с зашитымм глазами и ртом и приделанными по всему телу ушами или девушка с жаброобразными шрамами на лице – персонажи не из ночных кошмаров, а из буйной фантазии почти 80-летнего Кроненберга.

С другой стороны, герои гораздо больше разговаривают, чем занимаются членовредительством (то есть в данном случае, в основном, искусством), и беседы эти не назвать крайне увлекательными. А главное, из-за этой многословности ничего не стоит запутаться в поворотах сюжета, логике событий и мотивациях персонажей. Никаких скидок Кроненберг не делает, и такая бескомпромиссность может как восхищать, так и раздражать.

Что смотреть на ММКФ-2022: "Русские премьеры" и фильмы из программ Венеции и Канна

В сухом остатке это фильм, во-первых, о том, что хирургия, по словам героини Кристен Стюарт, – это новый секс. В комическом эпизоде соблазнения ею Сола он признается, что плох в старом-добром сексе: ведь теперь, чтобы получить удовольствие, люди друг друга просто режут. Идея не новая для Кроненберга: в его скандальной «Автокатастрофе» герои устраивали аварии, чтобы прямо после этого предаться любви. В «Преступлениях будущего» боли не осталось, классических любовных утех почти тоже, но возбуждение, к счастью, люди еще пока способны испытывать.

Во-вторых, это картина о необходимости принятия эволюции и шире – себя и особенностей своего тела. Сол, конечно, нашел способ использовать во благо свои физические особенности, но, по большому счету, он постоянно испытывает страдания не только физического, но и психологического толка. Он и Каприс полагают, что его лишние органы подобны опухолям, и избавление от них посему не только художественный жест, но и медицинская необходимость. Но что, если это не так, и эволюции виднее, как человеку будет лучше? Это новая для киновселенной Кроненберга, и весьма позитивная, мысль.

В-третьих, в «Преступлениях будущего» есть и экологическая составляющая. Открывающая фильм сцена с поедающим пластмассовое ведро мальчиком оказывается крайне важна для картины. Если бы люди могли таким образом преобразовывать многочисленные отходы производства, разве у мира не появилась бы надежда на спасение? Кажется, за эту идею неплохо бы ухватиться ученым – спасибо, господин Кроненберг.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Метки: кинофильмы