Наверх
24 октября 2021

Достигли вершины: как пик инфляции повлияет на цены

Эльвира Набиуллина

Эльвира Набиуллина

©Владислав Шатило/РБК/ТАСС

В сентябре инфляция в РФ достигла высшей точки и уже с октября вроде бы должна начать постепенно снижаться – такой прогноз дала глава Центробанка Эльвира Набиуллина. Индекс роста цен по итогам первого осеннего месяца может составить 7% – таким образом, будет побит августовский антирекорд в 6,7%. Подобных значений мы не видели уже пять лет, то есть с августа 2016-го. Впрочем, если верить регулятору, то все худшее уже позади, цены вот-вот поползут вниз, чему должно способствовать и ужесточение кредитно-денежной политики ЦБ. Но только поползут ли?

Борьба с ожиданиями

Напомним, инфляция резко ускорилась с октября 2020 года. Чтобы замедлить ее, Центробанк с марта 2021-го последовательно повышал ключевую ставку с 4,25% до 6,75%. Последнее повышение на 0,25 процентных пункта произошло как раз в сентябре, и Набиуллина дала понять, что это еще не конец. Действительно, пространство для маневра у регулятора есть: российская экономика, если верить заявлениям властей, восстановилась до докризисного уровня, просрочка по кредитам у населения снижается, а сама ставка сейчас ниже инфляции и еще далека от максимальных значений за последние годы.

Издержки против ставки: почему у ЦБ пока не получается сдержать инфляцию

Впрочем, немало экспертов критиковали ЦБ за слишком быстрое повышение ставки: дескать, цены в России в основном растут из-за того, что дорожают сырье и комплектующие на международных рынках, как следствие, растет себестоимость производства российских товаров, и высокая ставка тут не поможет, только экономику тормозит. Но в одном из недавних интервью Эльвира Набиуллина объяснила логику регулятора: поднимая ставку, он борется в первую очередь с инфляционными ожиданиями: если они высоки, то потребитель начинает закупаться товарами впрок, еще больше разгоняя рост цен. Если же ожидания под контролем, то и производители не будут полностью переносить выросшие затраты в цену конечного товара.

Напомним, в июле инфляционные ожидания населения, согласно докладу ЦБ, достигли 13,5% – это максимум за период с 2016 года. В августе этот показатель сократился, но ненамного – до 12,5%.

Что ж, возможно, Центробанк и добился успехов в борьбе с инфляционными ожиданиями, только годовой показатель самой инфляции ему то и дело приходится пересматривать в сторону повышения. В июле ведомство озвучивало прогноз на уровне 5,7–6,2%, но после сентябрьского повышения ключевой ставки было заявлено, что и эти цифры придется скорректировать. Разумеется, не в сторону снижения. Если опираться на данные Росстата, то по итогам 2021 года нас ждет значение в районе 7% (напомним, целью были 4%). Но ЦБ не теряет надежды взять реванш на следующий год, выйдя на целевой показатель во втором полугодии 2022-го.

Эффект базы

Но что все эти выкладки означают для россиян, которые в 2021 году уже претерпели немало неприятностей от ценовых скачков? Тем более что инфляция, которую ощущает на себе потребитель, была значительно выше среднего показателя, рассчитываемого статистическим ведомством. Так, в мае при средней инфляции 6,02% индекс цен, ощущаемый потребителем (его рассчитывает ЦБ на основе опросов), составлял около 15%. А отдельные товарные позиции подорожали более чем в три раза. Поэтому сентябрьский рекордный показатель в 7%, мягко говоря, немного пугает.

Однако Эльвира Набиуллина говорит, что бояться не надо – страшная цифра обусловлена не проблемами в экономике, а всего лишь эффектом базы. Дело в том, что в сентябре 2020-го инфляция была еще невысокой, более того, наблюдалось снижение цен на 0,1 п.п. Поэтому-то теперь, при сравнении год к году, и получаются пугающие 7%. Зато уже в октябре–ноябре за счет все того же эффекта базы мы наверняка увидим снижение годовых показателей. То есть как минимум в выкладках наших экономических чиновников все должно быть неплохо.

Инфляция снимет навар: почему "борщевой набор" в этом году не подешевеет

Это, конечно, здорово, но если говорить про динамику инфляции, то есть про отношение месяц к месяцу с устранением сезонности, то ситуация все равно непростая. Положительные сдвиги, конечно, имеются, например, резко замедлился рост цен на строительные материалы. Если в июле месячное подорожание здесь составило около 5,6%, то в августе только 0,5%. А именно этот сегмент оказывал серьезное влияние на всю категорию непродовольственных товаров. «За исключением автомобилей, здесь нет серьезных драйверов, толкающих цены наверх, – пояснил эксперт института «Центр развития» НИУ ВШЭ Игорь Сафонов. – Даже по одежде и обуви, несмотря на предсентябрьский пик покупок, динамика цен вполне нормальная, она укладывается в 0,3% месяц к месяцу, что соответствует 4% в год».

В продовольственном сегменте основным драйвером роста были цены на плодоовощную продукцию. Можно вспомнить, что свекла в мае подорожала на 20%, а морковь, стоившая дороже бананов, стала поводом для анекдотов. Но благодаря раннему урожаю в августе цены на овощи снизились на 2%. Теперь, по словам Сафонова, наибольшее беспокойство в продовольственном сегменте вызывает продукция животноводства – мясо, молоко и молочные продукты. Вес данной категории в потребительской корзине заметно больше, чем у овощей, а динамика цен здесь «выше нормальной». И это способствует разгону продовольственной инфляции.

Чего ждать и что делать?

Таким образом, вопрос, удастся ли нашим экономическим властям в будущем году добиться инфляционного таргета в 4%, остается открытым. Сейчас многие эксперты прогнозируют, что в первом полугодии будет действовать «инерционный фактор» и рост цен будет довольно высоким, и только во втором он может замедлиться до 4,5–4%. К тому же, по словам Эльвиры Набиуллиной, сохраняются устойчивые факторы инфляции, на которые российские власти не могут оказать влияние, – это, в частности, мировые цены на зерно, древесину, металлы. Локдауны сняты, спрос восстанавливается, но производство пока не поспевает за ним.

Впрочем, возможен иной сценарий, при котором годовой показатель окажется даже ниже заветных 4%. Этому, по словам Игоря Сафонова, может способствовать восстановление экономической активности и оживление производства. Дело в том, что наблюдаемый рост цен у производителей во многом обусловлен подорожанием промежуточных товаров – сырья, комплектующих. Все это последствия пандемии и связанных с ней ограничений: утраты производственных мощностей, разрыва логистических цепочек и т. д. В частности, очень выросли транспортные расходы из-за дефицита перевозочных мощностей. Но если экономическая активность будет возвращаться на докризисный уровень, хозяйственные связи восстановятся (хотя бы частично), то дефицит исчезнет, предложение и спрос сбалансируются, и это должно привести к снижению себестоимости товаров. Впрочем, как признал Игорь Сафонов, этот сценарий «мы пока не можем обосновать на статистических данных и подтвердить документально, но, исходя из логики, такая возможность сохраняется».

А какие выводы может сделать для себя потребитель, пытающийся управлять своими финансами? «Гражданам-накопителям еще рано открывать депозиты или покупать облигации, – говорит главный редактор Banki.ru Владислав Коваленко. – Привлекательные доходности по этим инструментам еще впереди, поэтому оптимальным инструментом для размещения денег сейчас являются накопительные счета – они страхуются государством, дают хороший процент и позволяют в случае чего снять деньги без потери дохода». А вот заемщикам пора задуматься о сокращении долговой нагрузки, ведь перекредитовываться теперь придется под все более высокий процент, а значит, расходы на обслуживание долга будут расти.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
24.10.2021
23.10.2021