24 июля 2024
USD 87.3 -0.48 EUR 95.46 -0.3
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Не жалейте денег: почему государство не должно скупиться на зарплаты бюджетникам
доходы населения Россия федеральный бюджет Экономика

Не жалейте денег: почему государство не должно скупиться на зарплаты бюджетникам

В последние годы бюджетная сфера находится под особым вниманием властей. В 2023-м на зарплаты бюджетникам кабмин дополнительно выделил 30 млрд руб. С января 2024-го на 9,8% проиндексированы зарплаты в образовании и здравоохранении. А в ходе послания Федеральному собранию президент Владимир Путин поручил правительству в будущем году отработать новую модель оплаты труда работников бюджетной сферы. «Профиль» выяснил, чем является бюджетный сектор для отечественной экономики – якорем или одним из локомотивов и почему государству не нужно скупиться на зарплаты бюджетникам.

©Коллаж Shutterstock/FOTODOM

Содержание:

Кого считать бюджетником

Роль государства в отечественной экономике велика, и в последние годы она лишь увеличивается. По расчетам экспертов РАНХиГС, в 2022-м доля госсектора в российском ВВП составила 56%. Согласно экспертным оценкам, еще в 2021 году доходы более 40% населения страны напрямую зависели от бюджета – речь идет о госслужащих, пенсионерах, сотрудниках силовых ведомств, врачах, учителях, ученых и т. д.

Чудище о пяти головах: какие напасти ждут российскую экономику в 2024 году

Разумеется, далеко не все из тех, кто работает в госструктурах и получает зарплаты и иные выплаты от государства, являются бюджетниками. Например, чиновники разных уровней. Их, как врачей и учителей, «питает» бюджет, однако де-юре они госслужащие. Также к бюджетникам нельзя отнести военных или сотрудников госкомпаний. Скажем, Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК), которая производит гражданские и военные самолеты, – более 90% ее акций принадлежит государству в лице Росимущества, главный заказчик – тоже государство. Но юридически она является публичным акционерным обществом (ПАО) и к бюджетным учреждениям не относится. То же самое можно сказать о «Роснефти», «Газпроме» и многих других.

В сухом остатке бюджетниками являются лишь те россияне, которые трудятся в бюджетных учреждениях разного уровня: федеральных (ФГБУ), региональных (РБУ), муниципальных (МБУ) и многих других. В бюджетную сферу попадают практически вся государственная медицина и государственное образование (детские сады, школы, университеты), большая часть научных учреждений, многие культурные учреждения (библиотеки, музеи, театры, дома культуры). По оценке вице-премьера Татьяны Голиковой, в середине прошлого года в стране было примерно 5,2 млн бюджетников, из них 600 тыс. «федеральных» и 4,6 млн – «субъектовых».

Названное вице-премьером количество работников бюджетных учреждений составляет примерно 6,9% трудоспособного населения страны. По словам главного научного сотрудника Института экономики РАН Игоря Николаева, эта категория сейчас находится на особом положении: сотрудники бюджетных учреждений являются одними из выгодополучателей государственных вливаний в экономику. Так, в 2024 году расходы на здравоохранение составят 1,62 трлн руб., на образование – 1,55 трлн руб.

Но какова отдача от бюджетного сектора, и можно ли ее оценить? Вклад бюджетных предприятий в экономику не столь очевиден, как, скажем, вклад промышленного, торгового или финансового секторов. Тем более что, согласно Федеральному закону №7-ФЗ от 12.01.1996 года, бюджетные учреждения относятся к некоммерческим организациям и прибыль получать не должны. И все же влияние бюджетного сектора на экономику очень и очень велико.


Бюджетник – это престижно

Принято считать, что предприятия бюджетной сферы не самые богатые и финансирование их зачастую оставляет желать лучшего. Но в списке бюджетных учреждений есть очень престижные компании, например, те, что относятся к федеральным и местным органам власти. Так, более трех десятков медицинских учреждений и санаториев в статусе ФГБУ относятся к Управлению делами президента.

Федеральными государственными бюджетными учреждениями являются Государственный Кремлевский дворец, ансамбль «Березка», Государственный кремлевский оркестр и Специальный летный отряд «Россия».


Закон сообщающихся сосудов

Бюджетный сектор напрямую связан с понятием «человеческий капитал». Развитие таких отраслей, как медицина, образование, культура, можно считать одной из ключевых задач экономики любой страны, ведь именно здесь формируется интеллектуальный и профессиональный потенциал общества, его здоровье. А все перечисленное – это ключевые факторы успешного экономического развития. То есть одно неизменно тянет за собой другое, и так по кругу. С этой точки зрения вклад бюджетных секторов в хозяйство страны трудно переоценить.

Лаборатория института виноградарства и виноделия "Магарач"

Назвать наших бюджетников бесполезными точно нельзя, благодаря им в России резко вырос индекс человеческого капитала

Виктор Коротаев/Коммерсантъ/Vostock Photo

Возьмем здравоохранение: чем выше его уровень, тем меньше потери экономики от высокой заболеваемости или ранней смертности. Вдобавок чем лучше здоровье работников, тем выше производительность их труда. Или образование: оно в конечном итоге работает на повышение квалификации, а высококвалифицированные работники способны производить продукцию с более высокой добавленной стоимостью, замечает Игорь Николаев. Даже культура, чья роль в экономике не столь очевидна, в действительности способствует развитию хозяйства. Ведь культурный уровень сказывается на психоэмоциональном состоянии людей, их креативности, инновационном мышлении, а все это так или иначе тоже влияет на производительность труда.

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв выделяет три аспекта влияния бюджетных секторов на отечественную экономику. Первый – это упомянутые выше социально-экономические факторы, которые наряду с количественными (размер и рост ВВП, ВВП на душу населения и пр.) являются показателями развития общества.

Каким чудом России удалось получить рекордный показатель ВВП на душу населения

Второй аспект – уже чисто экономический. Работники бюджетной сферы – это несколько миллионов человек, которые получают зарплаты, тратят их, а следовательно, формируют спрос на товары и услуги. Спрос, согласно экономической теории, – один из главных драйверов хозяйственного развития. Следовательно, зарплаты в бюджетной сфере напрямую влияют на рост ВВП, динамику промпроизводства, торговли.

Третий аспект заключается в том, что бюджетный сектор – это важный инструмент формирования зарплат и регулирования рынка труда в целом. Ведь бюджетный и внебюджетный секторы являются своего рода сообщающимися сосудами. Если зарплаты в бюджетных учреждениях не ахти, то сотрудники перебираются в частные компании. Это хорошо видно на примере медицины и образования. Недовольные врачи уходят из государственных больниц и поликлиник в частные клиники. То же самое, хотя и реже, происходит с учителями, и чаще они полностью меняют сферу деятельности. Как результат, мы получаем нехватку кадров в соответствующих отраслях. По данным Минздрава, в государственных медучреждениях не хватает около 26,5 тыс. врачей (укомплектованы 82,15% амбулаторных ставок врачей и 84,5% среднего медперсонала), а дефицит школьных учителей вице-премьер Татьяна Голикова оценивала в 11 тыс. человек.

Зато повышение зарплат в бюджетных учреждениях позволяет им конкурировать за квалифицированные кадры с частниками. И уже частным компаниям приходится повышать зарплаты сотрудников, чтобы привлечь людей из госсектора. Таким образом, через зарплаты бюджетников государство может регулировать уровень оплаты в соответствующих секторах экономики и даже регулировать рынок труда.

Индекс человеческого капитала

Хорошо, но как оценить эффективность работы бюджетного сектора? Простых количественных показателей вроде выручки или прибыли здесь нет. Можно лишь отследить динамику развития человеческого капитала, показатели здоровья населения, качества образования, насыщенность экономики квалифицированными кадрами.

Выстояли и выросли: чем удивила российская экономика в 2023 году

Согласно исследованию Всемирного банка от сентября 2020 года, Россия вошла в десятку стран с самыми быстрыми темпами развития человеческого капитала. За 10 лет индекс развития человеческого капитала (ИЧК) у нас увеличился с 62% до 68% – это 41-е место в списке из 174 стран. Среднемировое значение ИЧК составило 56%. Мы оказались в одной компании с Венгрией и Сербией – у них тоже по 68%, у Люксембурга 69%, у Арабских Эмиратов 67%. Неплохо. Правда, у стран первой десятки, куда вошли Сингапур, Гонконг, Япония, Южная Корея, Канада, Финляндия, Швеция, данный показатель варьировался от 88% до 79%. А в целом развитые экономики на тот момент имели ИЧК не ниже 70%.

В исследовании Всемирного банка отмечается, что резкий рост индекса человеческого капитала в России произошел благодаря образовательной системе и за счет роста показателей здоровья населения. То есть назвать наших бюджетников бесполезными точно нельзя.

Одним из важных показателей эффективности медицины, по словам Александра Широва, является ожидаемая продолжительность жизни. Она у нас росла на протяжении почти 15 лет: в 2005-м средняя ожидаемая продолжительность жизни составляла 65,4 года, а в предковидном 2019-м – уже 73,4 года. «Примерно половина этого роста определяется снижением смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, – говорит собеседник «Профиля». – Вот прямой вклад бюджетного сектора, ведь каждый сохраненный человек – это вклад в экономическую динамику».

И маленькая ремарка о том, что касается образования и подготовки квалифицированных кадров. По словам главы Минцифры Максута Шадаева, в 2022-м Россию покинули около 100 тыс. IT-специалистов, многие из них нашли работу за рубежом. Число большое, но говорит оно не только о проблеме, но и о том, что подготовка квалифицированных айтишников в нашей стране в последние годы была поставлена на поток.

Занятие в Академии хореографии в Севастополе

Бюджетный сектор скоро могут ждать новые испытания, поскольку расходы на здравоохранение и образование ощутимо сократят

Дмитрий Макеев/РИА Новости

В мировом контексте

В будущем роль образования и медицины в экономике лишь возрастет, уверен Александр Широв. Ведь только за счет качественного образования можно решить проблему дефицита квалифицированных кадров. А рост продолжительности жизни и старение населения предъявляют особые требования к развитию здравоохранения. Оно потянет за собой смежные отрасли – фармацевтику, медицинское страхование и т. д. Вот, к слову, еще один мультипликативный эффект, который поможет раскручивать экономику.

При этом надо констатировать, что по расходам на здравоохранение, науку, образование мы традиционно уступаем передовым экономикам. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), расходы на здравоохранение в РФ в 2020 году составили 7,6% ВВП по паритету покупательной способности. Для сравнения: в Южной Корее это 8,4%, в Японии – 10,9%, в странах Западной Европы – 10–13%, в США – около 18%.

Схожая ситуация и с расходами на образование: в России это 3,7% ВВП (2020 год), в Великобритании – 3,9%, в Германии – 4,8%, в США – 6,1%, в Дании, Швеции и Норвегии – около 8%.
То есть мы видим, что потенциал роста бюджетных секторов, равно как и их влияния на экономику, вполне очевиден. Но, увы, есть проблема: как отмечает Игорь Николаев, со следующего года бюджетный импульс – то есть общие расходы государства – начнет снижаться. Постепенно это снижение коснется и бюджетной сферы. Так, расходы на здравоохранение в 2026-м по сравнению с нынешними сократятся на 5 млрд руб., расходы на образование уже в следующем году уменьшатся на 235 млрд руб. Все это означает, что наш бюджетный сектор уже совсем скоро могут ждать новые испытания.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль