Наверх
24 июля 2021

Отказной материал: когда заемщики смогут взыскать с банков моральный вред

©Shutterstock/Fotodom

В прошлом году российские банки одобрили всего 33,9% заявок на розничные кредиты. По данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), в последние годы этот показатель неуклонно снижается. В 2019-м он составил 36,9%, в 2018-м – 41%.

Другое дело, что физические объемы кредитования при этом демонстрируют стабильный рост. По итогам 11 месяцев 2020 года банки увеличили кредитный портфель на 12,8%, за аналогичный период 2019 и 2018 годов прибавка была еще внушительнее – 17,4% и 20,9% соответственно.

Парадокс, видимо, объясняется методичной работой финансовых организаций по наращиванию общего количества поданных россиянами заявок на кредиты. «Холодные» звонки с заманчивыми предложениями ссуд, СМС, письма на электронную почту и сообщения, поступающие через мобильные приложения, конечно, искушают клиентов.

Охотничий сезон

При ближайшем рассмотрении выясняется, что все кредиты «предварительно одобрены». Обещать же, как известно, еще не значит жениться. Это ловушка для простаков. Важно соблазнить потенциального заемщика, заставить его обратиться в банк за получением кредита. При этом нет никаких гарантий, что заявка будет одобрена. Можно предположить, что финансовые организации занимаются этим только для того, чтобы соблюдать некие условности. Они придуманы ЦБ в общем-то с благой целью – предотвратить кризис банковской системы и защитить интересы заемщиков, чтобы долговая нагрузка не стала чрезмерной.

Для купирования рисков перегрева рынка розничного кредитования в октябре 2019 года регулятор ввел показатель долговой нагрузки (ПДН) заемщика и потребовал от коммерческих банков формировать резервы в зависимости от размера этого показателя. Банкиры же устроили настоящую охоту на надежных в их понимании клиентов. Они следуют классической схеме, согласно которой количество переходит в качество.

И вот результат – общее количество одобренных заявок на необеспеченные потребкредиты снижается, а объемы кредитования растут. То, что при этом массово нарушаются права потребителей, поверивших недобросовестной рекламе, до чиновников ЦБ, обязанных защищать эти самые права, похоже, не доходит.

Изменить банковский мир к лучшему решила группа депутатов Госдумы. Они подготовили поправки в действующее законодательство, обязывающие финансовые организации раскрывать несостоявшимся заемщикам основания для отказа в кредитах. Сейчас банки вправе не одобрить заявку без каких-либо объяснений. Если закон будет принят, то кредиторы должны будут давать клиентам «мотивированное объяснение» о причинах такого решения.

Реакция участников рынка была предсказуемой. Ассоциация банков России (АБР) выступила категорически против депутатской инициативы. В пояснительной записке подчеркивается, что раскрывать причины отказа якобы будет затруднительно из-за коммерческой тайны, которая распространяется на внутренние модели оценки платежеспособности заемщиков.

Кроме того, в АРБ не уверены, что разъяснения чем-то помогут гражданам. Зато головную боль для банковского сектора изменение правил доставит. В организации предрекают резкий рост жалоб получивших отказ заемщиков в ЦБ, суды и службу финансового уполномоченного по поводу ущемления прав.

Причины и последствия

Что касается независимых экспертов, то единого мнения о полезности нового закона и перспективах его принятия нет. Директор Банковского института НИИ ВШЭ Василий Солодков в беседе с «Профилем» напомнил, что у любого кредита есть себестоимость. Она складывается по меньшей мере из двух параметров. Первый – стоимость привлечения ресурсов. Второй – стоимость обработки заявки, связанная с тем, что надо принимать решения о возможности выдачи данному заемщику кредита.

Когда рассматривается заявление на выдачу кредита, стоимость фондирования остается за скобками. Обычно для принятия решения используются справки о доходах и кредитная история, отметил эксперт. Но если от банка начнут всякий раз требовать объяснений, почему он одобрил заявку или отказал, то неизбежно возникнет дополнительная писанина, затраты на которую в стоимость кредита уже не включаются.

«Плюс к этому не исключены и юридические последствия, поскольку лицо, которому кредит не дали, может обратиться в суд или в другую инстанцию, пытаясь добиться правды», – пояснил Владимир Солодков. По его словам, поэтому банки и пытаются уйти от объяснений причин отказов. Что абсолютно понятно и с их точки зрения разумно. В противном случае для компенсации дополнительных издержек придется поднимать ставки по кредитам, в чем никто не заинтересован.

«Если заемщику не дали кредит в одном банке, он всегда может подать заявку в другой. При наличии конкурентной среды всегда можно найти альтернативу, причем нередко более выгодную», – уверен Владимир Солодков.

В то же время он признает, что поведение банков не всегда бывает рациональным и поддается объяснению. Даже хороший заемщик с безупречной кредитной историей не застрахован от отказа.  С чем это связано, сказать сложно. Скоринг – оценка клиентов – проводится автоматически роботами. Поэтому не исключены ошибки, считает собеседник «Профиля».

Как засудить робота

Конечно, засудить искусственный интеллект за нарушение прав потребителя банковских услуг кажется чем-то из области фантастики. Однако программы скоринга в любом случае составляет человек, который различные ограничения вводит не самолично, а руководствуясь внутренними установками кредитной организации. «Процедура оценки заемщика – святая святых любого банка. Качество оценки влияет на финансовые показатели организации», – говорит управляющий партнер ГК «Финбридж» Леонид Корнилов.

Он не исключает, что раскрытие оснований для отказа в кредите может привести к тому, что информацией воспользуются мошенники, а это чревато финансовыми потерями. Она представляет интерес и для конкурентов, что потенциально ослабит позиции банка на рынке.

Три революции: чем опасна цифровая трансформация банков

Современные системы принятия решения у крупных компаний построены на машинном обучении, анализируются десятки, а то и сотни источников данных и параметров для оценки заемщика. Оператор не сможет сказать, почему машина решила отказать, уточнил Леонид Корнилов. К тому же неясно, как заемщик сможет интерпретировать причины отказа, например, связанные с данными из соцсетей или от телеком-провайдеров. И главное – как ему поможет информация такого рода. Сложно и предугадать реакцию даже в случае мотивированного отказа, безнадежность вполне может вызывать агрессию, считает эксперт.

Гендиректор «БизнесДром» Павел Самиев исходит из того, что уровень одобрения потребительских кредитов традиционно зависит от общей экономической ситуации. В условиях неопределенности банки «закручивают гайки», ужесточая требования к заемщикам, тем самым минимизируя риски. Например, в апреле прошлого года на фоне первой волны пандемии банки одобряли лишь около 25% заявок. К декабрю показатель, по данным НБКИ, вырос почти до 34%, напомнил собеседник «Профиля». Однако многое здесь зависит от кредитных продуктов. Так, по ипотечным кредитам положительное решение принимается в 65% случаев.

«Что касается скрытых или дискриминационных факторов, то с этим ситуация неоднозначная. Вряд ли можно считать таковыми, например, возраст заемщика. В случае с молодежью для банковского скоринга более важен не возраст, а отсутствие кредитной истории», – подчеркнул Павел Самиев. Это не закрывает возможность получения кредита, но может привести к его удорожанию или снижению запрашиваемой суммы.

Коль скоро решения о выдаче потребительских кредитов принимаются скоринговыми системами, то влияние оказывают не один или несколько факторов, а их совокупность или даже пересечение. Причем взаимосвязь, оцениваемая автоматическими алгоритмами, подчас неочевидна даже самому банку, отмечает эксперт.

Нездоровая конкуренция

По словам Павла Самиева, цифровые модели – сегодня едва ли не главное банковское ноу-хау и основное конкурентное преимущество в сфере кредитования. Объяснять клиенту причины отказа в выдаче кредита – значит раскрывать подробности скоринговых систем, делая доступными сведения для всех желающих. «Не думаю, что законопроект будет принят в его нынешней редакции, поскольку даже защитники прав потребителей финансовых услуг отлично осознают эти риски. Но если это случится, то банки наверняка найдут способ предоставить клиенту требуемое «мотивированное решение об отказе», не раскрывая всех карт», – подытожил Павел Самиев.

Раскрытие причин отказов в кредитах само по себе не способно удовлетворить спрос населения на эти финансовые продукты, предупреждает управляющий партнер Topline Наталья Ненашева. Оценить свои перспективы по кредитной истории сегодня может любой желающий, обратившись в Бюро кредитных историй. Причем два раза в течение года эта опция для физических лиц совершенно бесплатна.

Тройной прирост: когда Россию ожидают массовые банкротства

Политику банков определяет ситуация в экономике, уточняет эксперт. Так, в апреле–мае прошлого года, после объявления локдауна, существенно выросло количество россиян, ставших, с точки зрения кредитора, не самыми надежными заемщиками. В группу риска помимо молодежи и людей старшего возраста вошли работники из наиболее пострадавших отраслей.

Для этих клиентов банки даже приостанавливали выдачу кредитов. Примечательно, что программы для скоринга экстренно не меняли, а просто вернули в процесс принятия решений штатных сотрудников. «Несколько месяцев банки буквально в ручном режиме обрабатывали заявки о предоставлении кредита. В расчет принималась совокупность факторов, характеризующих как платежеспособность клиента в прошлом, так и перспективы погашения займов», – заявила Наталья Ненашева.

Ничего, кроме правды

Свое видение ситуации у сопредседателя Национального союза защиты прав потребителей Алексея Егармина. «Банковский сектор был и остается одним из самых недружественных по отношению к потребителю», – утверждает он.

В порядке вещей и навязывание услуг, и тотальная дискриминация по социальному и возрастному принципу, и откровенный обман в стоимости кредитных продуктов, и запутанные конструкции договоров. Потребитель вступает в неравную схватку с огромным штатом профессиональных юристов и менеджеров. «В этой связи законодательная инициатива – предоставлять клиентам банков мотивированное объяснение о причинах отказа в кредите – направлена на повышение прозрачности рынка», – уверен Алексей Егармин.

Потребитель, получив такую информацию, сможет проанализировать свои слабые и сильные стороны, понять целесообразность и возможность получения финансовых услуг. Кредитная история дает исчерпывающий ответ о причинах отказа в займе только в одном случае – если она содержит сведения о ненадлежащем исполнении обязательств перед банком.

Но ведь сплошь и рядом заявки не удовлетворяют заемщикам с кристально чистой биографией и достаточно высокими доходами. Это и есть дискриминация – без объяснений со стороны банка и без юридических последствий для них за очевидное нарушение прав клиента.

По мнению Алексея Егармина, опасения кредитных организаций, что в случае принятия закона резко вырастет поток жалоб и судебных исков, обоснованны. Продиктованы они не только стремлением избежать разбирательств с клиентами, но и необходимостью привести свою деятельность к прозрачным и справедливым алгоритмам.

Разговоры о раскрытии некой коммерческой тайны, якобы содержащейся в «мотивированном объяснении причин отказа», по мнению эксперта, не выдерживают критики. Деятельность банков в сфере розничного кредитования должна быть абсолютно публична. Но здесь слишком много тайн и ограничений. В частности, нет полной статистики по отказам в выдаче кредитов, анализа их причин, данных о «целевой» аудитории, у которой наименьшие шансы получить заемные средства, считает Алексей Егармин.

Отказов представителям старшего поколения значительно больше – до 70%. Это и есть латентная дискриминация по возрасту. Существуют и другие виды дискриминации: по роду занятий в отношении ряда категорий индивидуальных предпринимателей, по социальному признаку (отказы одиноким матерям с маленькими детьми в 80 случаях из 100), по налоговому режиму (ощущают на себе самозанятые), по имущественному признаку (если нет собственного жилья или автомобиля).

Студенты, молодые специалисты, люди с ограниченными возможностями, приезжие из других регионов тоже не считаются надежными заемщиками.  Это дискриминация по отдельным признакам, считает Алексей Егармин.

Однако привлечь банк к ответу за произвольную и далеко не всегда корректную оценку кредитоспособности и порядочности клиента сейчас практически невозможно. Если же правила изменятся и кредиторам придется аргументировать свои решения, то с этими «мотивированными объяснениями» уже можно обращаться в суд. Обязать банк дать кредит едва ли получится, зато появится шанс взыскать моральный вред.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
24.07.2021