Top.Mail.Ru
Наверх
24 ноября 2020

Три революции: чем опасна цифровая трансформация банков

©Shutterstock/ Fotodom

Банковский сектор России переживает консолидацию, и она закончится заметным сокращением числа игроков на рынке. Помимо количественных изменений отрасль ждут и серьезные качественные преобразования. В ближайшие 10 лет она пройдет через три революции, касающиеся персональных данных клиентов. Заработает новая система, в которой потребителям придется предоставить как можно больше информации о себе, чтобы бизнесу было проще заработать.

Революция №1. Open banking

Крупные кредитные организации стремятся развивать свою экосистему, и мы видим отмирание банковского бизнеса как отдельно стоящей отрасли, отмечает эксперт комитета Госдумы по финрынку Ирина Данилина.

«Недавно крупнейший российский госбанк провел ребрендинг, он не хочет ассоциироваться даже в названии с банком. Теперь это экосистема. И это общий тренд для всей индустрии. С развитием цифровых технологий операционист и сам банк как инструмент расчетов становится не нужен», – рассказывает она.

Эпоха «новой нормальности»: сколько банков останется в России к 2025 году

Действительно, традиционный банкинг умирает у нас на глазах. Теперь финансовая организация – это скорее база ценной личной информации о клиентах, чем место, где можно пополнить или опустошить счет.

«Разрозненная информация сольется во всеобъемлющую историю наших жизней. <…> К 2030 году банки превратятся в надежные хранилища персональных данных», – пишет KPMG о перспективах развития банковской системы Австралии, которая внедрила принцип open banking в июле 2020 года.

Суть open banking заключается в передаче массива банковских данных о пользователях сторонним структурам и организациям через открытые API. То есть через интерфейсы, позволяющие различным компаниям взаимодействовать с банками. Экосистемы, маркетплейсы – все это про open banking.

Разумеется, инновация внедряется под соусом удобства и выгоды для потребителя. Open banking позволит, к примеру, объединить все счета в одном приложении, оплачивать через него товары и услуги, а также получать подробный анализ движения средств и советы по оптимизации личных финансов. Кроме того, предполагается, что рост числа игроков (онлайн-магазинов, других банков, страховых и инвестиционных компаний и так далее), имеющих доступ к персональной информации, приведет к усилению конкуренции и, как следствие, падению цен.

Сегодня на первое место для клиента выходит продукт или сервис, а кто именно его предоставит – банк, «необанк» или технологическая компания, – не играет большой роли, считает заместитель гендиректора группы Qiwi Мария Шевченко. Клиенты, по ее мнению, хотят получать финансовые сервисы «легко, удобно и незаметно». В итоге банки превращаются в технологические компании, а технологические компании начинают оказывать финансовые услуги.

«Вскоре грань между ними сотрется. Банк из платежной организации превратится в агрегатора ценности, lifetime-советника, который будет сопровождать клиента в течение всей жизни во всех ее аспектах. Банки аккумулируют различную информацию о клиентах и кастомизируют свои сервисы и рекомендации под их образ жизни не только в части управления финансами, но и в других сферах – туризме, образовании, заботе о здоровье», – рисует картину будущего Шевченко.

Помимо Австралии open banking активно продвигается в других развитых странах – США, Великобритании, Сингапуре, Новой Зеландии. В ЕС работу над внедрением концепции запустили еще в 2015 году. Основные направления развития финансовых технологий, принятые Банком России в 2018 году, называют открытые интерфейсы «ключевым связующим элементом национальной инфраструктуры финансового рынка». Согласно дорожной карте, в 2021 году в РФ появится правовая база для использования Open API.

В тесном контакте

Новая финансовая система, выстроенная на базе открытости и прозрачности, так или иначе вынудит пользователей вступить в очень близкие отношения с большим числом компаний. Последние получат личную информацию о клиентах (конечно же, с их согласия), а взамен в идеале предоставят качественный и персонализированный сервис.

Как эпоха мощных онлайн-платформ изменит бизнес в мире

В итоге вся эта система превратится в огромную сеть обмена данными о клиенте с компаниями-узлами, оперирующими этими данными. И каждый такой узел становится потенциальной точкой уязвимости для всей системы.

Важный вопрос здесь – доверие. Результаты опроса EY говорят о том, что 48% негативно окрашенных дискуссий об open banking связаны с тревогой потребителей за сохранность персональных данных и киберпреступностью. В России 97% респондентов не доверяют компаниям в вопросе защиты своей личной информации, 93% считают компании уязвимыми к хакерским атакам, 88% уверены, что не контролируют объем собираемых о них персональных данных, сообщает PwC.

Финансовые организации и IT-компании допускали и допускают утечки и без всякого open banking. Данные клиентов самых крупных и на первый взгляд надежных корпораций – Apple, Facebook, Amazon – не раз оказывались в руках злоумышленников или просто в открытом доступе. В 2020 году в России зафиксировано как минимум 8 масштабных утечек с компрометацией информации о миллионах клиентов. А за один только 2019-й, по данным InfoWatch, в мире было скомпрометировано 13,7 миллиарда записей персональных данных: имена и фамилии, адреса электронной почты, контактные телефоны, сведения о постоянном месте проживания, номера социального страхования.

Применение open banking делает ландшафт угроз только разнообразней, приходят к выводу специалисты Trend Micro. Объектами для атак становятся публичные API банков и финтех-компаний, их приложения, новые, еще неотлаженные расширения и модули безопасности.

Trend Micro указывает на еще один аспект революционных изменений финансовой индустрии – растущую сложность поиска и наказания ответственного за мошеннические транзакции. Виноватым может оказаться сам пользователь, банк или вообще сторонний провайдер. «Насколько гладким будет взаимодействие трех сторон в ходе разрешения подобного инцидента?», – задает компания риторический вопрос.

Другая проблема заключается в извечном проклятии инноваций. Они, как известно, успешно решают одну старую проблему и порождают несколько новых. Одна из них в случае с open banking – необходимость инвестировать в возведение мощных оборонительных сооружений для защиты данных.

Траты компаний на кибербезопасность, прогнозирует AustCyber, к 2026 году вырастут на 86% по сравнению с 2017-м – до 270 млрд долларов. Расходы в 2020-м оцениваются в 173 миллиарда. Постоянный рост данного показателя может поставить под сомнение выгоду новых технологий, требующих повышенной и дорогой информационной защиты, для конечного потребителя.

Революция №2. Платежи

«Деньги есть чеканенная свобода», – писал Достоевский. Но свобода пользоваться «чеканенными» или наличными деньгами, которая дает возможность покупать и продавать, не привлекая к сделке множество сторон, оказалась невостребованной. Причем как в России, так и в развитых государствах.

Год назад Boston Consulting Group с восторгом сообщила о «русском чуде»: с 2010 по 2018-й число безналичных транзакций с использованием пластиковых карт в стране выросло сразу в 30 раз. Консалтинговая компания назвала Россию локомотивом для всего европейского рынка карточных платежей.

В 2020 году коронавирус вывел РФ в пятерку мировых лидеров по отказу от наличных. По последним данным BCG, Россию тут опережают только Великобритания, Канада и Австралия.

«За последние годы рынок совершил значительную трансформацию. <…> Транзакции стали быстрее, проще и удобнее», – считает ведущий специалист по open banking KPMG в Великобритании Джон Холсворт. Повсеместный переход на безнал и цифру делает реальной другую революцию в финансовой индустрии – революцию платежей.

В новом мире open banking и API главной ценностью станут не сами платежи, а информация о них, уверены в KPMG. Компании, сумевшие правильно использовать данные о транзакциях, получат конкурентное преимущество. «Корпоративные клиенты будут все больше ценить такую информацию. Потребители, которые стремятся платить меньше за транзакции, смогут сэкономить, согласившись делиться все большим объемом персональных данных», – сказано в прогнозе компании.

Революция №3. Персональные данные

Наконец, чтобы построить полностью прозрачную и цифровую финансовую систему, странам придется выработать международный консенсус касательно персональных данных. То есть определить, какая информация будет считаться действительно личной, как и кто ее защитит и чем придется поделиться с корпорациями.

Big Data Большого Брата

KPMG отмечает, что дебаты о новых глобальных стандартах, о контроле над данными и о проблеме соблюдений новых правил игры будут вестись в более широком контексте споров о протекционизме и свободной торговле, особенно с учетом мощи технологических гигантов из США и КНР. «Но достижение соглашения о конфиденциальности данных станет жизненно важным шагом на пути к раскрытию их ценности», – говорится в материалах компании.

Под ценностью здесь следует понимать ценность для бизнеса. Жизнь банков, финтеха, онлайн-торговцев и прочих структур, жадных до персональных данных, очевидно, станет легче. Сделка для конечных пользователей пока выглядит не так привлекательно: массив персональных данных в обмен на сомнительную выгоду и удобство, а также на возрастающие риски утечек и мошенничества.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
24.11.2020