Наверх
19 января 2020
USD EUR
Погода

Резать по-неживому

Сокращение регуляторных норм стало мировым трендом и главным драйвером экономического роста

Сократить количество регуляторных ограничений пытаются в Европе, к этому же призывает президент США Трамп

©Shutterstock / Fotodom

Чем проще законодательство, чем меньше в нем регуляторных норм, тем легче бизнесу и тем быстрее развивается экономика. Пока Россия и Великобритания только приступают к решению этой задачи, многие страны мира теорему уже доказали. США так и вовсе поразили всех своим примером: по всем признакам и прогнозам экономика страны должна была уйти в рецессию, ан нет, растет. И произошло это во многом благодаря административной реформе законодательно-нормативной базы. Трамп обещал – Трамп сделал. Не везде такая реформа называется «гильотиной», но суть одна – пересмотр действующих нормативов в сторону их ликвидации. Как же вообще до такого додумались?

Приглашение на казнь

Гильотина, как известно, родилась во Франции. А «регуляторная гильотина» – в Швеции. Случилось это 40 лет назад, в 1980 году. Работает это устройство экзекуции бюрократических актов так: быстро пересмотреть нормативную базу и быстро отменить всё, что не прошло фильтрацию, то есть было признано устаревшим, нецелесообразным, избыточным, влекущим необоснованные расходы, связанным со значительными рисками.

В странах с рыночной экономикой хорошо знают: чем выше административное давление на бизнес, тем выше цены

Martyn Williams / Vostock Photo

После того как шведы успешно «казнили» свои нормативы, «гильотину» позаимствовала Венгрия – в начале 90‑х таким образом страна избавилась от всех норм, не отвечающих принципам рыночной экономики. А затем этим опытом заинтересовались в Южной Корее. После азиатского финансового кризиса в 1997 году власти этой страны пересмотрели буквально каждый свой норматив, так или иначе воздействующий на бизнес. В итоге всего за 11 месяцев было отменено 6 тыс. правил. Эффект был потрясающим: миллион новых рабочих мест, приток иностранных инвестиций в объеме $27 млрд и многолетний экономический рост.

С тех пор это и стало трендом. Опыт Швеции и Южной Кореи обобщила международная экспертная и консалтинговая организация Jacobs, Cordova & Associates и растиражировала методологию «регуляторной гильотины» на 100 стран. Компания предложила такой способ распутывания сложных регуляторных узлов, как единовременная отмена нормативных актов с какой-то определенной даты, рассказывает директор Центра экономического и финансового консалтинга «ЦЭФК Групп» Олег Александров, автор исследования «Регуляторные гильотины»: международный опыт устранения препятствий для бизнеса и инвестирования». Этот метод не подразумевает детальный анализ нормативно-правовой базы, говорит эксперт. «Фактически она единовременно вообще прекращает действие, – объясняет он. – А уже потом с чистого листа создается новое регулирование».

Доктор прописал гильотину

Один из классических примеров применения «гильотины» – опыт Хорватии. В исследовании отмечается, что в ходе реформы Hitrorez («быстрое сокращение»), проведенной в 2006–2007 годах, было пересмотрено 2,7 тыс. регуляторных норм. Сократили и упростили больше половины, и это снизило затраты для бизнеса и потребителей на $65 млн ежегодно.

По этому же принципу оптимизацию нормативной базы для предпринимателей в 2005–2007 годах провели в Кении и Молдавии. А в 2014 году в Египте для сведения к минимуму обременительных административных процедур была создана специальная структура со сложным названием «Египетская регуляторная реформа и деятельность по развитию» (ERRADA). В рамках ее компетенции было проведено упрощение инвестиционных процессов, освобождение от последних наиболее приоритетных проектов, усовершенствована система лицензирования, снижены ставки некоторых тарифов и налогов.

Регуляторную реформу под названием «Проект 30» в 2007–2010 годах проводил и Вьетнам. Ее главной целью стало «упрощение административных процедур не менее чем на 30% и снижение административных расходов не менее чем на 30%». Поскольку реформа была приурочена к вступлению страны во Всемирную торговую организацию и нужно было улучшать конкурентные позиции страны на мировой арене, то в ее проведении активно участвовали не только бизнес-сообщества страны, но и международные эксперты – Американская и Европейская торговые палаты, Корейское агентство по содействию торговле и Международная финансовая корпорация (IFC).

Назло предсказаниям

Не везде в мире применяют именно «регуляторную гильотину», какие-то страны разрабатывают свои собственные механизмы. Но суть их та же – снижение административной нагрузки на бизнес для обеспечения устойчивого экономического роста. Для нашей страны накануне приведения в действие «регуляторной гильотины» наиболее интересным и полезным может оказаться опыт США, где реформа стартовала в 2017 году и продолжается до сих пор.

«Реформа была одним из предвыборных обещаний новой администрации Дональда Трампа, – говорит Олег Александров.  – Это массовая отмена и приостановка принятия нормативно-правовых актов, которые вводят процедуры регулирования. Речь идет о полном моратории на принятие новых норм регулирования. Это то, чего у нас, к сожалению, не происходит – на период реформы мораторий не вводится. А это очень позитивный опыт».

©Andrew Harnik / AP / TASS

Затрудненное новое регулирование подразумевает, что если какой-то нормативно-правовой акт принимается, то несколько актов отменяется. В самом начале реформы, в январе 2017‑го, был издан указ американского президента, по которому отменили 244 действующие нормы, исключены из планов принятия 535 норм, перенесено на долгосрочную перспективу 700 норм, принято 70 актов по дерегулированию. В итоге только одно это снизило издержки по регулированию на $8,1 млрд ($570 млн в год).

«Сначала планировалось, что с принятием одного нормативного акта по регулированию будут отменяться две старые нормы регулирования, – рассказывает эксперт. – Но в 2018 году США вышли на соотношение 1:4 – на один вновь принятый акт четыре отменялись. В 2019 году у них были планы дойти до десятикратного соотношения. Получается, что новые нормы не вводятся, а большая часть старых отменяется».

Одновременно с регуляторной в США проводится и реформа органов управления, которая курируется административно-бюджетным управлением (Office of Management and Budget) и советником президента Джаредом Кушнером. «В рамках реформы рассматривается целесообразность существования того или иного агентства или ведомства, – поясняет Олег Александров. – Речь идет о сокращении госслужащих, об объединении и реструктуризации действующих ведомств».

Высокие темпы роста экономики США в 2019 году не прогнозировал, кажется, ни один крупный эксперт. Наоборот, пророчили рецессию. А что вышло? В первом квартале ВВП страны вырос на 3,1%, во втором замедлился до 2,1% и сохранил этот показатель в третьем, что оказалось намного выше всех ожиданий. «Считается, что регуляторная реформа внесла свой значительный вклад в увеличение темпов роста экономики, – говорит эксперт. – Отмена ненужных нормативов высвободила возможности для реализации инфраструктурных проектов». Например, раньше в США на согласование строительства новых дорог и мостов уходили годы, а теперь такие проекты практически освобождены от этой волокиты.

 

От любви до ненависти

Не чурается регуляторного аналога настоящей гильотины и Франция. Так, в 2017 году был принят пакет законов Эммануэля Макрона, которые значительно упростили жизнь компаниям в аспекте регулирования трудовых отношений. Например, маленьким организациям (до 50 человек) больше не нужно согласовывать с госорганами и профсоюзами свои решения по изменению зарплат и продолжительности рабочего дня. А большим компаниям разрешили не создавать обязательные ранее комитеты по здравоохранению и безопасности.

Британцы вообще решились на выход из Евросоюза, чтобы освободить свою экономику от брюссельской бюрократии

Martyn Williams / Vostock Photo

Ревизию своей регуляторной базы в 2017 году начала и Новая Зеландия, принявшая специальную стратегию «создания эффективных институтов регулирования и практик». Любопытно, что этот тренд в так называемых развитых странах связан с их травматическим опытом участия в межгосударственных союзах. Слишком обременительными оказались обязательные нормативы этих объединений для экономик стран-участников. Для США это стало причиной выхода из трансатлантических соглашений, для Великобритании – ее многострадального «развода» с Евросоюзом.

«Сам брекзит затевался и обосновывался тем, что очень много норм регулирования, введенных на уровне Европейской комиссии, тормозят экономический рост страны и дорого обходятся бизнесу», – напоминает Олег Александров. Пакет законодательства, связанный с брекзитом, подразумевает, что часть норм будет иметь переходный этап, часть будет отменена, часть перейдет в английское законодательство, но при этом будет проводиться обязательная оценка воздействия на бизнес – вредят европейские нормы ему или, наоборот, помогают.

И поскольку в Великобритании, как и в России, реформа только начинается, этот опыт для нас тоже будет как минимум небесполезным. Ведь и у нас есть наднациональные органы и наднациональные нормативы, если говорить о Евразийском экономическом союзе. Уже сейчас предприниматели сталкиваются с такой проблемой, например, когда российские таможенники фиксируют нарушения и наказывают за них, а чиновники Евразийской комиссии на это смотрят по-другому и ничего противозаконного в тех или иных действиях не видят. Понятно, что структура молодая, и многое еще предстоит утрясти в части нормативного регулирования. Но не хотелось бы, чтобы и здесь дошло до «развода».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK