15 июля 2024
USD 87.74 -0.25 EUR 95.76 +0.08
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Трудовые резервы: как раз и навсегда решить проблему нехватки рабочих рук в российской экономике
работа Россия рынок труда Экономика

Трудовые резервы: как раз и навсегда решить проблему нехватки рабочих рук в российской экономике

Российская экономика опять на распутье – новым вызовом для нее стал нарастающий дефицит кадров, причем в самых разных отраслях. Некоторые чиновники и отраслевые лоббисты предлагают решать проблему путем массового ввоза в страну дешевой и неквалифицированной рабочей силы. Но экономисты говорят: это не вариант, надо повышать производительность труда. А точку в кадровом вопросе может поставить только роботизация всех отраслей хозяйства – по такому пути уже идут ведущие экономики Востока и Запада. Ставка же на дешевую рабочую силу – вернейший шанс оказаться в числе экономических аутсайдеров.

Посетитель на Всероссийской ярмарке трудоустройства

©Владимир Смирнов/ТАСС

Содержание:

Куда все подевались?

«Невозможно найти хороших журналистов, за последние два года целые редакции уехали! Начинающие есть, на позиции по 30–40 тыс. рублей очередь выстроится, но опытных, чтобы писали сложные тексты, – их нет» – так в разговоре недавно посетовал знакомый главред одного федерального издания. В его редакции кадровый голод, и уже несколько месяцев не удается закрыть треть существующих вакансий.

На нехватку умелых рабочих рук и светлых голов жалуются представители многих отраслей – ИТ-индустрии, легкой промышленности, строительного сектора, мебельных производств. Глава Тинькофф-банка недавно заявил о «жутком» дефиците ИТ-специалистов. В гипермаркете, что по соседству со мной, громкоговоритель непрестанно зазывает на работу продавцов, грузчиков, поваров, обещая бонус в несколько тысяч рублей тому, кто приведет на работу друга.

Кадры нарасхват: почему в России не хватает рабочих рук

За последний год Росстат несколько раз отчитывался о рекордно низком уровне безработицы в стране. О надвигающемся кадровом голоде говорят и федеральные чиновники, и независимые эксперты. В начале ноября глава Центробанка Эльвира Набиуллина назвала нехватку рабочих рук главной проблемой отечественной экономики. По данным консалтингового агентства «Яков и партнеры», за последние пять лет количество незакрытых вакансий почти удвоилось – на начало августа их было 1,2 млн. К 2030 году, прогнозируют эксперты агентства, дефицит кадров в России составит от 2 млн до 4 млн человек. Между тем спрос на работников в ряде отраслей будет только расти. Так, Минпромторг отмечает, что сейчас в промышленности заняты около 10 млн человек, а к 2030-му их число должно увеличиться на 870 тыс. человек.

Эксперты, рассуждая о кадровом голоде, называют целый букет причин: демографический провал, отъезд из РФ части мигрантов, события, связанные с военной операцией на Украине, – частичная мобилизация и релокация.

Начнем с демографии. Росстат подсчитал, что с 2010 по 2020 год население страны росло, но затем тренд изменился, и мы стали терять по полмиллиона человек в год. В 2021-м численность населения России составила 147,46 млн против 147,96 млн человек годом ранее, в 2022-м было 147 млн, а на 1 января 2023-го в стране проживало 146,4 млн человек. И это при том, что власти щедро раздают гражданство мигрантам из Средней Азии и Закавказья – в прошлом году российское гражданство получили 174 тыс. выходцев из Таджикистана, 45 тыс. – из Армении, 42 тыс. – из Казахстана, 27 тыс. – из Узбекистана и 23 тыс. азербайджанцев.

Частичная мобилизация изъяла с рынка труда 300 тыс. человек, плюс порядка 20 тыс. человек в 2022-м ушли на фронт добровольцами (мы не учитываем тех, кто записался в ЧВК). В этом году, по словам зампреда Совета безопасности Дмитрия Медведева, на военную службу по контракту принято 452 тыс. человек, и, как заявил чиновник, работа по привлечению контрактников продолжится в 2024-м. Итого рынок труда покинули более 700 тыс. активных мужчин трудоспособного возраста. Вдобавок руководство РФ хочет увеличить армию на 170 тыс. человек: 1 декабря президент Владимир Путин подписал указ об увеличении штатной численности Вооруженных сил до 2,2 млн человек, из них 1,3 млн – военнослужащие. Решение, вероятно, необходимое, но это тоже рабочие руки, которые будут изъяты из гражданских секторов.

Наконец, эмиграция или релокация. После начала спецоперации на Украине нашу страну покинули, по разным оценкам, от 500 тыс. до 1 млн человек. Часть из них вернулись, кто-то продолжил работать на российские компании дистанционно, кто-то – нет. Из людей, с которыми я работал или общался, уехали 10 человек: четыре журналиста, три айтишника, молодой врач, инженер и частный предприниматель. Можно осуждать их гражданскую позицию, но факт в том, что все они были крепкими профессионалами, и дешевыми гастарбайтерами их точно не заменить.

Рабочий за станком с ЧПУ

Проблема кадрового голода решается насыщением экономики дешевой рабочей силой либо путем модернизации всех отраслей хозяйства

Евгений Павленко/Коммерсантъ/Vostock Photo

Платите, и будут работать

Очевидно, что проблема есть. Важно понять ее остроту и определить возможные пути решения. А путей, собственно, два – интенсивный и экстенсивный. Первый предполагает повышение производительности труда путем модернизации всех отраслей хозяйства, второй – насыщение экономики дешевой рабочей силой.

По словам директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, доктора экономических наук Александра Широва, в моменте дефицит кадров отчасти вызван тем, что за последние два года в стране произошло быстрое наращивание производства в военной сфере и в ряде отраслей, связанных с импортозамещением. Естественно, это потребовало дополнительных рабочих рук, и данный спрос сейчас удовлетворяется за счет перетока работников из низкооплачиваемых отраслей. Что будет дальше? Рост спроса на рабочую силу в названных секторах ограничен техническими возможностями производств: в сутках 24 часа, больше трех смен станок работать не может. Дальнейшее наращивание выпуска требует строительства новых цехов, предприятий, наполнения их оборудованием. Это инвестиционный процесс, который растянется на несколько лет. За это время можно расширить подготовку специалистов, тем более что есть резервы в секторах с избыточной занятостью.

Предприятиям не хватает молодежи: как изменился в России рынок труда

Примерно с 2030 года в российской экономике пойдут тектонические процессы, связанные с изменением структуры занятости, говорит Александр Широв. Начнется переток работников из торговли, сельского хозяйства, транспорта в обрабатывающую промышленность. Но само по себе это не снимет проблему рабочих рук – радикально кадровый вопрос решается лишь за счет резкого увеличения производительности труда во всех отраслях. А для этого нужны современный менеджмент и технологии. «У нас в экономике большое количество людей занято низкоквалифицированным трудом. Его эффективность можно повысить за счет лучшей организации производства, лучшего управления», – пояснил собеседник «Профиля», отметив, что сделать это можно «и без больших инвестиций».

Но наиболее действенный и одновременно сложный способ повышения производительности – внедрение новых технологий. Сложный он потому, что технологии – это не просто современное «железо», но люди с высокой квалификацией и хорошим образованием, способные управляться с таким «железом». А квалифицированные работники с качественным образованием требуют высоких зарплат и хороших условий труда. Выстраивается целая цепочка задач: приобретение и установка оборудования, подготовка и обучение кадров, мотивация, управленческие решения. Всё это стоит денег, но так и строится современная экономика.

Приведу пару бизнес-кейсов для иллюстрации. В конце ноября проходил всероссийский форум легкой промышленности «Мануфактура 4.0». Руководитель компании «Русская кожа» (производство кожевенных изделий) посетовал на нехватку рабочих рук, признав при этом, что зарплата в отрасли «несколько ниже», чем в среднем по рынку. Что ж, компании пришлось изменить процессы, снизить маржу и увеличить оплату труда, зато кадровый вопрос удалось решить. Решение вполне очевидное.

Представитель другой компании рассказывал, как они искали работников в городах по соседству. Найти удалось, но не переносить же все производство туда, тем более что часть операций сложны, и их выполняют высококвалифицированные работники. В итоге производственный процесс был разложен на кирпичики, как конструктор «Лего», и некоторые из этих «кирпичиков» перенесены в другой населенный пункт. А можно было бы стенать: завезите мигрантов.

«Честно говоря, катастрофы я здесь не жду, – подводит итог Александр Широв. – Российская экономика вполне может обойтись тем количеством трудовых ресурсов, которые у нас есть». Тем более что сейчас в активную трудовую жизнь входит «новое, довольно серьезное поколение». Принципиально важным будет уровень его образования, подготовки и квалификации. В этот процесс должны включаться и работодатели, чтобы выращивать кадры под себя.

Миграция против модернизации

Это один взгляд на проблему. Но есть отрасли, представители которых уверены, что без массового завоза дешевой рабочей силы в принципе не обойтись. К таким относятся строительный сектор, ЖКХ, курьерские службы, такси. Завоз мигрантов, к примеру, традиционно лоббирует вице-премьер Марат Хуснуллин, курирующий строительный сектор. Еще в 2021-м в своей стратегии «Агрессивное развитие инфраструктуры» он предлагал до 2024 года привлечь в страну дополнительно 5 млн мигрантов. «Мигрант на стройке работал по 12 часов за 30–40 тысяч, максимум 50. Наши люди не готовы работать по 12 часов за 50 тысяч рублей, а мигранты готовы», – объяснял преимущество иностранной рабочей силы в одном из своих интервью вице-премьер.

По сути, это означает консервацию отраслей с крайне низкой производительностью и неадекватно низкой оплатой труда. Обилие дешевой рабочей силы лишает государство и бизнес мотивации внедрять новые технологии и совершенствовать производственные процессы. Об этом говорится в исследовании НИУ ВШЭ «Использование иностранной рабочей силы как фактора конкурентоспособности промышленных предприятий: сравнительный анализ России и стран ЕС». Проанализирован опыт нескольких тысяч российских и европейских компаний, и вывод однозначный: привлечение иностранной рабочей силы негативно влияет на инновации, зарплаты и производительность как на отечественных предприятиях, так и на европейских. Во всех случаях дешевая иностранная рабсила «воздерживает предприятия от развития технологий экономии труда» и «снижает вероятность проведения какой-либо инновационной деятельности». И правда, зачем инновации, когда есть те, кто согласен работать много за минимальную оплату.

Это напоминает феномен рентных экономик, основанных на экспорте сырья. Помните, была концепция «энергетической сверхдержавы»? Зачем развивать производство, возиться с технологиями – мы продадим нефть и газ и купим все, что нам нужно.
Проблема в том, что в отраслях, основанных на дешевом труде, возникает зависимость от постоянного притока новой рабсилы, своеобразная «миграционная игла» (по аналогии с «сырьевой иглой»). Ведь никто из приезжих не мечтает всю жизнь работать по 12 часов за 30–40 тысяч, жить вдесятером в одной комнате и питаться лапшой. «Любой парень на стройке стремится поскорей чуть-чуть подкопить, купить недорогую машину и ездить на ней «бомбить», – говорил мне чиновник, связанный со строительной отраслью, еще в 2012-м. Такой строитель накопит и уйдет, а дешевые рабочие руки по-прежнему будут нужны.

Роботизированный участок на заводе "Уралэлектромедь"в Верхней Пышме.

Роботизация может идти лишь рука об руку с интенсивным преобразованием промышленности

Павел Лисицын/РИА Новости

Острый дефицит роботов

Самый верный и, по сути, единственный путь к решению проблемы нехватки кадров – это роботизация, заявил «Профилю» футуролог и венчурный инвестор Евгений Кузнецов. Российская экономика испытывает острейший дефицит роботов. Как ни печально, но по показателям роботизации мы, мягко говоря, далеки от лидерских позиций. К примеру, в Южной Корее на 10 тыс. работников приходится около тысячи роботов, в Германии и Японии – примерно 330 штук, в Китае – около 300, а у нас – всего шесть. Шесть роботов на 10 тысяч работников! Это отставание не в разы, а на два-три порядка.

Кстати, корейская модель роботизации – следствие острого дефицита рабочей силы и нежелания пускать в страну мигрантов. До начала ХХ века население Кореи росло довольно быстро, но с 2000-го темпы прироста замедлились, наступила стагнация, а в последние годы наметился спад. Однако, несмотря на демографические проблемы, экономика продолжает расти: в 2000 году ВВП страны составил $576 млрд, в 2022-м – $1665,2 млрд. Прирост в три раза. «Они с проблемой дефицита рабочей силы столкнулись очень давно и за счет роботов эту проблему прекрасно решили», – говорит Кузнецов.

Пусть меня научат: какие профессии будут востребованы в новом мире

К слову, даже работы, традиционно считающиеся низкотехнологичными и трудоемкими – дворники, курьеры, таксисты и т. д., – вполне могут быть автоматизированы и роботизированы. Технические решения для этого уже есть, нужны политическая воля и готовность регуляторов если не помогать внедрению новых технологий, то хотя бы не мешать.

Помните, как с 2014 года отечественные компании пытались наладить доставку пиццы с помощью квадрокоптеров. Дело шло, пусть и не без сложностей. Но тут власти решили, что дроны с пиццей несут потенциальную угрозу для государства и граждан. Все подобные проекты прикрыли, использование же коммерческих беспилотников зарегулировали так, что владельцы БПЛА практически не имеют возможности их запускать. Про действующие беспилотные такси говорилось и писалось уже много раз: проведенные испытания показывают, что ИИ может управлять машиной безопаснее, чем человек. Есть даже прототипы роботов-дворников. Причем наши, российские. Например, этим летом рязанский производитель плитки «Каменный век» представил компактного робота под названием «Городовой» для работы на тротуарах, в парках и скверах.

Сегодня все ведущие страны проводят реиндустриализацию, возрождают промышленность, но уже на новой технологической базе, в основе которой искусственный интеллект и роботы. Исследования американской инвестиционной компании ARK Invest показывают, что именно они, роботы и ИИ, способны вытянуть мировую экономику из стагнации. Если большинство секторов выберут те же траектории, по которым сегодня развиваются наиболее высокотехнологичные отрасли, мировой ВВП увеличится до 8% в год против нынешних 2–3%.

Одна из проблем роботизации, по словам Кузнецова, заключается в том, что роботов невозможно «просто имплементировать в текущий производственный процесс», надо радикально модернизировать все производство. То есть роботизация может идти лишь рука об руку с интенсивным преобразованием промышленности. А это, как говорилось выше, целый комплекс мер: техника, менеджмент, подготовка кадров, образование, взаимоотношения власти и бизнеса. Успеем мы запрыгнуть в последний вагон или останемся на обочине?

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль