Наверх
11 августа 2022

Взлетим, но очень низенько: какие проблемы ждут российскую экономику

©Анатолий Жданов/Коммерсантъ/Vostock Photo

Начавшийся 2022 год с точки зрения экономики обещает быть вялым: быстрый восстановительный рост выдохся еще осенью 2021-го, и в ближайшие 12 месяцев динамика нашего ВВП вряд ли превысит 2,5%. Антиинфляционные меры властей остудят потребительский спрос, а сама инфляция, конечно, пойдет вниз, но не так быстро, как надеются чиновники Центробанка. Большинство экспертов уверены, что целевых 4% удастся достичь не ранее первого полугодия 2023 года. Впрочем, и серьезных экономических шоков вроде введения «адских» санкций, отключения РФ от платежной системы SWIFT ждать, скорее всего, не стоит. Санкционная риторика Запада останется жесткой, но дальше словесных интервенций дело, видимо, не зайдет.

Как отмена программ поддержки замедлит экономический рост

В прошлом году мировая экономика показала очень неплохую динамику. Согласно прогнозу ООН (окончательные данные появятся несколько позже), рост глобального ВВП в 2021-м должен составить порядка 5,3% – это рекордный показатель почти за полвека. Всемирный банк дает еще лучшую оценку – 5,6%, это уже восьмидесятилетний рекорд!

Для России благоприятная внешняя конъюнктура обернулась экономическим ростом в 4,3%. Мы отбили трехпроцентное падение 2020 года и даже чуть приподнялись. Но впредь поддерживать такие темпы, увы, не удастся.

Ключевыми факторами и мирового, и нашего роста стали эффект низкой базы, т. е. отскок после провала в кризисном 2020-м, и государственные программы поддержки национальных экономик и населения. Антикризисные пакеты хорошо стимулировали потребительский спрос, ставший одним из драйверов посткризисного восстановления. Правда, этот спрос здорово разогнал инфляцию: в США она уже в октябре 2021-го достигла 6,2% (при целевом показателе 2%), в странах ОЭСР годовая инфляция составила 5,8%, что является двадцатипятилетним максимумом.

Поэтому правительства сворачивают программы поддержки и количественного смягчения. Финансовые власти Америки и Европы говорят об ужесточении денежно-кредитной политики. Разумеется, это отразится на показателях мировой экономики. Меньше денег – ниже спрос, меньше объемы производства. По прогнозу Всемирного банка, рост глобального ВВП в 2022 году не превысит 4,1%, экономика Соединенных Штатов в 2022 году вырастет примерно на 3,7%, еврозоны – на 4,2%. Лучшие темпы среди ведущих мировых игроков, вероятно, покажет Китай – плюс 5,1%.

От 4% до 40%: что и на сколько подорожает в 2022 году

Российская экономика, завязанная на экспорт сырья и полуфабрикатов, традиционно растет медленнее, чем пул остальных развитых стран. Базовый сценарий прогноза социально-экономического развития от Минэкономразвития «предписывает» на ближайшие два года рост в 3%. Однако замглавы ведомства Полина Крючкова в ноябрьском интервью признала, что при отсутствии стимулирующих мер этот рост не превысит 2%.

Международные и российские эксперты тоже не верят в «базовые» 3%. В конце прошлого года Всемирный банк ухудшил прогноз по российскому ВВП-2022 с 2,8% до 2,4%. Большинство опрошенных российских экономистов считают реальным показатель 2–2,5%. Впрочем, по словам доцента РАНХиГС Сергея Хестанова, динамика может быть и похуже – 1,5–2%. «Даже маленький рост – это лучше, чем падение, – рассуждает эксперт. – Но для стран с развивающейся экономикой, к которым относится и Россия, этого мало. Большинство экономических субъектов воспринимают темпы роста ниже 3% как стагнацию или застой».

Вся надежда на экспорт

Главным драйвером отечественной экономики в 2022 году должен стать экспорт. Но ситуация на мировых товарных рынках обещает быть не очень стабильной.

Нефтяные цены останутся примерно в том же диапазоне, что и в прошлом году. Средняя цена на нефть марки Brent, по оценке Центра аналитики и экспертизы Промсвязьбанка, будет колебаться в пределах $65–70 за баррель, а к концу года котировки могут опуститься до $63–65 за баррель.

Уже упомянутое сворачивание программ поддержки и ужесточение денежно-кредитной политики (прежде всего ФРС США) почти наверняка ухудшит конъюнктуру товарных рынков и снизит спрос, а значит, и цены на основные экспортные товары РФ.

Нефть-кормилица: обеспечат ли цены на черное золото профицит бюджета

«После сворачивания программ количественного смягчения ожидается, что Федрезерв в 2022 году повысит ставку в три раза, и, на мой взгляд, это оптимистичный сценарий, – пояснил главный аналитик финансового супермаркета «Банки.ру» Богдан Зварич. – Федрезерв может пойти на пять повышений в этом году. Это будет давить на мировые цены, в частности, на цены товарных рынков».

Впрочем, минувший год открыл перед российским топливно-энергетическим сектором новое окно возможностей – начавшийся в Европе энергетический переход привел к неожиданному и резкому скачку цен на природный газ. В первую декаду января цена газовых фьючерсов вновь превысила $1 тыс. за тысячу кубометров.

«Многие страны опрометчиво и преждевременно стали отказываться от традиционных энергоносителей, и это обернулось ростом цен на них, – пояснил директор Института стратегического анализа компании «ФБК Грант Торнтон» Игорь Николаев. – Да, они скорректируют свою политику, но в начальной фазе энергоперехода из-за совершенных ошибок спрос на газ, нефть и даже на уголь будет поддерживаться на высоком уровне».

По сравнению с прошлыми годами значимость поступлений от газового сектора существенно возросла. Если прежде вклад газовиков радикально уступал вкладу нефтяников, то сейчас эта модель должна быть подкорректирована, полагает Сергей Хестанов.

С инфляцией будут бороться, но победить не смогут

Главным экономическим сюрпризом прошлого года для РФ стала инфляция, достигшая, по оценке Росстата, 8,39% при целевом значении 4%. Попытки наших монетарных властей справиться с ростом цен успехом не увенчались. Тем не менее глава Центробанка Эльвира Набиуллина заверила, что в текущем году индекс цен должен вернуться к целевым 4%. Последний прогноз регулятора, озвученный в конце прошлого года, – 4–4,5% по итогам 2022-го. Получится ли? Эксперты полагают, что вряд ли.

По оценке эксперта Центра развития НИУ ВШЭ Игоря Сафонова, инфляция в 2022 году составит примерно 5%. Однако ситуация с ценами действительно будет стабилизироваться – скажутся действия ЦБ и начавшееся восстановление производственных и логистических цепочек. «Надеемся на улучшение с цепочками поставок, в частности, микроэлементов, улучшение с контейнерными перевозками, которые за последние 1,5 года выросли в цене в пять раз», – говорит эксперт. Все это должно хотя бы частично снизить давление на цены производителей, что в итоге скажется и на розничных ценах.

Впрочем, отдельные отрасли доставят проблемы. Так, по словам Сафонова, сейчас «идет сильный рост цен на фурнитуру и ткани», поэтому фактором роста инфляции станут цены на одежду и обувь.

Фактором роста инфляции станут цены на одежду и обувь

Анатолий Жданов/Коммерсантъ/Vostock Photo

Наконец, многое будет зависеть от инфляционных ожиданий населения, которые сейчас очень высоки. Это та схема, когда люди думают, что все будет дорожать, а значит, надо любой ценой купить сейчас. Увеличение ставки российским ЦБ снизит темпы потребительского кредитования, которое являлось важным фактором спроса, но удастся ли заставить российского потребителя не покупать, а сберегать – большой вопрос.

Пандемия уходит, но никак не уйдет

Два года пандемия COVID-19 была главным вызовом для мирового хозяйства. И вот она, кажется, отступает... Но заявления политиков на этот счет пока очень противоречивы. Возьмем Старый Свет. Премьер-министр Испании Педро Санчес в начале января предложил перестать считать COVID-19 пандемией, отметив, что количество смертей от него резко снизилось. А в сообщении британского правительства, напротив, говорится, что относить коронавирус к эндемии еще слишком рано. Тем более что с начала года в нескольких странах Европы (Британия, Италия, Швеция, Дания, Нидерланды) из-за распространения омикрон-штамма ежедневно фиксировалось рекордное число новых случаев заболевания. Правда, количество смертей заметно снизилось относительно пандемии дельта-штамма. Непонятно...

COVID-19 по-прежнему считается одним из главных факторов риска для мировой экономики

Игорь Иванко/Коммерсантъ/Vostock photo

В любом случае эксперты советуют не списывать со счетов коварный коронавирус. К тому же не далее как 10 января представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по COVID-19 Давид Набарро заявил телеканалу Sky News, что ближайшие три месяца могут оказаться очень трудными, ибо есть предположение, что вирус продолжит мутировать и будут появляться новые штаммы. Сложной остается ситуация в бедных странах, где состояние экономик не позволяет властям вводить противопандемийные ограничения.

«Мы считаем, что омикрон – это один из основных и, возможно, недооцененных вызовов мировой экономике в 2022 году», – говорится в «Стратегии 2022» от «ПСБ Аналитики».

Запад будет грозить «адскими» санкциями, но вряд ли их применит

Гораздо больше шума, чем омикрон, в конце прошлого года наделали слухи о возможности новых американских санкций против РФ. Телеканал CNN со ссылкой на источники сообщил, что власти США собираются ввести против Москвы новый пакет ограничений в случае ее вторжения на Украину. Среди возможных мер воздействия указывалось отключение России от международной платежной системы SWIFT, а также запрет на конвертацию российской валюты.

В отключке: отрежут ли Россию от SWIFT в 2022 году

О возможности введения новых «адских» санкций время от времени говорят американские политики. Однако эксперты считают, что шансы на претворение этих угроз в жизнь малы.

«Мы видим, что санкции в отношении «Северного потока-2» не были включены в оборонный бюджет США, и это сигнал того, что жестких санкций в отношении РФ не будет, – говорит Игорь Николаев. – Думаю, сохранится статус-кво: санкционная риторика и напряженность останутся, но вероятность появления новых «адских» санкций невелика. Возможны санкционные подвижки в отношении российского госдолга, но они не будут принципиальными».

Сергей Хестанов проводит аналогию с холодной войной между СССР и США, когда перед переговорами стороны максимально нагнетали напряженность, чтобы уже за столом переговоров пойти на определенные уступки. Как правило, в ходе подобных шоу серьезные угрозы высказываются, но не реализуются. Разумеется, нет стопроцентной гарантии, что «ничего не случится», но ждать «катастрофических шоков», скорее всего, не стоит, при том что взаимные «покусывания» возможны. Например, введение ограничительных мер против значимых предприятий.

«Как правило, для этого выбирают не самое стратегически важное предприятие, – поясняет Сергей Хестанов. – По закону жанра, реальный экономический ущерб должен быть умеренный, но заметить его должны».

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль