16 декабря 2018
USD EUR
Погода
Москва

Натовская тревога

Во времена холодной войны постоянное присутствие английских, французских, бельгийских, нидерландских, канадских и американских войск на территории ФРГ считалось реальным выражением принципа «нападение на одного есть нападение на всех». Неужели это то, к чему возвращается Запад?

Утром 24 марта канцлер долго рассуждала на тему войны и мира; президиум ХДС узнал во всех подробностях о динамике украинского кризиса. Содержание телефонных бесед Ангелы Меркель с Владимиром Путиным и ее мысли о роли Обамы в украинской покерной партии также нашли отражение в докладе. Когда глава правительства перешла к миссии НАТО в этой большой игре, кое-кто надеялся услышать легкое порицание в адрес министра обороны Урсулы фон дер Ляйен. Накануне ее имя было у всех на устах: журнал Der Spiegel опубликовал высказывания министра о том, что НАТО важно продемонстрировать свое «присутствие» на внешних границах альянса. Эти слова были истолкованы как способствующие эскалации и вызвали критику.
Однако канцлер Меркель назвала суждения фон дер Ляйен компетентными. Это был сигнал несогласным: фон дер Ляйен права, НАТО должно показать свой флаг. А в военном альянсе под «флагом» понимают сегодня технику и личный состав. Фактически конфликт вокруг Украины и Крыма переходит в новую фазу. В начале прошлой недели НАТО впервые подало военный сигнал, который выглядит более решительным шагом, нежели политические и экономические санкции Евросоюза. «Многие члены НАТО оценивают российские действия как историческую веху и эпохальный поворот в евроатлантической архитектуре безопасности, — написал представитель Германии в НАТО Мартин Эрдманн в одном секретном отчете. — С особым вниманием все смотрят на немцев».
Так, в натовских кругах соответствующие приготовления проходят под кодовым названием reassurance. Имеются в виду меры, цель которых — успокоить прежде всего восточноевропейских членов альянса. Вопрос, готов ли за этим спокойно наблюдать президент России Владимир Путин, остается открытым. Да и в Берлине вряд ли удастся долго сохранять спокойствие, если придется передислоцировать части бундесвера. Многие в СДПГ, входящей в большую коалицию, уже давно с неудовольствием следят за курсом канцлера. <…>
По некоторым сведениям, в прошлый вторник совет министров иностранных дел стран НАТО обсудил вопросы приостановки взаимодействия в рамках совета Россия—НАТО и серьезного усиления военного сотрудничества с Украиной. Кроме того, партнеры по альянсу продемонстрировали свою солидарность с государствами Балтии и Польшей: интенсивность воздушного патрулирования в этих странах как минимум удвоена. В настоящий момент там несут дежурство не менее двух самолетов; их число планируется увеличить до четырех или шести. Для этого НАТО сможет воспользоваться двумя аэродромами — в Эмари (Эстония) и Шяуляе (Литва). В дополнение больше времени будут проводить в воздухе и самолеты-разведчики АВАКС — как утверждается, «исключительно над территорией НАТО», что, однако, не мешает отслеживать происходящее далеко по ту сторону украинской границы. Наконец, на маневры в восточную часть Балтийского моря отправится соединение кораблей стран НАТО.
Восточные члены альянса с самого начала кризиса настаивают на необходимости подобных демонстраций силы. Но решающую роль сыграло изменение позиции США в Совете НАТО. Если вначале Вашингтон тяготел к сдержанности, то теперь он «возглавил движение», пишет представитель Германии в НАТО — и задается очевидным вопросом: «Как поведут себя немцы в нынешнем кризисе, который в восточноевропейских столицах считают экзистенциальным?» Ответ будет иметь «заметные последствия» для «ведущей роли немцев в альянсе».
Правительству ФРГ стоит поторопиться с соответствующим ответом, если оно хочет, чтобы его слово имело вес. Ведь англичане и французы не замедлили заявить о своей готовности совершать дополнительные вылеты в рамках воздушного патрулирования. Так, Лондон может оперативно предоставить для этого четыре самолета. Норвегия согласилась направить головной корабль, которого не хватает, чтобы соединение могло приступить к маневрам. В Министерстве обороны Германии не прочь взять на себя одну или обе эти задачи. Высокопоставленные представители бундесвера помнят слова фон дер Ляйен, сказанные на мюнхенской конференции по безопасности, о том, что безучастности Берлин позволить себе не может. «После таких заявлений, — считает один генерал, — нехорошо стоять с пустыми руками».
Еще в двадцатых числах марта ВВС Германии докладывали руководству минобороны, что могут в кратчайшие сроки выделить для воздушного патрулирования до шести самолетов Eurofighter. Поскольку соответствующего решения по состоянию на конец марта принято не было, в министерстве росло нетерпение. Незадолго до последних мартовских выходных наметился частичный консенсус. «Сегодня важны две вещи: в нынешнем чрезвычайно трудном положении члены НАТО должны сохранять холодную голову и не позволять втягивать себя в спираль военной эскалации, — заявил министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. — В то же время наши партнеры знают, что мы безоговорочно выступаем за солидарность в альянсе, причем не только в хорошую погоду». Источники, близкие к Штайнмайеру, считают, что Германия примет участие в любом усилении рутинных операций на территории НАТО — там, где это будет иметь смысл. И тем не менее Штайнмайер предупредил: «Украинский кризис невозможно решить военными средствами. Этому могут способствовать лишь дипломатические усилия, направленные на деэскалацию».
Американцы, похоже, предпочитают действовать. В Литву было переброшено шесть боевых самолетов типа F-15C, в Польшу направлено двенадцать самолетов F-16 и четыре транспортных самолета C-130 Hercules. И этим Вашингтон не намерен ограничиться. Саммит НАТО может обратиться с призывом ко всем членам альянса рассмотреть возможность оказания подобной двусторонней помощи. Министр фон дер Ляйен к этому готова, Штайнмайер — нет.
Вопрос о том, сколько времени соответствующие подразделения будут оставаться у восточных рубежей НАТО, остается открытым. Но это будет иметь решающее значение для возможной дальнейшей эскалации. После распада Организации Варшавского договора бывшие государства восточного блока получили возможность вступить в НАТО. И сегодня на них распространяется действие ст. 5 Договора НАТО, гарантирующего в случае нападения на одного из членов альянса военную помощь всех остальных. Несмотря на то, что армии трех балтийских государств очень невелики, НАТО воздерживалось от постоянного размещения там формирований других натовских государств. Во времена холодной войны постоянное присутствие английских, французских, бельгийских, нидерландских, канадских и американских войск на территории ФРГ считалось реальным выражением принципа «нападение на одного есть нападение на всех». Неужели это то, к чему возвращается Запад?
В брюссельской штаб-квартире НАТО этого не исключают. И представитель Германии в НАТО с определенной озабоченностью сообщал в конце марта о ведущейся дискуссии: «В Совете НАТО сталкиваются очень разные <…> отчасти весьма противоречащие друг другу позиции. Размышления о стратегических последствиях для альянса только начинаются».
 

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK