26 марта 2019
USD EUR
Погода

«Шоумен в нем никогда не умрет»

Год назад на президентских выборах в США победил миллиардер Дональд Трамп. Последствия этого политического потрясения американская политическая элита еще до сих пор не переварила. О Трампе-президенте «Деловой еженедельник "Профиль"» побеседовал с директором Института США и Канады РАН, доктором исторических наук Валерием Гарбузовым.

– Дональд Трамп был успешным бизнесменом. Удалось ли ему превратиться в успешного политика?

– В чем отличие Трампа от его предшественников? В ходе своей избирательной кампании он довольно четко диагностировал те болезни, которыми уже давно страдают Соединенные Штаты Америки. И в ходе предвыборной гонки предложил радикальные, простые и быстрые рецепты решения всех этих проблем. Радикализм Трампа – это его особенность. И это же – его беда. Те проблемы, что он обозначил, например, нелегальная иммиграция, – их в принципе нельзя решить быстро, они ведь накапливались десятилетиями. Его идея построить стену на границе с Мексикой уже давно стала темой шуток и издевательств. И я сомневаюсь, что этот проект будет реализован за время его президентства.

Трамп игнорировал конгресс, пытался, как президент, взять всю ответственность на себя. Он хотел решать все по-своему, а не так, как принято в США, – путем обсуждений, формирования консенсуса, который, возможно, не устраивает на сто процентов ни одну из сторон, но в целом удовлетворяет всех участников, вовлеченных в решение проблемы.

Он перетянул одеяло на себя. Конгресс сразу почувствовал, что президент пытается узурпировать власть. В США так поступать очень опасно – недовольные рано или поздно сбиваются в стаи и начинают клевать того, кто это все затеял. В данном случае – Трампа. Президент просчитался и тактически, и стратегически, игнорируя конгресс.

– Один из предвыборных лозунгов Трампа – демонтаж наследия его предшественника Барака Обамы…

– Трамп был очень самонадеян, полагал, что стоит ему только бросить клич, и конгресс его тут же поддержит, зарубив все реформы Барака Обамы. Например, программу льготного медицинского страхования Obamacare. Но в этом случае его и демократы в конгрессе не поддержали, да и республиканцы к этой идее со скепсисом отнеслись. И что он сделал? Пошел привычным путем – издал исполнительный указ, который в одночасье лишает медицинских страховок шесть или семь миллионов человек.

– Глава комитета по иностранным делам сената республиканец Боб Коркер говорит, что Трамп относится к своим обязанностям главы государства, «будто это реалити-шоу». Другой видный республиканец – Джон Маккейн – говорит о «царящей атмосфере поддельного национализма», правда, имени Трампа не называет. Президент окончательно испортил отношения со своей партией?

– Когда президент въезжает в Белый дом, перед ним встает задача сколотить свое, президентское большинство в конгрессе. Сделать это, опираясь как на свою партию, так и привлекая на свою сторону какие-то группировки в другой. В случае Трампа – в Демократической. Для чего это нужно – чтобы пускать законодательные инициативы по привычному руслу в конгрессе и чтобы в итоге они бы выходили в качестве законов, которые Трамп бы и подписывал. И таким образом делил бы ответственность с конгрессом. Тогда никто бы не смог его упрекнуть, что он делает, что ему в голову взбредет, а конгресс тут ни при чем. Но это ему не удалось.

Трамп – республиканец, у Республиканской партии большинство и в сенате, и в палате представителей. Казалось бы, чего еще желать? Но Трамп для республиканцев – чужак. Он пытался и свою партию создавать, и идти на выборы в качестве независимого кандидата. Но понял, что как независимый кандидат он бы сразу провалился. И республиканская элита поняла, что Трамп использовал партию, чтобы оказаться в Белом доме.

Ксения Воротовова/Профиль

В появлении Трампа виноваты сами республиканцы. Если бы они думали о том, как перетрясти свою идеологию и предложить избирателю что-то новое, по крайней мере внешне, если бы повнимательнее следили за своим электоратом и избирателями-демократами… Партийная бюрократия не учла настроения масс. А Трамп уловил изменения в этом настроении.

Для Америки очень важен фактор лидерства. И получается, что республиканцы не смогли предложить такого лидера, который бросил бы вызов Трампу. Всех относительно молодых республиканцев яркий, отчасти наглый шоумен Трамп раскидал, как мальчиков. Оказалось, что к такому стилю ведения избирательной кампании благопристойные республиканцы в галстуках и белых рубашках не готовы. Победа Трампа для демократов была крайне неприятной, но и для республиканцев это тоже был шок. По сути, Трамп отвоевал партию у республиканской верхушки, которая была вынуждена за ним пойти и до сих пор его любит, как говорится, стиснув зубы.

Вся старая республиканская элита – против Трампа. Будь у нее такая возможность, они бы тут же его заменили. Но формально он лидер партии, и ничего они с ним сделать не могут.

– При этом, если судить по утечкам в американских СМИ, у него непросто выстраиваются и отношения с собственной администрацией…

– Он сейчас фактически генерал без армии. Полностью президентская администрация до сих пор не сформирована, как это ни странно. В первые месяцы его президентства ушли более десяти помощников и советников. Теперь растет напряжение внутри самого кабинета. У него непростые отношения с госсекретарем Рексом Тиллерсоном. Мудрый государственный муж не выносит внутренние склоки на страницы газет. У Трампа это не получается. Шоумен в нем никогда не умрет. Это его специфика.

– Ни у одного из предшественников Трампа по итогам первого года пребывания в Белом доме не было такого низкого рейтинга…

– Американский избиратель специфичен. Американцы всегда хотят быстрого результата. Трамп слишком много обещал, а следовательно, породил завышенные ожидания у тех, кто шел за ним. Он обещал скорый результат, не думая о том, возможно это или нет, у него была цель – победить. Его избиратели ожидали, что вот сейчас Трамп вернет все производство в Америку, и появятся рабочие места. Он призвал бизнесменов вернуть свои предприятия в США. Но бизнесу нужна приманка, снижение налогов, например. А президент не может снижать налоги своим указом, без участия конгресса.

– На минувшей неделе бывшему главе предвыборного штаба Трампа Полу Манафорту и его давнему деловому партнеру Рику Гейтсу был предъявлен целый ряд обвинений, в том числе и в незарегистрированной лоббистской деятельности. Ясно, что спецпрокурор Роберт Мюллер, который занимается расследованием приписываемого России вмешательства в президентские выборы, на этом не остановится…

– Некоторые эксперты говорили, что вот пройдут выборы, и скандал затихнет. Этого не случилось. Наоборот, «русское вмешательство в избирательную кампанию» по-прежнему в повестке дня. Расследованием «вмешательства России» занимается и палата представителей, и сенат, и спецпрокурор Мюллер, и ФБР. В следующем году можно ждать резонансных заявлений. И не только со стороны Мюллера, но и со стороны конгресса.

– При этом Трамп ничего не может сделать, только наблюдать…

– Любые попытки Трампа как-то противодействовать этим расследованиям будут восприняты как препятствование правосудию, нарушение Конституции. В нынешней ситуации он просто должен делать свою работу. Его может спасти только осознание обществом, что человек не зря сидит в Белом доме.

– Один из бывших высокопоставленных сотрудников администрации Трампа заявил, что его коллеги поставили перед собой задачу «спасти Америку» от этого президента. Некоторые внешнеполитические заявления Трампа в Twitter иногда просто пугают. Мы должны поблагодарить вашингтонскую бюрократию за то, что третья мировая до сих пор не началась?

– Мировая политика – тонкая сфера. Здесь неосторожные слова могут запустить процессы, которые в противном случае бы не произошли. Трамп, похоже, такими категориями не мыслит. Для него ничего не стоит нападать на Китай в ходе избирательной кампании, а после победы строить с китайским лидером вроде бы нормальные отношения. То же и с Северной Кореей. Чего он только про КНДР не наговорил. Услышав все это, в Пхеньяне только укрепились в мысли, что от США исходит зло. Трампа не назовешь тонким дипломатом и знатоком мировой политики, но он взялся решать все эти проблемы.

– Министр иностранных дел Сергей Лавров на днях заявил, что Трампу пока не удается остановить негативную инерцию в отношениях с Россией, заданную его предшественником. И помянул «обамовскую страсть погубить российско-американские отношения». За что же Обама так невзлюбил Россию?

– Россия приступила к ревизии своей внешней политики еще до украинского кризиса 2014 года. Это в США воспринималось очень болезненно, но, по сути, американская администрация особо на это не реагировала.

Россия стала вести себя как страна, отстаивающая свои интересы по-новому, не словами, а делами, как страна, способная на резкие действия, которые могут вызвать недовольство мирового сообщества. Ответом администрации Обамы на украинский кризис, присоединение Крыма и конфликт на Донбассе были санкции. Но по-другому она и не могла поступить.

Санкции – это радикальная, но мирная реакция. Это их любимый инструмент. Если санкции и будут отменены, то свидетелями этого будет другое поколение политиков.

– Есть ощущение, что Трамп все же хотел заключить с Россией некую сделку…

– Думаю, что Трамп был искренен, когда говорил, что хочет нормальных отношений с Россией. Но в этом своем желании он был уникален. Ни один кандидат в президенты, будь то демократ или республиканец, его точки зрения не разделял. В США уже сформировался антироссийский консенсус.

Сейчас он очень остерегается делать какие-либо конкретные шаги в сторону России или же повторять то, что он говорил в ходе избирательной кампании. Например, давать положительные оценки Владимиру Путину.

Трамп и не подозревал, что «русский вопрос» будет для него столь болезненным, станет такой серьезной проблемой для его президентства. Когда на него сыпятся обвинения в связях с русскими, любой жест в сторону России будет служить подтверждением, что подобные контакты имели место.

– В августе этого года Трамп неохотно, но все же подписал принятый конгрессом закон о расширении санкций против России. Можно ли говорить о том, что сейчас политика в отношении России определяется не президентом, а конгрессом?

– А политики как таковой нет. На повестке дня – санкции, контрсанкции. Высылка дипломатов, встречная высылка, отъем дипломатической собственности. Не исключаю, что накануне президентской избирательной кампании в России США могут пойти по «второму кругу ада», расширяя персональные санкции.

Нынешняя внешняя политика России воспринимается в США как вызов американскому доминированию. А национальная философия США построена на том, чтобы гарантировать доминирование США на долгие десятилетия и не допустить появления державы, которая могла бы бросить этому вызов. В роли такой державы они сейчас воспринимают именно Россию. США сформировали курс на ее сдерживание.

– Есть ли какие-то предохранители, чтобы нынешнее противостояние не переросло в открытый вооруженный конфликт?

– Речь идет об асимметричной конфронтации. Наши экономики несопоставимы. У России и США сопоставимые по масштабам ядерные арсеналы. Это тот сдерживающий фактор, который позволил избежать прямого столкновения в годы холодной войны. И он работает сейчас. Впрочем, если бы у России не было ядерного оружия, то она вела бы себя иначе. Вне зависимости от того, кто стоял бы во главе страны.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK