Наверх
24 сентября 2019
Погода

Впервые за много лет местные выборы вызвали интерес и политическое бурление

©Кирилл Кухмарь / ТАСС

8 сентября в России пройдут выборы глав 19 регионов, четырех депутатов Госдумы, 13 заксобраний, а также трех мэров и муниципальных депутатов в Санкт-Петербурге. Безусловно, больше всего привлекают внимание Москва и Санкт-Петербург, но речь идет не о федеральных, а о локальных, региональных выборах, ранее никогда не вызывавших к себе такого интереса. «Профиль» разбирался, как проходят наиболее острые кампании сезона‑2019.

Недопустимые кандидаты

Неожиданно самой горячей и обсуждаемой кампанией‑2019 стали выборы в Мосгордуму – 45 депутатов избираются только по одномандатным округам (оппозиции проще избираться по спискам с парой ярких «паровозов»). Московский парламент традиционно считается слабым из-за малого количества полномочий и большого влияния на его решения мэрии. Например, в ряде других регионов парламент утверждает отчет главы субъекта, в Москве же он лишь заслушивает отчет мэра. Также Мосгордума не может влиять на назначение вице-мэров и руководителей департаментов.

Непрогнозируемый проигрыш «Единой России» в прошлом году на практически стерильных выборах в четырех регионах страны, а также падение рейтингов после пенсионной реформы заставили партию власти отступить от своего бренда: на выборы в Мосгордуму все они (как в прошлом году и мэр Сергей Собянин) пошли в качестве самовыдвиженцев, даже официальные обладатели партбилета, включая лидера московских единороссов Андрея Метельского.

На своей странице в Facebook он так объяснял это решение: «Считаю неправильным спокойно сидеть и пользоваться былыми достижениями. Мы должны идти к москвичам и спрашивать у них, а готовы ли они нас поддержать». Восемь депутатов прошлого созыва баллотируются повторно, но власть сделала акцент и на сторонних кандидатов. Все это, впрочем, совершенно не значит, что бренда «Единой России» в Мосгордуме не будет. «Партийная фракция в Мосгордуме обязательно будет!» – заверял журналистов Андрей Метельский.

Выборы должны были пройти по классическому сценарию тусклых региональных парламентов: при минимальной явке (на прошлых выборах она едва превысила 21%), с максимально пассивной кампанией кандидатов. Впрочем, куратор городской политики мэрии сменился: всесильную Анастасию Ракову, у которой были не самые теплые отношения с администрацией президента, сменила Наталья Сергунина, которая была намерена внести свежую струю в Мосгордуму.

Идея была в том, чтобы провести ряд популярных самовыдвиженцев, которым даже было бы позволено несильно критиковать власть и создавать у москвичей ощущение чуть большего представительства, чем оно было ранее. Например, в 43-м округе, где выдвигался Илья Яшин, идет под брендом «команды (мэра Москвы Сергея) Собянина» проректор Высшей школы экономики Валерия Касамара, а в 38-м округе баллотируется хоть и не состоящий в партии, но названный на ее сайте координатором федерального партийного проекта «Школа грамотного потребителя» Александр Козлов. В четвертом округе идет олимпийская чемпионка и ведущая передачи «Слабое звено» Мария Киселева.

Движение выборам придало участие либеральной оппозиции, которая нередко пытается баллотироваться, но чем выше ее представители берут, тем больше вероятность снятия. Потому Мосгордума для оппозиции – новый этап на пути к федеральным выборам в Госдуму, которые пройдут в 2021 году. Например, на прошлых выборах Дмитрию Гудкову – сейчас он неофициально возглавляет Партию перемен – практически удалось обойти Геннадия Онищенко в Тушинском округе. На следующие выборы Онищенко едва ли пойдет, и у Гудкова, который ведет активную работу в округе, шансы увеличиваются. Илья Яшин, идущий на выборы от команды Алексея Навального, начал и того раньше – на выборах 2017 года он прошел в Совет депутатов Красносельского района и даже возглавил его. Яшин подчеркивает, что «Единой России» в его округе приходится работать в качестве оппозиции, а сам он активно продвигает теорию малых дел, хотя полномочий у муниципальных депутатов немного.

Непроходимые препятствия, с которыми столкнулись кандидаты-оппозиционеры на этапе регистрации на выборах, сумели сделать то, что по-настоящему не удавалось сделать ни одному оппозиционному лидеру последних лет: объединить либералов.

Еще на старте кампании самое большое внимание привлекал расположенный в самом центре Москвы 43-й округ: там выдвинулись старожил московской политики яблочник Сергей Митрохин, кандидат от Навального Любовь Соболь и учредитель благотворительного фонда «Вера» (а также член центрального штаба президентского Общероссийского народного фронта) Нюта Федермессер. Последняя выбыла из гонки, написав в «Фейсбуке», что не выдержала давления из-за обвинений в сотрудничестве с властью, в то время как для нее было важно продвигать лишь интересы своих пациентов.

Им на смену попытались выдвинуть актера Андрея Соколова, постоянного участника самых разных российских кампаний лидера группы «Коррозия металла» Сергея «Паука» Троицкого и футболиста Дмитрия Булыкина, который, судя по интервью изданию Sport.ru, вообще не очень хорошо понимал, что собой представляет Мосгордума. В итоге их споры на этапе кампании оказались напрасны: окружная избирательная комиссия отказала всем самовыдвиженцам, оставив только троих кандидатов – представителей парламентских партий КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», которым по закону не требовалось собирать подписи. Позднее добиться регистрации через Мосгорсуд удалось Сергею Митрохину, что стало прецедентом на этих выборах.

Подписная кампания оппозиционеров проходила довольно заметно. Для регистрации каждому из них нужно было собрать порядка пяти тысяч подписей. Стоит отметить, что сделать это крайне тяжело – на регистрацию и сбор подписей отводится только 30 дней, приходящихся на период летних отпусков, кроме того, никакой информационной кампании о том, что идет сбор подписей, нет, потому россияне крайне неохотно предоставляют свои паспортные данные для подписных листов.

К отказам в регистрации оппозиции привыкать не приходится, потому первая акция за допуск независимых кандидатов прошла в Москве 14 июля, еще до официального окончания проверки подписей. Она прошла довольно спокойно. 20 июля московские власти еще были настроены миролюбиво, согласовав митинг на проспекте Сахарова, на который пришли рекордные со времен Болотной 20 тыс. человек. И вот тут ситуация начала обостряться.

Жесткий разговор

В ночь на 24 июля полиция начала обыски в квартирах «пролетевших» кандидатов и их родственников. Оппозиционеры приняли негласное решение митинговать каждую субботу вплоть до выборов. 27 июля прошла несанкционированная акция, обернувшаяся задержаниями более тысячи человек. Алексей Навальный, который обычно способен мобилизовать самое большое количество людей к выходу на улицы, был арестован на 30 суток еще до этой акции, остальные лидеры протеста получили от 7 до 10 суток, познакомившись затем с новой практикой: сразу на выходе из спецприемника их забирал автозак на новый суд, который давал еще 10 суток.

3 августа мэрия Москвы вновь отказалась согласовать акцию протеста, что, впрочем, не остановило многих участников протеста, задержаны снова были порядка 1000 человек. 10 августа в отсутствие основных лидеров и задержанной на выходе из штаба Любови Соболь акцию сумели согласовать не баллотирующиеся на выборах оппозиционеры. Полиция оценила численность в 20 тыс. человек, волонтерская организация «Белый счетчик» – 50 тыс. человек. Призыв к «гуляниям» после акции привел к новым задержаниям.

Отставка главы Мосгоризбиркома Валентина Горбунова стала одним из главных требований митингующей оппозиции, как либерально-демократической, так и коммунистов

Геннадий Гуляев / Коммерсантъ / Vostock Photo

Самым серьезным ударом по протестам стало возбуждение уголовного дела о «массовых беспорядках» на акции 27 июля, по которому проходят 13 человек. Организаторам беспорядков по российскому законодательству грозит до 15 лет лишения свободы, участникам – до восьми лет, а тем, кто призывает к участию, – до двух лет. Больше ни одной акции согласовать оппозиционерам не удалось.

Перехватывать тематику протеста пробовали и в КПРФ. Они провели свой митинг 17 августа (собрал 4 тыс. человек, по данным МВД) и добились встречи с Эллой Памфиловой, где потребовали отставки председателя Московской городской избирательной комиссии Валентина Горбунова и допуска до выборов всех кандидатов, включая демократов. «Либералы оказались на обочине политического процесса, в этой ситуации КПРФ обязана победить на выборах в Московскую городскую думу. Когда мы завоюем большинство в Мосгордуме, то она станет сильным законодательным органом, а не придатком мэрии. Для этого мы примем соответствующие законы», – заявил на митинге кандидат от КПРФ на выборах в Московскую городскую думу Вадим Кумин.

Впрочем, эксперты сомневаются, что коммунистам удастся сформировать красную Думу в отсутствие других кандидатов. «То же умное голосование рассчитано на разных кандидатов – и яблочников, и даже эсеров. Еще неясно, насколько умное голосование будет разделяться всеми избирателями. Кроме того, немалая часть спальных районов будет продолжать голосовать за власть. Там избиратель тоже недоволен, но он менее протестен, а кандидаты от КПРФ там не вели активной кампании. У этих людей политика вызывает раздражение, причем любая, и они вполне могут проголосовать за какого-нибудь чемпиона», – считает политолог Алексей Макаркин.

Местные особенности

Абсолютно все губернаторские кампании в стране находятся под эффектом от прошлого года. Напомним, тогда в четырех регионах на выборах лидировали случайные кандидаты, обойдя выдвиженцев от партии власти, на которых был брошен весь ресурс. В итоге в трех регионах пришлось проводить вторые туры, приведшие к власти коммуниста в Хакасии и членов ЛДПР в Хабаровском крае и Владимирской области, а в Приморье выборы были просто отменены до назначения президентом нового врио. Опыт‑2018 показал: старые технологии вроде сушки явки и зачистки бюллетеней от ярких конкурентов выборы не спасают, граждане готовы голосовать за кого угодно, только не за назначенца сверху.

Это привело к ряду проблем и даже казусных ситуаций в регионах. Например, в Забайкальском крае назначенный Владимиром Путиным врио Александр Осипов начал довольно бодро, приняв на себя стратегию «строгий с чиновниками, внимательный к людям». Но затем он выдвинулся в качестве самовыдвиженца еще до того, как региональный парламент изменил краевое законодательство и разрешил ему это делать. Потом оказалось, что среди соперников Осипова не будет ни одного кандидата от парламентских партий – ни КПРФ, ни ЛДПР, ни «Справедливой России». Конкуренцию ему составят кандидаты Яна Шпак от Партии роста, Елена Краузе от Российской партии пенсионеров за социальную справедливость и Вячеслав Ушаков от «Патриотов России», то есть фактически никто.

Согласно оценке экспертов «Давыдов.индекс», вторые туры возможны в Астраханской, Сахалинской, Вологодской, Волгоградской областях, а также в Республике Алтай. По их прогнозам, Олег Хорохордин (Республика Алтай) в первом туре наберет 47% голосов; Андрей Бочаров (Волгоградская область) – 44%; Валерий Лимаренко (Сахалин) – 43%; Олег Кувшинников (Вологодская область) – 42%, а Игорь Бабушкин (Астраханская область) – 41%. Все они могут повторить сценарий Приморья.

Крайне сложная ситуация у врио губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова, который тоже идет в качестве самовыдвиженца. Еще до начала кампании многие действия Беглова своей штампованностью вызвали у петербуржцев раздражение. В январе врио губернатора, не в силах справиться с традиционной для города проблемой со снежными завалами, на камеру отправился убирать снег лопатой. Затем также перед случайно оказавшимся рядом объективом камеры перевел через дорогу пенсионера.

Летом внимание от кампании Беглова отвлекло беззаконие на других петербургских выборах – муниципальных. Во‑первых, движение им также придала демократическая оппозиция. Туда вслед за московскими муниципальными выборами пришел проект «Объединенные демократы», где кандидатов профессионально готовят яблочники и команда Партии перемен. Их участие не прошло без попыток грубых нарушений при регистрации.

Стоит отметить, что в Петербурге муниципальными выборами занимаются не ТИКи и УИКи, а специально для этого работающие избирательные комиссии муниципальных округов (ИКМО), которые выпадают из общей иерархии избирательных комиссий. Так, целый ряд оппозиционеров жаловался, что кандидаты в муниципальные депутаты не могут подать документы в ИКМО из-за искусственных очередей, которые образуют группы неизвестных людей спортивного телосложения. Поздняя подача документов существенно сокращает время на остальную часть кампании. Нередко оппозиционеры просто натыкались на закрытые двери неработающих комиссий.

Элла Памфилова поручила правовому управлению комиссии оценить ситуацию в Санкт-Петербурге и даже не исключала отмену муниципальных выборов в городе, однако позднее в ЦИКе заверили, что большая часть проблем в городе решена, хотя и не без помощи прокуратуры. Тема петербургских муниципальных выборов звучала на каждом заседании ЦИК, Памфилова жестко критиковала ее, а другие члены комиссии отмечали, что на фоне огромного числа жалоб от муниципальных кандидатов кампания по выборам губернатора проходит спокойно. Беглов даже записал специальное видеообращение, в котором предложил реформировать ИКМО.

«Все, что сегодня происходит, наносит большой вред репутации нашего города. Грязные выборы никому не нужны. Вся страна смотрит телевизор, интернет, и в одном из лучших городов нашей страны происходят такие безобразия. Я полностью поддерживаю решительные действия городской избирательной комиссии, работают оперативно правоохранительные органы», – говорил тогда Беглов.

Все это породило версию о том, что муниципальную кампанию намеренно делают максимально грязной, чтобы отвлечь внимание от губернаторской. Такое мнение, в частности, высказывал сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц: «Все больше убеждаюсь, что цирк в Петербурге согласован и происходит теперь по обоюдному согласию, чтобы отвлечь внимание от губернаторской кампании врио Беглова».

В бюллетене рядом с Бегловым не будет по-настоящему сильных конкурентов – яблочник Борис Вишневский не сумел пройти муниципальный фильтр, а известная в городе член Партии роста Оксана Дмитриева вообще отказалась от выдвижения своей кандидатуры, пояснив, что фильтр пройти без договоренностей невозможно. Социологическая служба СПбГУ допускала второй тур выборов, выйти в него шанс был у выдвинутого коммунистами режиссера Владимира Бортко. Но 30 августа он снял свою кандидатуру, сказав, что не хочет «играть в эти игры».

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов все же сомневается, что в городе может повториться сценарий четырех регионов 2018 года. «По Петербургу нет консенсусного прогноза. С одной стороны, он не числится в экспертных прогнозах в числе самых проблемных регионов (на уровне Республики Алтай или Вологодской области). К тому же уровень административного контроля в городе за системой подсчета голосов традиционно весьма высок. С другой – способность городских властей не допускать концентрации антирейтинга вокруг власти оказалась невысока, а часть публичных действий Беглова выглядела контрпродуктивно», – сказал «Профилю» Виноградов.

Запрос на перемены и снижение запроса на стабильность – два тренда, которые социологи зафиксировали в обществе еще два года назад. Теперь это вылилось в многотысячные митинги

Pavel Golovkin / AP / TASS

Старые схемы не работают

В 2019 году избирательная система столкнулась с самым серьезным кризисом со времен протестов 2011–2012 годов – к такому выводу пришли эксперты движения «Голос» в своем докладе по итогам выдвижения и регистрации кандидатов. «Ускоряется процесс деградации самого института выборов. Все это происходит на фоне растущего запроса общества на участие в принятии решений. Фактически сегодня этому запросу не удовлетворяет ни один из элементов существующей избирательной системы – эрозия институтов затронула и систему избирательных комиссий, и политические партии, и сложившуюся практику правоприменения», – считают в «Голосе».

Протестная активность летом 2019 года, как следствие, стала самой активной со времен 2011–2012 годов, говорит политолог Алексей Макаркин. После них на кризис наложился «крымский консенсус», однако эйфория от него прошла, а стагнация экономики осталась, и виной тому даже не пенсионная реформа. Алексей Макаркин также указывает, что семь лет назад была другая цена на нефть и настроения были скорее «супероптимистичными».

«Когда московская интеллигенция пошла на улицы, это встретило непонимание не только за пределами МКАД, но и в значительной степени спальных районов Москвы. Сейчас это сохранилось, но уже не так. Все население находится в состоянии экономической стагнации уже в течение пяти лет. В 2017 году ВЦИОМ фиксировал рост запроса на перемены, снижение запроса на стабильность. Рецессия перешла в стагнацию – цены высокие, зарплаты растут слабо. То есть это за год до пенсионной реформы».

Эксперт отмечает, что раньше Болотной можно было противопоставить условную Поклонную, а сейчас организованный мэрией митинг, приуроченный к Дню российского флага, носил подчеркнуто аполитичный характер. «Конечно, Поклонную тоже собирали административно, но когда людей туда мобилизовали, они отнюдь не были против – да, надо пойти за страну, за народ, за стабильность нашу, а там агенты всякие. А сейчас получилось, что мобилизовать народ с лозунгами против этого протеста оказалось значительно труднее. Многие старые схемы общения общества с властью действительно не работают, но и новые выработать непросто. Хорошо вести диалог с обществом, у которого горят глаза, которое готово потерпеть только за счастье обладания Крымом, сейчас же вести диалог власти оказалось тяжело. В итоге неожиданные результаты на выборах могут выйти далеко за пределы Москвы».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK