Наверх
6 мая 2021

Достигли перигея: российская космонавтика оказалась на историческом перепутье

Генеральный директор ГК "Роскосмос" Дмитрий Рогозин на космодроме Восточный

©Александр Рюмин/ТАСС

60-летие полета в космос Юрия Гагарина отмечается в России с небывалым размахом. За организацию торжеств на федеральном уровне отвечает оргкомитет, возглавляемый вице-премьером Юрием Борисовым. Есть и громкие инициативы на местах. Например, в Звездном городке в честь Гагарина задумали провести воздушный крестный ход и запустить воздушные шары с блинами.

Великое прошлое космонавтики стало национальной идеей. А что в настоящем? Нельзя сказать, что сидим без дела. Напротив, судя по заголовкам, в «Роскосмосе» ведется кипучая деятельность. Регулярно анонсируются новые миссии, в том числе в дальнем космосе.

Как рассказали «Профилю» эксперты, большинство планов нереалистичны – не хватит ни денег, ни компетенций. Главное же, нет понимания, к чему они нас приведут. Точь-в-точь как в лозунге вековой давности: «Движение – всё, конечная цель – ничто»… Впрочем, в соцсетях иронизируют, что цель есть, и она гораздо приземленнее: получение бюджетных средств.

Но дело не только в финансовых интересах. Российские власти упорно пытаются удержать статус космической сверхдержавы, идти в ногу со временем. Однако с каждым новым витком все очевиднее, что ресурс российской экономики едва ли позволит выдержать эту гонку.

«Профиль» направил запрос в «Роскосмос» и пытался связаться с пресс-службой госкорпорации, но так и не получил от нее ответа.

Лунное затмение

Недавно идее лунной экспедиции под российским флагом стукнуло 15 лет. В 2006 году глава РКК «Энергия» Николай Севастьянов пообещал станцию на Луне к 2015 году, а еще через пять лет – промышленную добычу редких элементов из лунных недр.

Позже идеологом российской базы на Луне выступил нынешний глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. Правда, его первые рассуждения на эту тему в 2012 году (в должности курирующего космонавтику вице-премьера) содержали уточнение: Луна интересна не сама по себе. Это лишь вдохновляющая цель, которая, «как бурлак на Волге», может потянуть за собой российскую космонавтику, стать «базой для дальнейших прыжков и подскоков». В общем, главное – ввязаться в бой, а там посмотрим.

Через 50 лет после первой высадки человека на Луну ведущие державы вновь спорят за превосходство в космосе

В 2014 году лунная сага получила развитие. В новой программной статье Рогозин уже писал об «инструментарии изучения глубин Вселенной» и «звездолете на атомном двигателе». Тогда же ученые из ряда институтов направили в правительство письмо, где запросили на освоение Луны до 2050 года 12,5 трлн рублей. В числе аргументов, например, указывалась перспектива переноса опасных производств с Земли на Луну, чтобы не вредить экологии нашей планеты.

Все это происходило на фоне утверждения Федеральной космической программы (ФКП) на 2016–2025 годы. В итоге лунный свет озарил этот документ: в нем появились проекты по созданию лунного взлетно-посадочного комплекса, а также орбитальной станции, базы, скафандра и робототехники. Но затем случился обвал цен на нефть и курса рубля, ФКП подверглась секвестру (с 2 трлн до 1,4 трлн рублей), и лунные инициативы были вычеркнуты. Тем не менее от заявленной Рогозиным цели – водрузить российский флаг на Луне до 2030 года – в космической отрасли не отказались, продолжая рассуждать о вместимости российской базы и других деталях великого будущего полета.

По словам экспертов, не стоит всерьез относиться к планам, уходящим за горизонт действия текущей ФКП. В реальности Россия испытывает немалые трудности с отправкой на Луну автоматических станций. Одну из них, «Луна-Глоб», начали создавать в 2005 году. Запуск был намечен на 2014 год, а к началу 2020-х предполагалось перейти к комплексным исследованиям Луны с помощью луноходов.

Как водится, сроки «поехали». По последней информации, «Луна-Глоб» (новое название – «Луна-25») должна полететь в октябре 2021 года. Дальше – никаких луноходов: орбитальная станция «Луна-26» (2023), тяжелый зонд «Луна-27» (2025) и миссия для извлечения грунта «Луна-28» (2027). То есть в лучшем случае через шесть лет Россия сможет добыть образцы лунной породы. У ближайшей «Луны-25» функционал гораздо проще: главная задача – отработать мягкую посадку на небесное тело. В СССР эта задача была решена станцией «Луна-9» в 1966 году.

«Даже если миссия «Луна-25» пройдет успешно, то мы покажем миру, как далеко отстали от тех же китайцев, которые уже и луноход на обратную сторону Луны послали, и грунт доставляют в больших количествах», – сетует руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

Впрочем, и успех «Луны-25» не гарантирован. В марте выяснилось, что не готов гироскоп, необходимый для посадки станции. Этот прибор не могут изготовить уже много лет: предыдущую версию забраковали в 2019 году – не прошла испытания. А приобрести западный аналог нельзя из-за санкций.

«Если не будет уверенности, что «Луна-25» сядет, запускать не будем, – уверен историк космонавтики Вадим Лукашевич. – Израильский «Берешит» в 2019 году полетел на Луну и разбился. Но Израиль – новичок в космосе, для него это приемлемо. А для нас было бы национальным позором. Так или иначе запускать «Луну-25», как и следующие станции, обязательно надо, чтобы заново наработать компетенции 50-летней давности. А вот гордиться особенно нечем».

Автоматическая станция "Луна-25"

Сергей Бобылев/ТАСС

В гордом одиночестве

Между тем весь контекст развития российской космонавтики смещается в невыгодную для нее сторону. Лунные планы России начала 2010-х тоже вынашивались без притязаний на конкуренцию, космическую гонку. В те годы NASA считало своей целью высадку человека на Марс в 2030-х годах, а Луной не интересовалось. Однако в последнее время американцы вновь переключились на лунную программу, причем отправить пилотируемую миссию собираются уже в середине 2020-х. Как и в ситуации с лунной гонкой XX века, получается лобовое столкновение, и опять Россия может оказаться в проигрыше.

Космическая гонка 2.0: чего добиваются конкуренты России

Вместе с тем от совместного с американцами похода на Луну мы отказались. Прошлым летом Дмитрий Рогозин заявил, что в программе «Артемида» Россия не участвует: это «политический проект», где «Америка превыше всего», а остальные страны должны «помогать и платить». Зимой «Роскосмос» подтвердил выход из проекта Gateway. Это будущий аналог МКС на лунной орбите: Россию пригласили построить для него модули, но по западным стандартам. Главу «Роскосмоса» это условие категорически не устроило.

Зато наметилось сотрудничество России с Китаем: месяц назад страны подписали меморандум о совместном создании лунной станции. Правда, космонавты на нее не полетят – станция планируется беспилотной. «Меморандум – это значит памятная записка, – отмечает Моисеев. – По сути, мы только условились, что будем смотреть, как российские зонды, отправляемые на Луну, могут быть координированы с китайскими. Но если делать аппараты по 14 лет, как произошло с «Луной-25», нет никаких шансов вписаться в китайские планы».

Как считают собеседники «Профиля», международная кооперация может стать для России единственным «билетом» в дальний космос. «Глава «Роскосмоса» демонстрирует готовность делать все самостоятельно, но на практике ни одна страна не способна конкурировать в одиночку с остальным миром, – поясняет популяризатор космонавтики Виталий Егоров. – От американского альянса Россия отдаляется все больше и больше. Пока приходится выдерживать политес: технологическая связанность между сегментами МКС не позволяет громко хлопнуть дверью ни той, ни другой стороне. Но понятно, что после МКС Россия будет двигаться отдельно. Что касается Китая, надо понимать, что вести с ним дела непросто. Он не будет таким дружелюбным партнером, каким были для нас США в 1990-е годы. Наоборот, есть небезосновательные опасения, что Китай заимствует интересующие его технологии, после чего дистанцируется от партнерства. Есть также Индия, но у нее бюджет еще меньше, чем у «Роскосмоса». Здесь России тем более придется выступить донором технологий».

«Нам желательно участвовать во всех альянсах и не делать окончательного выбора, – добавляет член-корреспондент Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского Андрей Ионин. – Сейчас не то время, когда мы можем требовать к себе особого отношения. Сами довели до ситуации, когда нам диктуют условия. Но тут одно из двух. Либо мы хотим быть гордыми, либо хотим остаться в космосе. В «Роскосмосе» не готовы пожертвовать гордостью, ведь это непатриотично. Результатом нашего патриотизма может стать полное прекращение гражданской космонавтики».

На фоне этих событий риторика в отношении Луны, кажется, начала меняться. «Эта гонка идет до определенного предела, пока мы не начинаем понимать, что она бессмысленна», – сообщил Дмитрий Рогозин в октябре 2020 года. А в феврале нынешнего добавил, что Россия не будет участвовать в лунной гонке, пока не поймет смысл «призового фонда».

Бремя первооткрывателей

Каковы же истинные цели космических программ России? Есть у Рогозина ответ и на этот вопрос. «Экспансия человечества в космосе, а также использование результатов космической деятельности для обеспечения стратегической обороны страны, роста качества жизни народа, развития прорывных технологий и проведения фундаментальных научных исследований происхождения Земли и Вселенной», – перечислил он в декабре.

По мнению собеседников «Профиля», этому списку ощутимо недостает конкретики. В нем слышится продолжение советской логики и даже романтический дух 1960-х, когда человек только открывал бескрайние просторы космоса и слабо понимал, что это ему даст. Сейчас новые страны–участники «космического клуба», а также частные корпорации ставят более прагматические цели.

«Странно, что у нас нет продуманной стратегии в космосе, – констатирует Андрей Ионин. – Сейчас все крупные федеральные проекты стараются исходить из задач, поставленных президентом в майских указах. И только деятельность «Роскосмоса» никак не увязана с национальными приоритетами. При этом госкорпорация постоянно запрашивает триллионы рублей. Будто до сих пор живет в Советском Союзе, второй сверхдержаве мира. Давайте прямо: мы не СССР, наша экономика в 10 раз меньше американской или китайской. Нужно не распыляться, а попытаться найти точки концентрации космической промышленности в условиях ограниченных ресурсов».

Астрономические цифры

Во сколько обходится бюджету РФ существование «Роскосмоса»? Его главный источник – Федеральная космическая программа, параметры которой можно изучить на сайте Минэкономразвития. В последние годы расходы по ФКП составляли чуть менее 100 млрд в год. Предполагалось, что в новом десятилетии финансирование постепенно возрастет до 180 млрд в 2025-м.

Звездные амбиции: когда начнется индустриальная разработка дальнего космоса

Но из-за коронакризиса космонавтика подверглась очередному секвестру: в федеральном бюджете на 2021–2023 годы по линии ФКП предусмотрено выделение 105–107 млрд в год. Правда, есть ряд других целевых программ (например, программа развития космодромов) и околокосмических статей бюджета: благодаря им довольствие «Роскосмоса» увеличивается еще примерно на 50%.

Объем финансирования госкорпорации является предметом аппаратных баталий. Возглавив ее в мае 2018 года, уже осенью Дмитрий Рогозин жаловался на устарелость производственных фондов: мол, современное оборудование на предприятиях не превышает 13%. Его обновление – «вопрос только денег», уверял он.

Летом 2020-го Рогозин пытался уберечь «Роскосмос» от секвестра и сетовал, что многие космические проекты «сломала история в дебатах с Минфином». Но Минфин пошел в контратаку и рассказал, что в 2018–2019 годах «Роскосмос» не смог освоить 16–19% предназначенных ему денег. А всего на балансе предприятий отрасли скопилось 180 млрд рублей. «Недопустимо, когда выделенные государством средства, вместо того чтобы приносить пользу, просто лежат на счетах», – говорилось в пресс-релизе ведомства.

Претензии к «Роскосмосу» возникали и у Счетной палаты. В 2018 году ее глава Алексей Кудрин назвал госкорпорацию «рекордсменом» по масштабу нарушений, заметив, что несколько миллиардов, «по сути, сворованы». А недавно Кудрин доложил, что в 2020 году аудиторы нашли нестыковки в «Роскосмосе» на сумму 30 млрд рублей.

И все-таки Дмитрий Рогозин не оставляет попыток увеличить финансовую «тягу». Прошлой осенью он сообщил о подготовке программы «Космическая деятельность России» на 2021–2030 годы, которая заменит действующую ФКП. Программа согласована с президентом, добавил Рогозин. Цифры не оглашались. «Беда «Роскосмоса» – сколько денег ни дай, ничего не изменится, – разводит руками Иван Моисеев. – Чего госкорпорации не хватает, так это предприятий и специалистов, чтобы эти деньги правильно использовать».

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
06.05.2021
05.05.2021