Наверх
8 декабря 2021

Балаклава без грифа "секретно": прошлое и настоящее подземной базы советских субмарин

"Музей истории холодной войны в Балаклаве"

Спасательный глубоководный аппарат АС-20 у входа в подземный комплекс

©Алексей Зотов/ТАСС

В мае 2021 года в Балаклаве после первого этапа масштабной реконструкции открылся уникальный музей истории холодной войны. Экспозиции размещены в противоатомном укрытии подводных лодок (объект 825 ГТС) и арсенале ядерного оружия (объект 820 РТБ). ГТС расшифровывалось как городская телефонная станция, РТБ – ремонтно-техническая база.

Среди артефактов ушедшей эпохи главный, безусловно, само подземное сооружение, поражающее воображение своими размерами и инженерно-техническими решениями. Построить его пришлось в связи с угрозой развязывания США ядерной войны.

Первый план нападения на СССР, получивший название «Тоталити», американцы разработали в августе 1945 года. Они ориентировались на опыт ядерных ударов по Хиросиме и Нагасаки. План, как теперь известно, предусматривал бомбардировку 20 крупнейших городов, включая Москву, Ленинград, Казань, Баку, Иркутск.

Выбор и количество целей объяснялось ограниченным ядерным арсеналом. За последующие четыре года его увеличили в 15 раз – примерно до 300 бомб. И в декабре 1949 года Комитет начальников штабов вооруженных сил США утвердил план «Дропшот». Согласно документу, применение атомного оружия по городам, промышленным центрам, оборонной инфраструктуре, в том числе военно-морским базам, должно было уничтожить до 85% военного и экономического потенциала Советского Союза.

К тому времени на Семипалатинском полигоне уже была испытана первая советская атомная бомба, соответственно, у СССР появилась возможность для удара возмездия по территории США. Однако это не снимало задач обеспечения надежной защиты своих сил и средств. В СССР в начале 1950-х проектировались и строились секретные объекты, способные выдержать атомную бомбардировку. Они предназначались для размещения командных пунктов, ядерных арсеналов и личного состава, обычной техники и вооружений.

Так возникла идея создать в Крыму подземную базу подводных лодок. Выбор остановили на Балаклаве. У ее бухты есть неоспоримое преимущество – она не просматривается с моря. Узкий пролив шириной от 200 до 400 м полностью скрыт от чужих глаз скалами. Еще царские адмиралы выбрали это место в качестве базы субмарин.

Вид на Балаклавскую бухту

Сергей Мальгавко/ТАСС

После Великой Отечественной войны в Балаклаве базировалось соединение подлодок Черноморского флота. Корабли, стоявшие у причальных стенок в надводном положении, представляли легкую мишень для самолетов вероятного противника. Их нужно было спрятать, построив укрытие в горе Таврос, способное принять до десяти субмарин. Для обслуживания и ремонта кораблей требовались подземный завод, помещения для хранения продовольствия и боезапаса, в том числе и ядерного оружия.

Проект был разработан одним из ленинградских НИИ и начал реализовываться в 1953 году. В чем-то его можно назвать типовым, поскольку на Северном флоте – в Видяево и на Тихоокеанском – в бухте Павловского также планировали построить подземные базы для подводных сил. В Видяево секретный объект был сдан в эксплуатацию только в 1999 году, а в бухте Павловского достроен не был.

Информация по истинному назначению объекта 825 ГТС в Балаклаве сначала была известна только узкому кругу лиц. Документацию утвердил лично Иосиф Сталин. На первом этапе секретный проект курировал всесильный Лаврентий Берия, отвечавший за атомную программу СССР.

В активную фазу строительство перешло в 1957 году и продолжалось восемь лет. Скальная порода горы Таврос оказалась очень прочной, военным пришлось даже обращаться за помощью к метростроевцам. Режим полной секретности соблюдался неукоснительно. Заходить в Балаклавскую бухту кораблям и судам разрешалось только в темное время суток. Отвал вывозили ночью, допуск на объект имели лишь специальные водители. В общей сложности из горы Таврос было извлечено более 120 тыс. тонн мраморного известняка.

В искусственных пещерах из бетона особой прочности возводились стены и потолки. Их толщина – около трех метров. Естественной защитой подземного города служила сама гора. В самой высокой точке толщина скальной породы составляет 126 метров. По расчетам, секретный объект способен выдержать прямое попадание 100-килотонной атомной бомбы. Напомним: сброшенный американцами на Хиросиму «Малыш» обладал мощностью 13–18 килотонн.

Многие инженерные решения, примененные более 60 лет назад, уникальны. Например, отсекающие двери и изогнутые тоннели должны гасить силу ударной волны. Южный батопорт – громадный морской затвор, предназначенный для перекрытия полуторакилометрового канала, ведущего внутрь подземного укрытия, представляет собой полую металлоконструкцию весом 150 тонн. Другой батопорт, меньших размеров, закупоривает сухой док. В него лодки вводили с помощью тросов. Любопытный факт: канал проложен на восемь метров ниже уровня моря. В день, когда его начали заполнять, вода в бухте отступила от берега примерно на полметра.

Меры маскировки, придуманные в конце 1950-х годов, до сих пор поражают воображение. Например, для того чтобы освободить проход подводным лодкам, после наступления темного времени суток от канала отводили мост. К рассвету он был на своем месте, по нему ездили машины и ходили люди. Маскировка северного входа, расположенного в горе со стороны моря, была столь искусной, что с проходящих судов его нельзя было обнаружить даже с небольшого расстояния. Посчитать внезапно появляющиеся и непонятно куда исчезающие советские подводные лодки было невозможно – на субмаринах регулярно меняли бортовые номера.

Изоляция объектов 825 ГТС и 820 РТБ от внешнего мира была максимальной. Внутри базы предусматривалась маркировка зон в зависимости от уровней секретности. В помещениях с более или менее свободным режимом размещались станции по производству кислорода, склады продуктов и ГСМ, минно-торпедная часть, а также канал, где стояли субмарины, и подземный судоремонтный завод с сухим доком.

Абсолютно секретным считалось хранилище ядерных боеголовок ракет и торпед. Объект 820 РТБ располагался с другой стороны подземного канала. Считается, что именно из-за него поселок Балаклава стал закрытым и проживать в нем могли только семьи подводников и гражданский персонал подземной базы.

Помещения арсенала вмещают до трех тысяч человек, которые могли автономно жить и работать не менее 30 суток. К концу 1959 года была осуществлена закладка атомных боеприпасов в штольни. Оттуда специзделия доставлялись по узкоколейке к причалу в глубине горы.

Рельсы были проложены и на поверхности – до понтонного моста на западном берегу Балаклавской бухты. Для обеспечения режима секретности установили пятиметровые щиты вдоль пирса и со стороны гор. К 1988 году в Балаклаве хранилось шесть видов ядерных боеприпасов – для крылатых ракет и торпед. Их совокупная мощность превышала 1 мегатонну. После распада СССР все они были вывезены на территорию России.

Штатный состав подземных отсеков, обслуживавших инженерные сооружения и док, составлял 200 человек. Еще около 50 несли охрану на ключевых точках переходов между тоннелями и доком. Плюс более 300 рабочих и инженеров судоремонтного завода «Металлист». То есть подземная жизнь била ключом.

К слову сказать, недостатка в заказах предприятие не испытывало. В период активной эксплуатации подземного комплекса в Балаклаве (1961–1992) было отремонтировано около 240 подводных лодок. Размеры сухого дока – 8 тыс. кубометров, глубина – 8 м, ширина – 10 м, длина – 102 м. Его проектировали для ремонта лодок проектов 613 и 633, длина которых не превышала 100 м.

После того как отечественный ВМФ получил на вооружение субмарины большего водоизмещения, подземное укрытие и завод стали слишком тесными. Велись разговоры о модернизации и перестройке комплекса. Время от времени наведывались комиссии из Москвы. Вывод специалистов был однозначен: реконструкция нецелесообразна. Железобетонные стены, имеющие трехметровую толщину, демонтировать не представляется возможным – это приведет к нарушению герметичности всего сооружения.

Официально объект 825 ГТС исключили из списка действующих в 1993 году, и на два десятилетия он перешел в собственность Украины. Это едва не повлекло непоправимых для уникального подземного сооружения последствий. Оставленное без присмотра, оно подверглось разграблению охотников за цветными металлами.

В 2003 году украинские власти объявили бывшую секретную базу советского ВМФ частью музея фортификационных сооружений Севастополя. Кое-что тогда же начали восстанавливать, с учетом интересов туристов.

Однако полноценная реконструкция объектов 825 ГТС и 820 РТБ началась только после возвращения Крыма в состав России. Как было сказано выше, несколько месяцев назад завершился ее первый этап. В надлежащий вид приведены подземные помещения общей площадью почти 10 тыс. квадратных метров. На втором этапе планируется поставить в сухой док дизель-электрическую подводную лодку С-49 проекта 633 (по классификации НАТО – «Ромео»). После этого погружение во времена противостояния ядерных сверхдержав СССР и США будет максимально полным.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое