Наверх
18 мая 2022

Ковид жив: надежды на скорое окончание пандемии оказались преждевременными

Медик в палате интенсивной терапии,где оказывают помощь пациентам с COVID-19
©Дмитрий Рагулин/ТАСС

Радикальная смена информационной повестки на рубеже февраля–марта породила удивительную ситуацию: о пандемии коронавируса уже мало кто вспоминает, хотя она продолжается. Даже сейчас COVID-19 каждый день уносит жизни более сотни россиян. И это не предел: весной в мире распространились новые штаммы вируса, которые, по мнению специалистов, принесут в Россию следующую волну заболеваемости. Она может начаться уже в мае.

Как мутирует вирус

Зимой на планете свирепствовал штамм «омикрон» – на пике заболеваемость достигла рекордных 3,8 миллиона человек в день. При этом в СМИ высказывались предположения, что это последняя большая волна пандемии. Но затем ученые стали обнаруживать новые подвиды этого штамма.

За сутки в России выявили 5000 новых случаев COVID-19

Главный из них – «стелс-омикрон» или BA.2 (классический «омикрон» имеет обозначение BA.1). Он обладает еще более высокой скоростью передачи от носителя к носителю (трансмиссивностью). 11 апреля Всемирная организация здравоохранения сообщила, что 94% новых случаев заболевания приходится на «стелс-омикрон», то есть этот вариант, будучи более агрессивным, потеснил в популяции «омикрон» (еще сильнее сократилась доля предыдущего штамма «дельта» – примерно до 0,5%). Одновременно ВОЗ начала отслеживать другие подвиды «омикрона», получившие пока региональное распространение: BA.1.1, BA.3, BA.4 и BA.5.

Кроме того, различные штаммы, вступая в контакт друг с другом, образуют рекомбинантные вирусы. На пересечении «дельты» и «омикрона» создаются мутации XD и XF – так называемые «дельтакроны». А в Великобритании соединение вариантов «омикрона» BA.1 и BA.2 породило штамм XE, заразность которого, по данным ВОЗ, еще на 10% выше, чем у BA.2. Теоретически таких мутаций может быть много. Так, в конце апреля сообщалось, что новая рекомбинация BA.1 и BA.2 появилась в Бразилии. Впрочем, эти данные еще проверяются бразильскими учеными.

Где сейчас бушует пандемия

В большинстве крупных стран показатели заболеваемости продолжают снижаться с зимних максимумов. Но постепенно наклон падающей кривой становится менее крутым, а численность текущих случаев заболевания стабилизируется. По состоянию на начало мая многие страны близки к «дну» этой синусоиды (Испания, Бразилия, Иран, Колумбия и т.д.), а где-то уже начался новый подъем (в США с начала апреля число носителей вируса выросло с 1,1 до 1,5 миллиона человек, в Аргентине – с 40 до 60 тысяч). Некоторые страны, уже оправившись от «омикрона», успели пережить следующую мини-волну: среди них Франция (11 марта – 1,2 млн носителей, 12 апреля – 2,7 млн), Италия (11 марта – 1 млн, 3 апреля – 1,3 млн), Япония (14 марта – 416 тыс., 16 апреля – 520 тыс.).

Всего же за последние 28 дней больше всего новых заражений, по данным Университета Джона Хопкинса, зарегистрировано в Германии (2,9 млн), Южной Корее (2,7 млн) и Франции (2,4 млн). Почему в списке только развитые страны? Эксперты связывают это со степенью тяжести заболевания. Не секрет, что многие переносят «омикрон» на ногах, и в результате он не диагностируется. Таким образом, вопрос в том, какие страны имеют достаточно ресурсов и желания превентивно тестировать население для пресечения контактов с зараженными.

В таких странах, как Индия и Индонезия, показатели заболеваемости упали почти до нуля. А первый случай штамма XE в Индии обнаружили 6 апреля. Носителем оказалась женщина, приехавшая из Южной Африки в феврале: она болела бессимптомно, поэтому радары системы здравоохранения просто не могли ее «засечь».

При этом и в Европе, несмотря на апрельскую мини-волну, ничего особенного не предпринимают: ограничения, введенные из-за «омикрона», начали снимать в феврале–марте, и этот процесс продолжается. Например, в Италии с 1 мая отменили требование предоставлять COVID-сертификаты для посещения большинства учреждений.

Почему иностранные гости остались недовольны пекинской Олимпиадой

Отдельный случай – Китай, с начала пандемии проводивший политику «нулевой терпимости» к вирусу. Под ее эгидой прошла и зимняя Олимпиада: по признаниям спортсменов, условия пребывания в КНР были близки к тюремным. И хотя иностранных болельщиков китайцы не пустили, страна все-таки начала открываться внешнему миру хотя бы для въезда олимпийских делегаций.

Совпадение или нет, но именно в феврале в Китае начался рост заболеваемости ковидом. Цифры сравнительно небольшие: менее 800 тыс. заболевших за последний месяц, вчетверо меньше, чем в Германии. Но и они стали поводом объявить новую «священную войну» вирусу. 28 марта в Шанхае был объявлен жесткий локдаун: ограничено движение общественного транспорта, введена всеобщая удаленка, а при выявлении хотя бы одного заболевшего в многоквартирном доме всех жителей сажают на 14-дневный карантин. К середине апреля в городе начались локальные протесты, но и они не привели к ослаблению мер. Наконец, 30 апреля в Шанхае впервые не выявили новых носителей COVID-19 за пределами карантинных зон.

Но пока власти «зачищали» Шанхай, вирус проник в Пекин. В итоге 29 апреля в столице КНР стали закрывать школы и детские сады, 4 мая – ограничивать работу метро. Похоже, победа над ковидом откладывается.

Шанхай во время масштабного локдауна, введенного из-за вспышки коронавируса COVID-19

Тестирование на COVID-19 в Шанхае, 28 марта 2022 года

Xinhua /AP/TASS

Какова динамика заболеваемости в России

4 мая в России зафиксировали 5093 новых случая COVID-19 – минимальное значение с сентября 2020 года. Разница по сравнению с пиком омикрон-волны (204 тыс. случаев 11 февраля) налицо. С начала весны почти все регионы распрощались с надоевшими COVID-ограничениями.

Названо условие всплеска заболеваемости COVID-19

Между тем скорость падения показателей снижается. Так, в середине марта количество новых случаев ковида сокращалось за неделю на 39,5%. В начале мая недельный темп составил 16,3%. То же самое касается смертности. Если между 6 и 13 марта число умерших сократилось на 20%, то между 23 и 30 апреля – на 8%. На майских праздниках смертность даже возобновила рост (3 мая – 125 человек, 4 мая – 129, 5 мая – 139). По всей видимости, Россия близка к нижней точке кривой между двумя волнами.

Снижается по стране и уровень коллективного иммунитета к COVID-19 – показателя, отражающего процент недавно вакцинированных и переболевших в популяции. 4 марта этот уровень оценивался в 56%, 8 апреля – в 46,5%, 29 апреля – в 42,9%. В Москве он и того ниже – 35,7% по состоянию на 29 апреля. Остальная часть популяции не считается достаточно защищенной от вируса.

Когда к нам придет новая волна ковида

В том, что она будет, специалисты не сомневаются. Вопрос в сроках. Так, заместитель гендиректора по научной работе Центра им. Чумакова Илья Гордейчук ждет роста заболеваемости в июле–августе. Главный внештатный инфекционист Минздрава РФ Владимир Чуланов прогнозирует, что он начнется в конце мая – начале июня.

Мурашко рассказал, когда возможен новый подъем заболеваемости COVID-19

Глава научного центра молекулярно-генетических исследований ДНКОМ Андрей Исаев утверждает, что распространение инфекции возобновится уже после майских праздников. А иммунолог, глава контрактно-исследовательской компании «КЭГ» Николай Крючков уверен, что скрытая волна COVID-19 началась в России в середине апреля, но пока не отслеживается властями.

Так или иначе, чиновники готовятся к новой волне пандемии. 29 апреля вице-премьер Татьяна Голикова призвала принять меры для недопущения роста заболеваемости COVID-19 после майских праздников. 30 апреля министр здравоохранения Михаил Мурашко подтвердил, что пандемия вернется в Россию в конце мая – июне.

По данным Роспотребнадзора, «стелс-омикрон» уже здесь: на этот вариант приходится более 90% новых случаев заболевания в России. А вот штаммов ВА.4 и ВА.5 в России пока не выявлено.

Что дальше

Как убедилось человечество за последний год, коронавирус бывает разным: более патогенным и летальным («дельта») и более заразным («омикрон»). Какой будет следующая волна? По мнению Михаила Мурашко, это зависит от нас: министр призвал соблюдать меры предосторожности и каждые полгода обновлять защиту – ревакцинироваться. До конца вакцинация не спасет (так как новые варианты легче обходят иммунную защиту), но риск тяжелого течения болезни уменьшится.

При этом рассчитывать на полное затихание пандемии не приходится. «Мутации коронавируса не закончатся ни на «омикроне», ни на другом варианте, это невозможно. Это естественный процесс эволюции вирусов», – заявил директор по научной работе ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Александр Горелов. По мнению главного научного сотрудника Института молекулярной биологии Петра Чумакова, незачем акцентировать внимание на конкретном варианте вируса. «В течение года-полутора мы уже не будем говорить «ковид», а просто это один из простудных возбудителей», – полагает он.

Но есть и другая позиция, одним из известных сторонников которой является миллиардер и филантроп Билл Гейтс. Он опасается, что «мы еще не видели худшего». «Эта пандемия все еще угрожает нам появлением варианта, который будет более заразным и более фатальным», – заявил Гейтс в начале мая в интервью The Financial Times. Чтобы этого не допустить, он призывает ВОЗ создать глобальную систему мониторинга COVID-19, работа которой обойдется в $1 млрд в год.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое