15 июня 2024
USD 88.21 -0.81 EUR 94.83 -0.91
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Кто и почему хочет вернуть практику умерщвления бездомных животных

erid: LjN8KEkeP

животные законодательство Общество

Кто и почему хочет вернуть практику умерщвления бездомных животных

Госдума в первом чтении приняла поправки к федеральному законодательству, которые позволят умерщвлять бродячих животных. Гуманный закон, принятый в России пять лет назад, предполагает стерилизацию бездомных собак и кошек и строительство приютов. Но задача оказалась по силам только некоторым регионам, остальные либо справлялись плохо, либо намеренно саботировали закон. Приютов в стране по-прежнему не хватает, бюджетные деньги разворовываются, а по городам бегают стаи собак. И теперь законодатели соглашаются: систему обращения с бездомными животными нужно корректировать. Но пойти могут по самому жестокому и неэффективному пути.

Стая бездомных собак

©Сергей Коньков/ТАСС

Содержание:

Воровство на крови

В конце марта в Советском районе Астрахани произошли сразу две трагедии. Сначала нашли тело 53-летнего мужчины с ранами, предположительно, от укусов бродячих собак. Мужчина жил с мамой-инвалидом, вышел вечером прогуляться и не вернулся. Через неделю в том же районе растерзали 44-летнюю женщину, она умерла от болевого шока и потери крови. Трагедии были не первыми: в январе 2022-го недалеко от гаражного кооператива в Приволжском районе области после нападения собак погиб 58-летний мужчина.

Астраханцы регулярно жаловались на стаи в местную администрацию – бесполезно. Для самозащиты стали ходить с газовыми баллончиками. В этом году, как и в прошлом, за трагедией последовали массовые отравления животных. По всему городу начали разбрасывать прикорм с ядом. Отравили и давно чипированную и очень спокойную Бочку – собаку-блогера, у которой даже был аккаунт в соцсетях. Она сутки умирала в конвульсиях.

Астраханская область – одна из самых проблемных в стране. Региональное управление ветеринарии насчитывает от 20 до 40 тыс. безнадзорных животных. В самой Астрахани чипированы лишь несколько тысяч особей. На весь город один муниципальный приют – в нем 300 собак, еще несколько тысяч содержатся в четырех частных. В прошлом году область, согласно отчетам, потратила на отлов и стерилизацию более 150 млн рублей, в этом году сумма возросла до 220 млн.

Зверские правила: почему закон об ответственном обращении с животными на практике не работает

В феврале после проверки эффективности расходования бюджетных средств возбудили уголовное дело о мошенничестве. «Неустановленные лица» в руководстве крупнейшего в регионе питомника «Экоприют» вместе с должностными лицами администрации Астрахани и региональной службы ветеринарии, зная, что 12 госконтрактов на отлов не выполнены, подписали акт приемки услуг. 28 млн руб. из бюджета пропали, а нестерилизованные собаки остались.

Как работал «Экоприют», получавший от государства с лета 2021 года десятки миллионов рублей, стало понятно в декабре 2022-го. На Фунтовском полигоне под Астраханью обнаружили 60 трупов собак с отрезанными конечностями. Некоторые из них были с бирками (то есть стерилизованы). На следующий день волонтеры отправились в приют с проверкой. Большинство животных были крайне истощены, многие лежали в будках уже мертвые. Вызвали полицию, в помещениях тут же объявили карантин.

За месяц до этого случая председатель гордумы Игорь Седов сообщил, что в Астрахани перевыполнили план по отлову собак, стерилизованы 1634 животных. На это потратили 30 млн рублей. Но пока дело под контроль не взял Следственный комитет, ничего не менялось – «Экоприют» продолжал «исполнять» госконтракты, не пуская к себе общественный контроль.

Смерть за смерть

В апреле 2023-го случилась еще одна трагедия, на этот раз в Оренбурге. Недалеко от гаражного кооператива стая собак напала на 9-летнего мальчика, он погиб на месте. Напуганные и разозленные люди не выбирали выражений и требовали наказать виновных. Как и в Астрахани, в Оренбурге жители много раз жаловались городским властям на стаи собак – и тоже безрезультатно. После трагедии обвинение в халатности предъявили только начальнику управления ЖКХ Оренбурга.

Мэр города Сергей Салмин на встрече с жителями сказал, что загрызших ребенка собак отловят и снова выпустят на улицу – мол, таковы требования закона. На самом деле в законе такого пункта нет. Регионы имеют право не выпускать агрессивных собак, но в Оренбурге нет приюта – его так и не построили. В мэрии считают, что в городе 6 тыс. бездомных псов. В год здесь чипировали не более 400 особей. В 2022-м на отлов и стерилизацию городу выделили почти 5 млн рублей из областного бюджета, в 2023-м – 2,5 млн.

Чипирование не за горами: в России хотят ввести обязательную маркировку домашних животных

Логика властей Оренбурга, ратующих за «бережную эвтаназию», простая: денег не было и нет, поэтому проще уничтожить всех четвероногих, чем выполнять закон. Бесхозная собака должна быть умерщвлена, повторяет Салмин. На критику своей работы отвечает: «Тут говорят, чтобы я ушел в отставку, так пусть они в отставку уходят, раз они такой закон приняли».

Новая кампания за поправки к действующему закону «Об ответственном обращении с животными» ведется с начала весны. Как и в прошлом году, она идет из самых проблемных регионов. В местных СМИ все больше публикаций с призывами вернуть отстрел бродячих собак, еще больше радикальных призывов в соцсетях. Жители некоторых городов сами начинают травить четвероногих. На кровавые расправы отреагировали даже в Совфеде, попросив вмешаться Генпрокуратуру.

«По сути, законопроект (предлагающий регионам самим решать, как именно регулировать численность собак. – «Профиль») спровоцировал массовое убийство бездомных животных – во дворах расстреливают, разбрасывают яд, – обратил внимание сенатор Андрей Клишас на заседании комитета СФ по конституционному законодательству и госстроительству. – То, что происходит сейчас, переходит все границы».


Каких полномочий вам не хватает?

Председатель правления Центра содержания бездомных животных Илона Броневицкая: «Я в принципе не очень понимаю, каких таких дополнительных полномочий у нас не хватает регионам. Возьмите простое сравнение. Есть город Астрахань, где под надзором находится 24 тысячи бездомных собак. И есть аналогичный город Балашиха в Московской области. Но в Балашихе в год 279 покусов, а в Астрахани – более шести тысяч! Притом что выделяются бюджетные средства на контроль ситуации с бродячими собаками, и деньги немалые. И возникает вопрос: почему при схожем уровне финансирования в одном городе или же регионе все получается, а в другом – нет?»


Гуманный завет на будущее

Поправки к Федеральному закону № 498, который регулирует отношения в сфере обращения с животными без владельцев, внесены в парламент 12 апреля группой депутатов, среди которых Дмитрий Кобылкин и Сардана Авксентьева. Они предлагают передать регионам право самим определять порядок обращения с бездомными животными «с учетом географической, климатической, социально-экономической и иной специфики». Убийство прямо не прописано, но именно этого и добиваются законодатели.

На самом деле в Госдуме лежит 11 законопроектов со схожим посылом. Есть, например, от парламента Башкирии. Авторы предлагают физически ликвидировать четвероногих, которые «не используются для личного потребления физлицами». В таком случае под отстрел попадут не только дикие собаки, но и потерянные или на самовыгуле, а таких в деревнях и селах большинство.

Существующий порядок обязывает субъекты действовать в рамках общероссийской программы ОСВВ («Отлов, стерилизация, вакцинация, возврат»). Сперва животное осматривают и, если надо, помещают на карантин. Вакцинируют, стерилизуют и лечат. Через 30 дней, если пес здоров, не проявляет агрессии, а хозяева не нашлись, отпускают на волю.

Впервые в России в суд передадут дело о гибели людей при нападении собак

Принять правила, схожие с европейскими, где всех бездомных животных помещают в приют, в России было невозможно – столько питомников сразу организовать смогла только Москва. По замыслу, регионы должны были активно стерилизовать и вакцинировать четвероногих, сокращая популяцию. И постепенно возводить приюты. В идеале заработали бы системы пристройства, льготной стерилизации для домашних питомцев и самое главное – регистрация животных. Чтобы безответственные хозяева, выбрасывающие своих животных, хотя бы платили штрафы.

Нынешние правила действуют с конца 2018 года. С января 2020-го заработали уточненные меры. С тех пор, по данным Роспотребнадзора, количество «укусов, ослюнений и оцарапываний» людей животными уменьшилось на 16%. Лишь в шести регионах – Астраханской, Волгоградской, Амурской областях, Ингушетии, Хабаровском крае и на Чукотке – картина противоположная: год от года бездомных собак и случаев их нападений на людей становится больше.

Там, где действительно реализуют программу, а не имитируют деятельность, успехи налицо, отмечают в Ассоциации благополучия животных. В Нижнем Новгороде популяция сократилась на 76% за семь лет. В Сургуте – минус 50% за три года. На 54% меньше укусов в Перми при снижении на 20% численности безнадзорных собак. В Подмосковье собаки кусают людей на 25% реже.

Добросовестная реализация программы сказывается и на статистике по бешенству, поскольку включает вакцинацию. Долгое время Белгородская область занимала лидирующее место в антирейтинге по лабораторно подтвержденным случаям этой смертельной болезни. Уже в течение первого года широкой вакцинации количество случаев бешенства сократилось в 3,3 раза. Через четыре года после начала программы – в 5,6 раза.

Больше всего детских смертей в результате нападений безнадзорных собак случилось задолго до принятия метода ОСВВ – в 2014 году погибли пятеро детей. Трагедии происходили чаще всего в частном секторе. Как подчеркивают в ассоциации, на детей нападают владельческие собаки, отпущенные на самовыгул. Это подтверждает и статистика департамента ветеринарии Краснодарского края: в регионе случаи нападения безнадзорных животных на человека составляют всего 0,6%, остальные 90% – атаки собак, имеющих хозяев.

Основной аргумент против программы ОСВВ – стерилизация не делает из собаки «плюшевую игрушку», она по-прежнему зубаста, голодна и может иметь проблемы с психикой из-за тяжелой жизни на улице. Собаки сбиваются в стаи там, где могут найти пропитание, – возле мусорок, магазинов и промзон. И начинают охранять территорию как собственную, облаивая прохожих.

Наиболее безопасный вариант – помещать собак в приюты. Но для этого их надо построить. А в регионах, выступающих за возврат эвтаназии, как правило, нет ни приютов, ни пунктов временной передержки. Часто нет и денег, а главное – контроля. Порядок по обращению с животными федеральный закон возложил на органы власти субъектов. А те, в свою очередь, скинули проблему на органы местного самоуправления. Во многих муниципалитетах средств на программу попросту нет. В иных они растворяются в неизвестном направлении.

Операция по стерилизации бездомной собаки

В России местные власти должны работать с бродячими животными по программе ОСВВ ("Отлов, стерилизация, вакцинация, возврат")

Данил Айкин/ТАСС

Миллионы псу под хвост

Красноречивый пример, когда деньги есть, а результата нет, – Челябинская область. В период с 2020 по 2022 год в бюджете региона было предусмотрено 255,5 млн руб. на организацию государственных приютов и 75,4 млн на содержание животных. Итого на регулирование численности безнадзорных животных заложили 330 млн руб. только из областного бюджета, без учета собственных расходов муниципалитетов. Но результат не впечатляет: в январе 2023-го открылся только второй госприют. При этом в области действует множество хороших и эффективных частных (волонтерских) приютов для собак, которые не получают поддержки от чиновников и не имеют муниципальных контрактов.

В Башкирии на отлов и стерилизацию ежегодно выделяют 79 млн руб. из средств республики (на одну собаку – 4,3 тыс. руб., на кошку – 3 тыс. руб.). Государственных приютов до сих пор не создано, работают 23 частных и шесть муниципальных, но ни один из них не удовлетворяет требованиям законодательства.

Главный государственный ветеринарный инспектор республики Азат Зиганшин сообщил, что 90% бездомных животных были выброшены владельцами. По его мнению, чтобы программа работала, необходимо стерилизовать не менее 70% собак, а «это нереально». Однако на вопросы о том, контролируется ли целевое расходование денег, на встречах с общественниками не отвечают.

В России лишь несколько регионов пользуются научно обоснованной методикой подсчета бездомных животных, откуда берут цифры остальные субъекты – неясно.

Например, Алтайский край заявляет, что у них 40 тысяч бродяг и на стерилизацию потребуется несколько миллиардов рублей. Такие цифры, конечно, вызывают негодование жителей. Согласно бюджету Алтайского края на 2023 год, на отлов и содержание животных без владельцев предусмотрено чуть менее 25 млн рублей.

Зато в регионе придумали способ обхода федерального закона. Краевое законодательное собрание одобрило отстрел гибридов волка с собаками (новый вид внесли в охотничьи ресурсы). Местные общественники полагают, что таким образом легализовали отстрел бродячих собак. И действительно, в Госдуме на рабочем заседании комитета по экологии депутат краевого Заксобрания Сергей Серов косвенно подтвердил, что ликвидация «волкособак» – это просто обход запрета на эвтаназию.

На том же совещании 3 мая представитель Башкирии рассказал о привычной практике своего региона – там в некоторых приютах усыпляют всех отловленных собак, подделывая справки, что они неизлечимо больны. Это не башкирское ноу-хау, так делают во многих субъектах.

И кто здесь агрессивный?

Самая проблемная – Якутия. Репутация «города, где убивают собак», за Якутском тянется с «дозаконных» времен. При «народном мэре» Сардане Авксентьевой (автор нынешних поправок) в пункте передержки обнаружили более двух сотен трупов собак и кошек – якобы все они контактировали с бешеной особью. Но акт экспертизы так и не был опубликован. Трупы свалили в контейнер, о гуманной эвтаназии и не помышляли – животным, судя по кадрам, перерезали горло.

При этом собак, по словам волонтеров, содержали в ужасающих условиях и плохо кормили. Хотя на заседании республиканской Общественной палаты представитель «Жилкомсервиса» заявил, что на приют потратили более 79 млн руб.

Полтора года назад в Якутске произошла трагедия: в районе ипподрома нашли тело преподавателя Северо-Восточного федерального университета Сарданы Слепцовой, обгрызенное собаками. Несмотря на заявления властей о том, что животных с улиц отлавливают исключительно гуманными способами, в городе начались расправы. В мессенджерах рассылали всевозможные предложения со способами уничтожения собак, а также объявления о плате за «голову», цена услуг колебалась от 500 до 2000 руб.

Нападали и на тех, кто помогает животным. В почту волонтерских организаций сыпались угрозы и проклятия. Одну пожилую женщину даже избили за то, что она кормила собаку на улице. В мэрии на совещании звучали предложения приравнять тех, кто помогает беспризорным животным, к экстремистам.

Сколько именно каждый регион закладывает на отлов и стерилизацию, вопрос открытый. Каждый сам решает. На рабочем совещании комитета экологии в Госдуме депутат Курской областной думы Владимир Федоров заявил, что в его регионе на отлов и вакцинацию тратят по 10–15 тыс. руб. за каждую особь. «Нам жалуются, что есть нечего, дома аварийные, врачей не хватает. Мы на СВО всем миром собираем для солдат», – возмущался депутат.

По мнению Федорова, власти «пошли на поводу у микроскопического количества граждан – так называемых зоозащитников, они агрессивные, они деньги на этом зарабатывают». «Мы долго смеялись над Западом, над движением BLM (Black Lives Matter). А у нас еще хуже получается: у нас жизни собак важны, о них больше думают, чем о гражданах. Если в Москве много денег, а в Санкт-Петербурге нет других проблем, занимайтесь вакцинацией, стерилизацией. В регионах же выступают за утилизацию невостребованных собак», – резюмировал Федоров.

О том, что региональные власти «собирают деньги на протезы ветеранам СВО» и не видят смысла тратить их на отлов собак, говорил и представитель Оренбургской области.

Метод отлова и возврата работает

Санкт-Петербург, у которого «нет других проблем», Федоров упомянул, потому что культурную столицу ставят всем регионам в пример. Начальник управления ветеринарии Юрий Андреев рассказал, что в Петербурге перешли к методу отлова и возврата безнадзорных животных еще в 2006-м: «Мы абсолютно уверены, что это наиболее результативный и наименее затратный способ регулирования их численности. Сейчас в городе такой же метод применяется и к кошкам».

При этом в 2022 году 87% бездомных собак в пункты кастрации доставили волонтеры, а не профильные специалисты. Бюджет – всего 40 млн руб. на такой большой город – включает и отлов, и стерилизацию, и помощь приютам. Около 100 млн руб. город тратит на профилактику бешенства среди домашних собак. Вакцина для бюджета обходится в 1000 рублей на четвероногого.

«В Санкт-Петербурге полагают, что нынешний текст 498-го закона достаточен для его результативного применения при условии постоянной, честной, добросовестной работы», – резюмировал чиновник.
Москва тоже справилась с задачей образцово. Но столичный регион стараются не ставить в пример – все-таки другой бюджет, позволяющий содержать 13 муниципальных приютов. Занимаются животными преимущественно волонтеры на безвозмездной основе. В 2021 году им удалось пристроить около 2,7 тыс. собак и более 700 кошек.

В Нижнем Новгороде систему ОСВВ наладили тоже раньше, чем по всей стране, – еще в 2014 году. Стерилизуют по 65–70% популяции каждый год. По данным ветеринарного комитета, добились того, что количество животных снизилось в 3,6 раза. А пристроить в добрые руки удается по 800 животных ежегодно. При этом на работу с бродягами из городского бюджета уходит около 4 млн рублей. Область третий год не опасна по бешенству.

Деньги – не всегда критерий правильной работы, настаивает депутат Заксобрания Нижегородской области Александр Табачников. В первую очередь надо навести порядок: подсчитать безнадзорных животных с помощью методики, выработанной научными институтами, научиться правильно распределять деньги на отлов и вакцинацию.

Нижний Новгород готов делиться и опытом, и методикой, и локальными нормативными актами. Однако никто из участников рабочего совещания в Госдуме к представителям области так и не обратился за помощью.

Регионам развяжут руки?

Как только поднялась волна за возвращение эвтаназии, активизировали усилия и зоозащитники. В соцсетях они призывали приходить к Администрации президента и в приемную Госдумы, подписываться под обращением против законопроекта. «Никаких плакатов, лозунгов или выкриков, никакой политики», – предупреждали активисты. Им удалось собрать три «живые линии» – сотни людей вставали в очередь, чтобы оставить свою подпись.

Электронная петиция против убийства бездомных животных набрала 700 тыс. подписей. Более 20 тысяч письменных обращений и несколько десятков тысяч электронных направили депутату Госдумы Владимиру Бурматову. В крупных городах прошли пикеты. В Оренбурге и Астрахани состоялись акции и за, и против убийства бездомных животных. 11 мая общественников пригласили на обсуждение в Госдуму, где они могли поделиться мнением.

Главное опасение, которое высказывают все причастные к защите животных, – никакой гуманной эвтаназии не будет. Вернутся к старым методам: отравлению, отстрелу или попросту «лопатой по голове». И это не преувеличение. Как отмечают общественники, уничтожать будут самых доверчивых – тех, кто уже привык к людям и спокойно идет на контакт. Их место займут действительно агрессивные особи, а за ними придут дикие. И начнется эпидемия бешенства. Там, где есть кормовая база, всегда будут бездомные собаки. Их невозможно уничтожить полностью, что давно доказано биологами: популяции способны к самовосстановлению.

К тому же любая эвтаназия стоит денег. Также будут заключать контракты на отлов и доставку животных в пункты усыпления, на закупку препаратов, на утилизацию трупов. Как региональные бюджеты будут осваивать эти миллионы рублей, легко предположить, исходя из опыта применения программы ОСВВ.

Принятие поправок может развязать регионам руки по части жестокого обращения с животными. По сути, они получат возможность не соблюдать или вовсе отменить требования, связанные с безопасным отловом бродячих собак. Сейчас это можно делать только под видеозапись, собаку нельзя травмировать и мучить, а содержать ее следует только в специально оборудованных помещениях. То есть статья 245 УК о жестоком обращении с животными, которая и так работает со скрипом, перестанет действовать вовсе.

И еще момент, который стоит подчеркнуть. Председатель комитета по экологии, на базе которого проходили обсуждения, Дмитрий Кобылкин является автором скандальных поправок. «Речь идет не об убийстве животных, – настаивает депутат. – А о том, чтобы по некоторым вопросам развязать людям руки. Я не верю, что у нас регионы, имея возможность пойти по гуманному пути, изберут в итоге путь убийства». Предложения комитет в итоге одобрил, и они ушли на рассмотрение в Госдуму.

Сторонники и противники эвтаназии сходятся только в одном: собачья жизнь, от которой страдают и четвероногие, и люди, не изменится, пока отношение к животным действительно не станет ответственным. Но если поправки в Госдуме окончательно примут, регионы, годами не исполнявшие требования закона, получат амнистию. Хотя получить им следовало бы как минимум аудит расходования средств.

И ситуация только подтвердит: строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения. А гуманный путь отношения к животным для нашей страны оказался слишком извилистым и тернистым.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль