21 февраля 2019
USD EUR
Погода

«Мы высадимся на Марсе»

Йохан-Дитрих Вёрнер (60 лет) 1 июля вступит в должность генерального директора Европейского космического агентства (ЕКА); он станет первым немцем на этом посту за четверть века. Сегодня он возглавляет Германский центр авиации и космонавтики.

– Господин Вёрнер, подростком вы в саду своих родителей запускали игрушечные ракеты высотой в метр…

– …многие из которых поднимались достаточно высоко. Но, увы, была и парочка неудачных запусков.

– Вы уже тогда хотели стать космонавтом?

– На какой планете вы бы хотели побывать больше всего?

– Моя мечта – отправиться на Луну и построить там что-нибудь на века, причем из имеющегося сырья. Например, из лунной пыли, реголита, можно замешивать своего рода бетон. Тогда с помощью 3D-принтеров из лунного бетона можно будет строить всё, что заблагорассудится – дома, дороги, обсерватории.

– Вопрос лишь в том, как вы намерены доставлять в космос европейских космонавтов. Сегодня ЕКА целиком и полностью зависит от российских „Союзов“. Если отношения с Москвой еще больше ухудшатся, совместные полеты согут стать невозможными.

– Россия остается для нас очень надежным партнером. К тому же еще во времена холодной войны космонавтика способствовала политической разрядке – вспомните хотя бы знаменитое „космическое рукопожатие“ летом 1975 года, когда американский „Аполлон“ произвел на орбите стыковку с советским „Союзом“. Сегодня мы, космонавты, снова можем поспособствовать преодолению нынешнего кризисного периода.

– И тем не менее, разве не стоит позаботиться об альтернативах?

– Они скоро появятся! Предположительно уже через несколько лет европейцы смогут пользоваться американским кораблем „Орион“, нашим вкладом в создание которого станет система управления. Кроме того, реальным кажется использование космоплана Dream Chaser*, разработанного американской Sierra Nevada Corporation.

– Разве европейцам не нужно иметь возможность самостоятельно, без посторонней помощи, отправлять людей в космос?

– К сожалению, такой шанс мы уже не раз упускали. В частности, мы могли переоборудовать космический грузовик ATV в корабль с экипажем. Мы должны были выжать из него больше.

– Что помешало?

– Как это часто бывает, деньги. Каждая из стран не прочь была бы отправлять в космос людей и пожинать лавры. Однако в том, что касается финансирования космических полетов с экипажем, энтузиазм государств-членов ЕКА оказывается не безграничным. Но, возможно, когда-нибудь нам предоставятся новые возможности. Я не теряю надежды, что европейцы получат собственный выход на орбиту для экипажей.

– Изначально планировалось, что европейские ракеты-носители „Ариан-5“ смогут доставлять в космос в том числе и людей. Сколько еще времени нужно, чтобы их доработать?

– Технически это можно сделать за четыре-пять лет. Во всяком случае, грузоподъемность у „Ариана“ достаточная. Ведь здесь нам не нужно начинать с нуля.

– Эксплуатация Международной космической станции (МКС) началась на рубеже XX и XXI веков. Для многих экспериментов в невесомости она приспособлена не идеально, поскольку на борту часто случается вибрация. Не пора ее законсервировать?

– Ни в коем случае. МКС получилась не вполне удобной для работы, и тем не менее, это научная машина, поражающая воображение. В любом случае, нужно продлить ее эксплуатацию минимум до 2024 года. Тем более что и американцы, и – кстати сказать – русские выступают за это. Только европейцы всё сомневаются. Самое меньшее, что ЕКА следует сделать в этом вопросе – это идти в ногу со своими партнерами. Кроме того, стоит подумать над отменой ограничения доступа. В настоящий момент МКС открыта не для всех, кто хотел бы проводить на ее борту эксперименты. Например, туда не пускают китайских или индийских ученых, поскольку эти страны не участвовали в создании станции. Тем более что нам нужно уходить от принципа закрытого общества. Поэтому я предложил построить на Луне „деревню“, открытую для всех наций.

– Разве не куда интереснее было бы всем вместе осуществить пилотируемую экспедицию на Марс?

– Человечество не упустит возможности ступить на Марс. Однако это произойдет, вероятно, не раньше 2050 года. Тут слишком много проблем, у нас еще нет технологий, необходимых для реализации проекта века. А главное, в настоящий момент полет на Марс продлился бы слишком долго. Отправлять космонавтов на пустынную планету, зная, что вернуться они смогут больше чем через два года, безответственно не только перед наукой.

– Как можно сократить время в пути?

– Чтобы люди смогли продвинуться в космосе дальше, чем это уже было сделано, нам необходимы новые системы двигателей – легкие, надежные, недорогие и в то же время способные выводить космические корабли на более высокую скорость. При разработке, например, плазменных двигателей нам нужно мыслить более революционно – пусть даже это сопряжено с риском провала. Мы, европейцы, в области космонавтики пока что не отличались дерзновением и действовали недостаточно расторопно.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK