21 июля 2024
USD 88.02 +0.15 EUR 96.04 -0.06
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. На какие учебники перейдет российская средняя школа
образование Общество учебники школа

На какие учебники перейдет российская средняя школа

Школа перейдет на новые учебники по целому ряду предметов, заявил министр просвещения РФ Сергей Кравцов, выступая в мае на Петербургском международном юридическом форуме. Реформа связана как с проведением специальной военной операции, так и с отказом от прозападной парадигмы в российской системе образования. «Профиль» узнал у преподавателей, что они думают о качестве сегодняшних учебников и какими видят хорошие учебные пособия.

Школьницы за партой смотрят на учебники

©Юрий Мартьянов/Коммерсантъ/Vostock Photo

Содержание:

Старым новым курсом

Инициативы министерства призваны повысить качество образования в России. Такую цель поставил президент Владимир Путин. Обращаясь в марте к участникам программы «Школа наставника», он заверил, что качество преподавания истории, обществознания и других дисциплин в школах будет обязательно повышаться. Глава государства напомнил, что с 1 сентября 2023 года начнут действовать единые обязательные федеральные образовательные программы по общественно значимым предметам: географии, русскому языку, литературе, истории и обществознанию.

Грустные уроки: почему у географии запредельно низкий статус в школе

Так система образования собирается ответить на текущие вызовы для страны, возникшие после 24 февраля 2022 года. «Сегодня, избавляясь от негативных иностранных влияний, мы создаем все условия для всестороннего развития и полноценного образования наших детей, особое внимание уделяем патриотическому воспитанию, – декларировал на ПМЮФ Сергей Кравцов. – Учим детей ценить жизнь, достоинство, права и свободы человека, служение Отечеству – воспитываем высоконравственных и ответственных граждан нашей страны».

Введение единых образовательных программ влечет за собой обновление, а то и замену школьных учебных пособий. Глава Минпросвещения объявил, что новый учебник истории с разделом про СВО и принятие в состав России ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей для 11-х классов уже готов и заниматься по нему можно будет с 1 сентября. В следующем году разработают и новый учебник по обществознанию. «Действующий учебник был, мягко скажем, либеральным, таким псевдолиберальным», – отметил Кравцов. Министр уточнил, что в учебные пособия по математике, физике и географии также будут внесены изменения с учетом подходов к этим предметам в СССР.

В учебные программы по литературе уже добавлены произведения советских писателей. Школьникам предстоит изучать «Молодую гвардию» Александра Фадеева, роман Бондарева «Горячий снег», стихотворение Симонова «Сын артиллериста», роман-эпопею Шолохова «Тихий Дон» и другие. И если включение/возвращение этих книг в школьную программу можно только приветствовать, то по остальным дисциплинам есть вопросы.

Истории не хватает объективности

История как предмет преподавания в школе должна базироваться на научных исследованиях, уверен историк, педагог Евгений Спицын – автор «Полного курса истории России» и пяти монографий по истории СССР 1945–1985 годов. Поэтому он не поддерживает включение сейчас в учебник раздела об СВО. «У нас научных исследований по истории постсоветской России практически нет. Нельзя добавлять в учебник истории темы, по которым еще нет фундаментальных научных трудов, созданных на базе исторических источников, а не газетных статей, интервью или фельетонов», – объясняет он.

В учебнике должны быть отражены новейшие достижения историографии, к оценке событий нужно подходить объективно и конкретно исторически. Если это проблемные вопросы – а в истории довольно много проблемных вопросов, – то их нужно обозначить, считает Евгений Спицын. «Не надо рассказывать сказки о том, что Россия развивалась лучше всех. Надо прямо сказать, что Россия была фактически полуколонией промышленно развитых стран. А то у нас Столыпин – выдающийся государственный деятель, – сетует эксперт. – Хотя именно он, администратор довольно среднего уровня, начал разрушать основы тысячелетнего бытия русского народа, насильно разрушать общину. Вот мы и получили революцию 1917 года».

Леонид Кацва: "Без знания истории всегда рискуешь стать жертвой манипуляции"

Учебник истории – один из важных элементов государственной идеологии. В советский период учебник писался на базе марксистско-ленинской философии, диалектики, исторического материализма, с позиции трудового народа. Классовая борьба провозглашалась локомотивом истории. Уделялось особое внимание изучению этих сюжетов, их оценке. Были положительные герои – те, кто сражался за народное счастье.

Сейчас оценки полярно изменились. «Поэтому у нас декабристы – предатели, большевики – исчадия ада. Зато Александр III хороший, Николай II еще лучше, Екатерина II – вообще душка. А то, что при «матушке» Екатерине наше крепостное право приобрело откровенно рабские черты, – это никого не волнует», – возмущается Спицын.

Смена акцентов в преподавании обществознания также вызывает его вопросы. Что значит «акцент на настоящее и непреходящие ценности общества»? «У нас декларируются семейные ценности. Но если брать статистику, то в России разводов больше, чем в Европе. А сколько пар живут в незарегистрированном браке, то есть в блуде по православным канонам? – приводит пример Спицын. – Так что говорить про ценности – это одно, а вести серьезную воспитательную работу, пропагандировать их в обществе – совсем другое». Кроме того, есть опасения, что в соответствии с указаниями сверху учебники будут постоянно переписываться под конъюнктуру.

Задачи про юннатов и нейросети

Качество современных учебников по математике хорошее, уверен преподаватель, руководитель интеллектуального клуба «Сигма» Антон Низовцев. Есть большой выбор, который позволяет учесть разные уровни освоения предмета: базовый, углубленный, сложный. «Конечно, не всё идеально, – замечает Низовцев. – Какие-то темы я, как учитель математики, в государственных учебниках не могу найти. Те же уравнения с параметрами приходится делать по другим пособиям или самому методику разрабатывать. Но такое бывает крайне редко».

Александр Блинков: "Учиться математике в обычной школе становится все сложнее"

Учебники по математике нужно осовременивать, считает эксперт, в них не хватает актуальной для детей повестки: «Может быть, задачи, связанные с нейросетями, с компьютерными играми. У меня, когда учился, были, например, задания про юннатов. Я вообще не слышал, кто такие юннаты, было неинтересно решать задачи про них».

Репетитор по математике Сергей Шестаков уточняет, что заниматься по нынешним учебникам детям тяжело и дорабатывать их действительно нужно. «Пусть лучше будет меньше теории, но больше задач. Теорию дети хуже усваивают. При этом самые простые и типовые задачи необходимо переносить в начало. Теорему Пифагора, к примеру, лучше изучать на первых уроках геометрии», – предлагает педагог.

Кроме того, нужно создавать больше качественных обучающих каналов в социальных сетях, чтобы прививать любовь к науке посредством не только хороших учебников, но и интернета. «Причем раскрутка таких каналов должна проводиться на государственном уровне – как альтернатива сомнительному контенту от блогеров и стримеров», – считает Шестаков. – В СССР дети знали, зачем идут учиться и как им пригодятся знания в работе. Вот и сейчас хочется, чтобы у школьников появлялись мотивация и жизненные ориентиры».

Чехарда переизданий

С каждым годом учебники физики становятся красочнее: увеличивается яркость картинок и четкость текста. Но основные определения в этих текстах опускаются и формулы не даются, констатирует учитель физики Алексей Голдин. Бывают даже случаи, когда после параграфа идет задача, которую нужно решить, но формулы для ее решения в самом параграфе нет. «То есть из учебников постоянно убирают-убирают, но не всегда, видимо, дочитывают, что убирают, – иронизирует Голдин. – Куда сдвинется ситуация – непонятно, потому что новых учебников, наверное, никто еще не видел».

Советская школа, по мнению педагога, предлагала действительно хорошие учебники: «Самыми лучшими были учебники физики авторов Перышкина и Родиной. К сожалению, нет пособий совсем без ошибок. Кто-то сказал, что тот учебник «золотой», потому что ошибок в нем минимальное количество – всего 40. Это мало, потому что сейчас меньше ста не бывает».

Излечиться от исторического беспамятства: Минпросвещения усиливает патриотическую работу в школах

Сегодня, отмечает он, преподавателю приходится проверять, какого года издание, иначе возникают трудности. Например, по учебникам Перышкина есть переиздания 2018, 2019, 2021 годов. Они разные, и на класс могут быть выданы все три вида одновременно. А там даже параграфы иногда не совпадают, что создает сложности: учителю – в преподавании предмета, ученикам – в выполнении домашних заданий.

В школах есть программы разных уровней сложности – физика на два, на три, на четыре часа в неделю. Как должен быть устроен процесс обучения? Алексей Голдин предлагает два варианта: «Первый сценарий: есть линейка учебников, которая не меняется год от года, и мы по ней работаем». Если поставят дело так, то чехарда с учебниками закончится: школа знает, сколько у нее классов и, соответственно, сколько и каких книг надо будет закупать.

Второй сценарий: в учебниках должно быть предусмотрено, что вот эти параграфы и задания базовые, эти – плюс один час обучения, следующие – плюс два часа. «И тогда можно выделять цветом, это легко делается, маркировкой: то учим, то не учим», – считает преподаватель.

Интерактивная география

По мнению учителя географии Владислава Серегина, финалиста конкурса «Педагог года Москвы-2022», от учебников по его предмету в том виде, в котором они есть, вообще нужно отказываться: «Бумажный учебник для школы стоит около 1000 рублей, каждые пять лет их нужно обновлять, карты в атласах – еще чаще».

Пора переходить на онлайн-пособия, уверен Серегин, в которых была бы интерактивность, но при этом фундаментальность даваемых знаний. Они могут совмещать текст и иллюстрации, аудио и видео, а также задания для самостоятельной работы.

Мелом по планшету: Счетная палата оценила цифровизацию российских школ

Например, дается информация, а к ней задание, которое ученик должен выполнить, привлекая карты атласа, чтобы не просто воспроизводить данные. «И так весь материал маленькими шажочками, когда нельзя перейти далее, пока не усвоена тема, не сделаны необходимые упражнения», – говорит преподаватель.

В СССР в учебниках по географии шли от примера, краткими предложениями, используя короткие слова, чтобы объяснить базовые вещи ученикам 5–7-х классов. «Теперь начинают с теории и объясняют шестиклассникам, что волна – это «колебательные движения частиц воды вверх-вниз». Серьезно? Может, восьмиклассник такое и понял бы после изучения физики, но шестиклассника-то зачем колебать частицами?» – возмущается Серегин.

Язык учебников стал сложнее, текстов меньше, а картинок больше, хотя содержание предмета почти не изменилось. В отношении новых учебных пособий Серегин настроен пессимистично: он совсем не уверен, что из советских учебников в современные перекочует лучшее, а не худшее.

Школа начинается с учителя

В целом опрошенные «Профилем» преподаватели сходятся в том, что хорошие учебники, конечно, желательны, но то, насколько ребята усвоят материал, зависит только от учителя.

Не бывает одинаковых классов и тем более детей, поэтому учебник – лишь инструмент, подспорье в таланте донести информацию до максимального числа учеников, уверен Владислав Серегин.

«Если это профессионал, который имеет фундаментальную подготовку, занимается самообразованием, то это хороший учитель, – отмечает Евгений Спицын. – Должен быть также соответствующий опыт работы с детьми». Неправильно, когда педагог работает со всеми школьными возрастами. «Одно дело преподавать ребенку в пятом классе, другое дело – в десятом. Когда учитель распыляется между этими классами, его методики отточены на какой-то возраст, а он их использует во всех классах – это профанация», – говорит Спицын.

Хороший учитель должен, с одной стороны, понимать, чем дети живут, чем интересуются, какие проблемы их волнуют, понимать, как старший товарищ. С другой стороны, обязан быть наставником, ментором, уметь держать дисциплину, считает Антон Низовцев. К сожалению, мало кому из педагогов удается соблюдать этот баланс, отмечает он.

«Учитель (как, впрочем, и любой человек) должен с уважением относиться к детям. Прощать им глупости, грубости и ошибки. Уметь шутить и реагировать на детские шутки с юмором. Наконец, ему должно просто нравиться то, чем он занимается», – резюмирует Владислав Серегин.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль