Наверх
28 сентября 2020

Страх, да и только: пандемия COVID-19 принесла эпидемию мизофобии

©shutterstock/Fotodom

Пандемия коронавируса прибавила работы не только врачам-инфекционистам и пульмонологам, но и психиатрам. Они не работают в «красных зонах», не вытаскивают с того света тяжелых больных. Подавляющее большинство их пациентов не были и, скорее всего, не будут инфицированы COVID-19. Однако страх перед опасной болезнью определенно оказал воздействие на психику многих россиян.

Они готовы без устали мыть руки с мылом (предпочтительно антибактериальным), протирать гаджеты и дверные ручки чистящими салфетками. Согласны стать добровольными затворниками и даже после отмены режима самоизоляции не покидать свои квартиры, благо работать сейчас можно дистанционно, а товары заказывать и оплачивать через интернет.

Соблюдение масочного режима и социальной дистанции для таких людей не просто следование разумным рекомендациям Роспотребнадзора, связанным с профилактикой заражения коронавирусной инфекцией, а настоящий «пунктик» в голове.

Какими последствиями социальная изоляция угрожает психике

Появиться ему не сложно, учитывая, что пример подают известные политики. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский в телевизионных интервью рассказывал, что уже несколько лет как отказался от рукопожатий, и предрекает, что ношение перчаток и масок в общественных местах отныне для всех станет обязательными.

С точки зрения медицинской науки подобное поведение может быть отнесено к нарушением психического здоровья человека. Диагноз – мизофобия (другое название – рипофобия) или гермофобия. В переводе с греческого мизофобия – навязчивый страх грязи, нечистот, загрязнения собственного тела или среды обитания. Ну а гермофобия (от англ. germ – микроб) – патологическая боязнь микробов.

Это отклонение от нормы связано с целым комплексом поведенческих особенностей. Например, отказом от контактов даже с близкими людьми. Необходимость выйти на улицу внушает непреодолимый ужас.

Свой дом мизофоб хочет видеть стерильным. Пыль и грязь, домашние животные, как правило, вызывают у него страх и раздражение.

Термин «мизофобия» в 1879 году ввел американский ученый Уильям Хаммонд при описании синдрома навязчивых состояний, проявлявшего в постоянном мытье рук. Несколько позже его соотечественник, психолог Гарри Стэк Салливан пришел к выводу, что в основе такого поведения лежит именно страх (фобия) заразиться микробами.

Первенство американцев в диагностировании и лечении мизофобии едва ли можно считать случайным. Так сложилось, что это психическое расстройство получило широкое распространение в Соединенных Штатах.

Специалисты объясняют «аномалию» слепой верой заокеанского потребителя в рекламу, которая десятилетиями методично внушает, что в окружающем мире, населенном микробами, бактериями и вирусами, невозможно выжить без бытовой химии, средств личной гигиены, антисептиков, различных очистителей воздуха и т.п.

Павел Волчков: «После пандемии лечить и прививать нас будут совсем иначе»

Корпорации на страхах населения зарабатывают миллиарды долларов. Среди лидеров – фармацевтические компании. Общеизвестный факт, что врачи в США по делу и не по делу назначают антибиотики.

В среднем на тысячу человек выписывается более 830 рецептов в год. Культ антибиотиков в немалой степени способствует формированию у пациентов патологического страха перед вирусами и бактериями, с которыми они ежесекундно сталкиваются в повседневной жизни.

Среди знаменитых мизофобов – американский предприниматель, инженер, авиастроитель и кинорежиссер миллиардер Говард Хьюз. По свидетельству прислуги, он мог часами стоять перед дверью, не решаясь прикоснуться к ручке. Говорят, что Говард Хьюз якобы унаследовал мизофобию от матери. Причем это было лишь одним из проявлений масштабного психического расстройства богача.

Выдающийся ученый-физик, инженер, автор множества изобретений и новаторских идей в области электротехники и радиотехники Никола Тесла тоже панически боялся микробов. Он постоянно мыл руки, меняя десятки полотенец в день.

Биографы утверждают, что аналогичным расстройством психики страдали философы Фридрих Ницше и Артур Шопенгауэр. У Адольфа Гитлера были свои «пунктики». Диктатор не подпускал к себе людей с обычным насморком и несколько раз в день принимал ванну.

Не обходит стороной мизофобия и россиян. Так, Владимир Маяковский, по свидетельствам современников, никогда не прикасался к дверным ручкам и перилам голыми руками. Поэт делал это только в перчатках или, как компромисс, через носовой платок.

Основания для появления мизофобии у Владимира Маяковского были, поскольку от заражения крови после нечаянного укола иголкой умер отец. Боясь повторить его участь, поэт повсюду носил мыльницу и мыл руки после каждого рукопожатия.

А еще никогда не пользовался чужой посудой. Как вспоминала возлюбленная Владимира Маяковского Лиля Брик, поэт избегал поездок на общественном транспорте. А поэтому был готов преодолевать пешком значительные расстояния.

Публичные люди, как правило, не могут и даже не пытаются скрывать особенности своего поведения. Поэтому так много мизофобов среди режиссеров и актеров. Для кого-то это эпатаж, для кого-то – реальные проблемы с психикой.

Как психические расстройства ломают карьеру гениальных музыкантов

Боязнь грязи и бактерий преследовала, например, Джоан Кроуфорд и Майкла Джексона. Маниакальным стремлением к чистоте отличаются обладатель четырех «Оскаров» Вуди Аллен, актеры и фотомодели Джессика Альба, Дженнифер Лопес, Натали Портман, Кэмерон Диас, Тери Хэтчер, Шеннен Доэрти, Дениз Ричардс, Меган Фокс, Хоуи Мэндел, Меган Фокс, Иен Пулестон-Дэвис.

Звездам Голливуда есть на кого равняться. Президент США Дональд Трамп называет рукопожатие «проклятием американского общества». Он не скрывает, что помешан на чистоте и чувствует себя значительно лучше после того, как тщательно вымоет руки. И делает это как можно чаще.

Иногда знаменитостям удается скрывать мизофобию десятилетиями. Четыре года назад о своей проблеме впервые поведал композитор Вячеслав Добрынин, отметивший накануне интервью 70-летие. Он признался журналистам, что чрезмерно чистоплотен и очень часто моет руки.

«Это – не мое достоинство, это – моя болезнь. И прошу относиться к этому снисходительно. Это моя проблема. С этим трудно жить, поверьте», – заявил композитор.

Вторая ковидная: когда ждать новой волны коронавируса

Коль скоро психиатры считают мизофобию болезнью, то предлагают разные варианты ее лечения. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) к успешным методикам относит когнитивно-поведенческую терапию. В ее основе – избавление пациента от негативных мыслей об объектах своего страха, т.е. грязи и микробов.

Одним больным показаны гипноз и аутотренинги, другим – лекарства, чаще всего психотропные препараты или снотворное. Впрочем, тут надо понимать, что пилюли и таблетки сами по себе не устраняют фобии, а лишь помогают снизить физические проявления тревоги по надуманным поводам.

Что признают наиболее подходящим для лечения тех, кто подхватил мизофобию в период распространения коронавируса, предугадать нельзя. Очевидно одно – избавить человека от страха перед микробами и вирусами не менее сложно и затратно, чем вылечить от COVID-19.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
28.09.2020
27.09.2020