Наверх
17 июня 2021

Третий не лишний: когда четырехдневная рабочая неделя станет реальностью

АвтоВАЗ

©Shutterstock/ FOTODOM

Возможность введения в России четырехдневной рабочей недели с большей или меньшей активностью обсуждается почти три года. Возмутителем спокойствия выступил Дмитрий Медведев, сделавший летом 2019 года громкие заявления с трибуны Международной конференции труда в Женеве.

После этого в России была создана межведомственная рабочая группа, которой поручили изучить целесообразность перехода на четырехдневку применительно к отечественной экономике и рынку труда. Пожалуй, за все время это был единственный практический шаг в данном направлении.

С тех пор правительство к этому вопросу напрямую не возвращалось, что, впрочем, не мешает Дмитрию Медведеву периодически будировать близкую для него тему. Недавно он вновь вернулся к ней, предложив провести эксперимент по постепенному переводу на четырехдневную рабочую неделю предприятий в отдельном регионе или группе компаний. При этом зарплата сотрудников должна быть сохранена на прежнем уровне, а выпуск продукции не снизится.

Идея протестировать четырехдневку ненова. В 2019 году подобный эксперимент тоже планировался на предприятиях разных отраслей (обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, строительство, научная деятельность). Его хотели провести в рамках нацпроекта «Производительность труда и поддержка занятости», но слова не материализовались в дела.

Из истории «черных» суббот

Планы сокращения рабочего дня и недели в пользу увеличения свободного времени наемных сотрудников – адекватный ответ на экономическое развитие, рост производительности труда и благосостояния населения. На протяжении XX века Международная организация труда (МОТ) предлагала единые стандарты продолжительности рабочего времени, на которые ориентировались развитые страны. Так, в 1919 году была принята Конвенция МОТ №1 «Об ограничении рабочего времени на промышленных предприятиях до 8 часов в день и 48 часов в неделю», в 1935 году – Конвенция №47 «О сокращении рабочего времени до 40 часов в неделю».

Наша страна не всегда строго следовала рекомендациям МОТ. Обычно выполняла их по собственному графику. Однажды сыграла на опережение – по итогам революций 1917 года в РСФСР были установлены 8-часовой рабочий день и шестидневная 48-часовая рабочая неделя.

Железнодорожные рабочие, Петроград, 1922 год

Shutterstock/ FOTODOM

А вот конвенция 1935 года, причем не в полном объеме, была реализована только в 1967-м. Тогда в СССР появилась привычная нам пятидневная рабочая неделя с двумя выходными при 42 часах рабочего времени. Недостающие часы при 8-часовом рабочем дне советские труженики отрабатывали в так называемые «черные» субботы раз в месяц или жертвовали обеденным перерывом в будние дни.

В брежневской Конституции СССР 1977 года была закреплена уже 41-часовая рабочая неделя. Ну а окончательный переход к 40-часовой пятидневке в нашей стране произошел лишь в 1991 году.

Сказка о потерянном времени

Однако на практике фактически отработанное время почти всегда отличается от норматива. Согласно данным Росстата, в 2020 году этот показатель составил 36 часов в неделю, а в допандемийном 2019-м – 37,8 часа. Поскольку в продолжительности рабочего времени не учитываются периоды отпуска или отсутствия по болезни, то отклонение от нормы означает, что либо часть сотрудников работает неполный день, либо все предприятие переведено на сокращенный график.

В этом Россия явно не впереди планеты всей. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), наиболее низкая фактическая продолжительность рабочей недели в Нидерландах (29,4 часа), Дании (32,5 часа) и Норвегии (33,5 часа). Получается, что эти страны раньше других приблизились к новому балансу между рабочими и выходными днями.

Ну а самые высокие показатели продолжительности рабочей недели зафиксированы в Колумбии, Турции и Мексике (45–48 часов). На одном уровне с Россией в 2019 году находились Новая Зеландия (37,8 часа, как у нас) и Люксембург (37,6 часа).

В целом же по странам, входящим в ОЭСР, данный показатель составляет 37 часов, в том числе в Германии – 34,3 часа, во Франции – 36,3 часа, в Испании – 36,4 часа, в США – 38,6 часа. Отсюда вывод: продолжительность рабочей недели определяется уровнем развития национальных экономик.

Россияне поменяли свое отношение к четырехдневной рабочей неделе

Кроме того, имеет значение производительность труда. По оценке ОЭСР, в 2019 году в России час работы одного сотрудника в среднем добавлял в ВВП $26,5 (в постоянных ценах по ППС – паритету покупательной способности), тогда как в Нидерландах, Германии и Франции – $66–68, в США – $71. Таким образом, мы отстаем от ведущих стран по производительности труда почти в 2,5 раза.

По большому счету, сейчас очень ограниченный круг российских компаний способен обеспечить высокую производительность труда и достойный уровень оплаты. Они действительно могут всерьез бороться с «выгоранием» сотрудников на рабочих местах, предоставляя им больше времени на отдых, досуг и семейные дела.

Как правило, это высокотехнологичные компании в сфере финансов, консалтинга и IТ. Перед большинством предприятий и организаций стоит задача-минимум – осуществить модернизацию и техническое перевооружение производства, без чего переход на четырехдневную рабочую неделю по определению невозможен.

Само по себе механическое сокращение рабочего времени не гарантирует повышения эффективности работы компании и улучшения результатов. Скорее, следует ожидать резкого снижения всех производственных показателей.

Мечтать не вредно

Следует пояснить: работать по сокращенному графику россияне могут уже сейчас, для этого не нужны новые законы и решение правительства о тотальном переходе на четырехдневку. В рамках действующего трудового законодательства работодатели – и в частных, и в государственных компаниях – вправе сократить продолжительность рабочей недели по договоренности с работниками.

До сих пор к такой практике в основном прибегали в периоды экономического спада.  Сокращение спроса на товары вынуждало снижать объемы производства. При этом власти всегда напоминают о социальной ответственности бизнеса в плане сохранения трудовых коллективов, чтобы не допустить резкого всплеска безработицы.

Один из приемлемых вариантов для работодателей – временный перевод предприятия на сокращенный рабочий день или неделю. Иногда это делается для оптимизации издержек – снижения фискальной нагрузки. В таком случае персонал официально переводится на полставки, а разницу в зарплате компенсируют «в конвертах».

В Госдуме заявили о неизбежности четырехдневки в России

Например, в период кризиса 2014–2015 годов режим неполной занятости (в том числе и временный переход на четырехдневную рабочую неделю) применяли в качестве антикризисной меры такие промышленные гиганты, как КамАЗ, АвтоВАЗ, Тверской вагоностроительный завод и другие.

Также нередко возникают ситуации, когда неполный рабочий день устанавливается индивидуально для определенных категорий работников. Стандартная формулировка – по социально-медицинским причинам. Например, льгота предусмотрена для беременных женщин, родителей детей-инвалидов, работников в возрасте до 18 лет.

Но на полную зарплату им рассчитывать не приходится. Согласно Трудовому кодексу, оплата труда сотруднику при неполном рабочем времени «производится пропорционально отработанному им времени или в зависимости от выполненного им объема работ». На упомянутых выше промышленных предприятиях в кризисный период зарплаты работников на этом основании соразмерно сокращали, и опротестовать действия администрации даже в суде было невозможно.

Другое дело, когда зарплата сдельная и зависит от объема выполненной работы. В этом случае наемный работник даже в условиях неполной рабочей недели потенциально может сохранить заработок на прежнем уровне, при условии, что способен трудиться интенсивнее, чтобы за меньшее время производить тот же объем продукции.

Шанс для подработки

У правительства есть определенный интерес осуществить переход экономики на четырехдневную рабочую неделю. Этот шаг позволит создать дополнительные места в реальном секторе экономики. Об этом прямо говорит Дмитрий Медведев: «Сокращенная рабочая неделя позволит избежать в ряде случаев безработицы».

79% россиян хотели бы найти или уже имеют подработку

Перед глазами у него явно зарубежный опыт. В некоторых европейских странах (Франция, Испания, Германия, Великобритания) правительства через систему налогообложения стимулируют работодателей и работников переходить на неполную рабочую неделю для снижения уровня безработицы.

Там это не столь критично, поскольку уровень оплаты труда выше, чем в России. По данным Евростата, во Франции минимальная заработная плата в 2020 году составляла более 1500 евро в месяц, в Испании – порядка 1100 евро, тогда как в России – всего 12130 рублей (менее 150 евро). И даже медианная зарплата в РФ (35 тыс. рублей) недотягивает до половины европейской минимальной зарплаты.

Поэтому удивляться результатам социологических опросов не приходится. Значительное число респондентов признаются, что в случае появления третьего выходного они намерены использовать этот «лишний» день не для отдыха, а для получения дополнительного заработка где-то на стороне.

Уроки французского

Интересен опыт Франции, где с 2000 года рабочая неделя сокращена до 35 часов (до этого французы трудились по 39 часов). Если занятость превышает 35 часов в неделю, то работник получает денежную компенсацию за сверхурочные часы или ему полагаются дополнительные выходные.

Во Франции рабочая неделя с 2000 года сокращена до 35 часов (на фото: завод по производству сыра камамбер)

Shutterstock/ FOTODOM

После введения 35-часовой рабочей недели безработица во Франции действительно несколько снизилась – с 10,2% в 2000 году до 8,6% в 2001-м. Однако в дальнейшем наблюдались колебания показателя: в 2008 году он ушел вниз до 7,1%, а в 2015-м снова вырос – до 10,4%.

Эксперты пока не видят перспектив для сокращения рабочей недели

При этом начиная с 2003 года фактически отработанное время среднестатистического француза находилось в диапазоне от 36 до 36,6 часа в неделю. Из этого следует, что сокращение рабочей недели оказало весьма ограниченное влияние на ситуацию с безработицей. В то же время жесткое трудовое законодательство, защищающее интересы наемного персонала, существенно увеличило издержки работодателей. И экономика Пятой республики стала менее устойчивой к внешним шокам и кризисам.

Для Испании чужие неудачи, похоже, не аргумент. Правительство этой страны недавно решило проверить преимущества и недостатки четырехдневки опытным путем. Разработан трехлетний пилотный проект по переходу на 32-часовую рабочую неделю с сохранением прежних зарплат.

В масштабном эксперименте примут участие около 200 компаний с численностью персонала от 3 тыс. до 6 тыс. человек в каждой. Ожидается, что рядовые труженики, получившие третий выходной, добровольно захотят «в рамках социального диалога» повысить производительность своего труда.

В планах испанских властей угадывается стремление решить основную задачу – снизить безработицу, которая в стране традиционно держится на высоком уровне. В 2012–2013 годах, когда безработица в Испании достигла рекордных 25–26%, правительство тоже пыталось снять напряжение через стимулирование неполной занятости. Тогда более трети трудовых контрактов в Испании предусматривали неполную рабочую неделю или работу всего по несколько часов в день. Наиболее востребованным такой график оказался в сфере обслуживания и торговли.

Предприятия, отобранные для участия в эксперименте, могут рассчитывать на прямую помощь от правительства: компенсацию затрат в размере 100% в первый год, 50% – во второй и 33% – в третий год реализации проекта. Цена вопроса может составить примерно 50 млн евро.

Планировалось, что тестирование четырехдневки испанцами начнется осенью текущего года, а финансирование эксперимента будет осуществляться по линии Европейского фонда восстановления экономики. Однако недавно появилась информация, что проект перенесен на 2022 год. Причина – Европейский фонд, что называется, умыл руки, следовательно, расходы придется взять на себя испанской казне. Средства должны быть предусмотрены в госбюджете на 2022 год.

Национальные особенности

Что касается России, то дискуссии о возможном переходе на четырехдневную рабочую неделю будоражат общественное сознание. Кто не хочет работать меньше, а зарабатывать минимум столько же? Поэтому политики возвращаются к этой теме, приводя различные аргументы и перемежая их банальным популизмом.

Дескать, женщинам нужно дать больше свободного времени на семейные дела и воспитание детей; работодателям – заботиться о здоровье и качестве жизни сотрудников и т.п. Иногда выдвигают и такое обоснование: «офисный планктон» все равно бесцельно теряет массу рабочего времени, зависая в социальных сетях, отвлекаясь на перекуры, разговоры с коллегами и чаепития.

Однако для практических шагов требуются минимум три условия: заинтересованность работодателей и наемных сотрудников, политическая воля руководства страны и финансовые ресурсы для компенсации, по примеру Испании, потерь компаний. Поскольку ничего этого нет, то дальше разговоров эксперимент с четырехдневкой в России вряд ли пойдет.

Автор – аналитик Института комплексных стратегических исследований

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
17.06.2021
16.06.2021