Top.Mail.Ru
Наверх
24 ноября 2020

Смогут ли американцы засудить Китай за пандемию коронавируса

©"Профиль"

Китай намеренно скрывал факты и уничтожал данные, касающиеся COVID-19. Такие выводы содержатся в докладе, подготовленном альянсом разведок США, Австралии, Великобритании, Канады и Новой Зеландии (так называемый альянс «Пять глаз»). Этот документ, на основе которого были сделаны публикации в англоязычной прессе, стал частью кампании, затеянной Соединенными Штатами и рядом других стран, чтобы заставить Китай заплатить за последствия пандемии коронавируса. Насколько эти действия соответствуют международному праву и есть ли в принципе судебная перспектива у таких дел – разбирался «Профиль».

Китайское средство от вируса

Старт кампании был дан в марте. Сегодня уже несколько тысяч американцев присоединились к коллективным искам, подаваемым в местные суды правозащитными организациями, юридическими бюро и прокуратурами отдельных штатов. Истцы – жители Флориды, Невады, Техаса, Миссури, Миссисипи. Ответчики –  Китай, его руководство,  армия (НОАК) и Уханьский институт вирусологии.

Американских заявители надеются доказать ответственность Пекина за тот ущерб, который нанесла Соединенным Штатам эпидемия коронавируса. Якобы китайское правительство не предприняло достаточно усилий для борьбы с распространением заболевания, умышленно скрывало и искажало статистические данные о числе инфицированных и умерших.

Более того, резидент Дональд Трамп заявлял, что видел доказательства, лабораторного происхождения вируса. Правда, большинство ученых по всему миру с этим не согласны. Равно, как и Национальная разведка США, чьи выводы противоречат словам Трампа.

Тем не менее в американских СМИ муссируют слова анонимных источников, настаивающих, что «нулевой пациент» был сотрудником лаборатории в Ухане.  Доклад разведывательного союза «Пять глаз» как бы подтверждает справедливость обвинений.

Примечательно, что американские физические и юридические лица подают иски на КНР в свои национальные суды. Это грубое нарушение принципа неподсудности одного государства судам другого, поскольку вероятность беспристрастного рассмотрения такого дела крайне низка. Судебные разбирательства такого рода – прерогатива международных институтов.

Эпидемия коронавируса показала, насколько распространена в Китае ксенофобия

Сама идея, что государство и его руководство, должны отвечать перед мировым сообществом за действия, посягающие на международный правопорядок, не нова. История знает примеры, когда страны несли ответственность за развязывание войн, геноцид, и экоцид.

Например, Никарагуа удалось привлечь США к ответственности за поддержку одной из сторон, шедшей в этой стране гражданской войны. Международный суд в Гааге в 1986 году вынес вердикт в пользу Манагуа. Ущерб оценили примерно в $17 млрд. Но до реальных компенсаций дело не дошло из-за отказа Вашингтона исполнять судебное решение.

Преступивших закон государственных деятелей тоже привлекают к ответственности, начиная с Нюрнбергского и Токийского трибуналов, и заканчивая созданием в 1998 году Международного уголовного суда (МУС). Впрочем, до обвинительных вердиктов доживают не все диктаторы. Приговоров не дождались Пол Пот (Камбоджа) и Аугусто Пиночет (Чили).

Государство в плане «продолжительности жизни» куда более надежный ответчик. Однако привлечь его к ответственности крайне сложно, поскольку есть ряд правил, которые в рамках действующего международного законодательства нельзя игнорировать.

Так, обязательным условием выступает наличие судебного органа, который бы обладал соответствующей компетенцией. Это может быть либо Международный суд ООН, либо трибунал, либо специальная комиссия, созданная решением Совета Безопасности ООН.

Важнейшая черта современной международно-правовой системы – согласительный характер. Любые полномочия, связанные с отправлением международного правосудия, возникают лишь, когда страны договариваются об этом.

Что касается привлечения к международной ответственности политиков, то здесь приняты свои правила. Так, пожаловаться в Международный уголовный суд на руководителей высшего ранга можно лишь, если государство является участником Римского статута этого органа. Китай же никогда не поддерживал идею Международного уголовного суда и, соответственно, не имеет перед ним никаких обязательств.

Второй момент. Ответственность государства наступает только в случае признания им вины. Реализацию международной ответственности нацистской Германии и милитаристской Японии после Второй мировой войны можно считать последним прецедентом, когда мировое сообщество действовало в отношении агрессоров в принудительном порядке.

Все, что происходило позже, так или иначе, было связано либо согласием государства участвовать в судебном процессе, либо с добровольным признанием им вины. Именно по этой причине практически невозможно привлечь США к международной ответственности за военные преступления во Вьетнаме, Ираке или Афганистане. Американские представители просто не явятся на заседания Международного Суда ООН, а на инициативу Совбеза создать трибунал наложат вето.

Большая сложность заключается в отсутствии наднациональной системы принуждения государства-нарушителя международного правопорядка беспрекословно исполнять судебные решения, вынесенные в его адрес. Например, если человек не платит проценты по кредиту, к нему рано или поздно придут представители службы судебных приставов. Международным правом подобные структуры не предусмотрены. При таком раскладе остается только один метод убеждения – санкции.

В случае с исками частных лиц по коронавирусу обвинительные вердикты американских судов могли бы послужить формальным поводом для введения новых санкций США в отношении Китая.

Главным фактором, обеспечивающим эффективность американского экстерриториального правосудия, выступает то, насколько государство, назначенное виновным, зависит от доллара и банковской системы США. Иногда это работает. В марте 2016 года окружной суд Нью-Йорка обязал Иран выплатить $10,5 млрд страховым компаниям и родственникам погибших во время терактов 11 сентября 2001 года. Тегеран решение, естественно, проигнорировал. В результате Верховный суд США отказался возвращать иранскому Центробанку $2 млрд из замороженных после Исламской революции активов.

В случае с исками за коронавирус американские политики призывают действовать по схожей схеме – не выполнять обязательства по государственным ценным бумагам США. Для КНР это означает потерю более чем на $1 трлн.

Деньги огромные, но даже их будет недостаточно, чтобы удовлетворить «аппетиты» всех американских заявителей. Напомним, сумма одного коллективного иска от штата Техас составляет заоблачные $20 трлн.

Юридическая основа для объявления экстерриториальности решений американских судов методично готовилась последние годы. В 2016-м Сенат США принял закон «Правосудие по отношению к спонсорам терроризма»/Justice Against Sponsors of Terrorism Act (JASTA). Попытка тогдашнего президента Барак Обама наложить вето провалилась.

После принятия JASTA американцы напрямую начали подавать иски против Саудовской Аравии на основе того, что 15 из 19 исполнителей теракта 11 сентября были подданными этого королевства. В общей сложности набралось несколько десятков таких дел. По оценкам экспертов, цена вопроса может составлять $6 трлн. Вердикт по этому делу пока не вынесен.

Таким образом, у китайских властей перед глазами есть наглядный пример, как могут развиваться события и насколько далеко способна зайти американская Фемида в попрании основополагающих норм международного права и судопроизводства.

Автор – юрист-международник, доцент РАНХиГС.

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
24.11.2020