Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Административное изыскание"

Чтобы не дать Владимиру Путину одним росчерком пера отправить правительство в отставку, глава президентской администрации Александр Волошин парадоксальным образом инициировал в Думе угрозу вотума недоверия кабинету министров.Тихая гавань

С тех пор как в 1993 году по российскому парламенту, называемому тогда Верховным Советом, стреляли из танков, все последующие приельцинские Думы трясло постоянно, но уже без видимых разрушений. Либо это были скандальные голосования по кандидатурам назначаемых премьеров (а их при Ельцине сменилось аж шесть), либо думцы сами разбухали от недовольства деятельностью какого-либо кабинета министров и пугали власть вотумом недоверия. Однако стоит заметить, что обычно нагнетаемый Думой пар спускался через свисток, а обещанный вотум недоверия ни разу не набирал нужного числа голосов.
При этом народные избранники первого российского президента боялись, а потому почти всегда голосовали, как главе государства было надобно. Думский же спикер Геннадий Селезнев вообще как-то обмолвился, что проголосует за какого угодно премьера, лишь бы не дать президенту распустить парламент и остаться один на один со своим «указным правом».
Уперлись думцы лишь единственный раз, не дав Ельцину повторно назначить премьером Виктора Черномырдина, отставку которого, а потом и неудавшееся возвращение лоббировал ныне опальный Борис Березовский. Тогда, кстати, президент при всех своих угрозах Думу не распустил, а предпочел компромисс в лице Евгения Примакова.
С приходом в Кремль Владимира Путина времена грозного царя Бориса с его «не потерплю, разорю», казалось, канули в Лету. Новая Дума больше года ничем исполнительной власти не докучала, даже коммунисты присмирели, изъяв из своего лексикона фразы о «преступном режиме» и позабыв о народных страданиях. Новый президент-державник коммунистов почти во всем устраивал; сформированное им правительство, где не было ненавистного левым Чубайса, активной аллергии тоже не вызывало. К тому же на Думу произвело впечатление то, как легко новому главе государства удалось убрать из большой политики губернаторов (персонажей куда круче думских оппозиционеров), к тому же назначив им в фельдфебели своих уполномоченных в округах.
Примолкли не только коммунисты — исчез с телеэкранов красноречивый и тоже вечно оппозиционный Григорий Явлинский. Лидер «Яблока» — тот просто не желал конфликтовать по пустякам с новым президентом, дабы не быть отлученным от президентского тела, к которому Явлинский хотя и редко, но допускается, а потому может, согласно его логике, пользу умным словом, сказанным в приватной беседе, Отечеству принесть. Так что записным думским бойцам оставалось только вспоминать минувшие дни и битвы, где с исполнительной властью рубились они. Короче, в российском парламенте до недавнего времени все было спокойно — Дума, скорее, напоминала Верховный Совет советских застойных времен с его единодушным «одобрямсом».
Засада в Охотном ряду

Тишину и покой в Охотном ряду нарушил сам Кремль. Во всяком случае, по сведениям собеседника «Профиля» в президентской администрации, кремлевские якобы попросили председателя КПРФ Геннадия Зюганова вспомнить былое и вновь заговорить о вотуме недоверия правительству. Так или иначе, но сподвижники главного коммуниста ничем иным не могут объяснить, чего это вдруг их очень острожный лидер запел на старый лад без особой необходимости на то с точки зрения политического момента.
Но что совсем неожиданно, так это то, что вслед за Зюгановым на позапрошлой неделе идею вотума недоверия правительству подхватила президентско-правительственная фракция «Единство». Франц Клинцевич, замруководителя думских «медведей», прямо заявил, что он хоть правительство и поддерживает, но, чтобы устроить коммунистам засаду, готов поддержать зюгановцев, проголосовав вместе с ними за вотум недоверия кабинету, после чего президент разгонит не правительство, а Думу — в новом же парламенте коммунистов окажется еще меньше, а «Единства» еще больше.
При этом большинство опрошенных «Профилем» информированных политиков утверждают, что Клинцевич сделал такое весьма самобытное заявление не сам по себе и не озлившись на коммунистов, которые мешают работать родному правительству, а после беседы с одним из заместителей руководителя президентской администрации, естественно, с подачи самого руководителя — Александра Волошина. Вообще-то, это наблюдение очень даже логично: хотя в самом «Единстве» единства давно не наблюдается, без указаний сверху никто в этой фракции громких и тем более скандальных инициатив себе не позволяет.
Тем более таких рискованных. Дело в том, что заявление Клинцевича (осторожно поддержанного лидером фракции Борисом Грызловым) насчет триумфального прохода «Единства» в гипотетически новую Думу далеко не бесспорно. Во всяком случае, по данным ВЦИОМ, если бы выборы состоялись 23—26 февраля при 65-процентной явке избирателей, КПРФ получила бы в новом парламенте 35% мандатов (на прошлых выборах 24%), «Единство» — 20% (на прошлых выборах 23%), а ОВР — 6% (на прошлых выборах 13%). Но справедливости ради заметим, что данные опросов не всегда соответствуют результатам выборов: важно, не как голосуют, а кто и как считает. Так, 50% голосов «Единства» на предыдущих выборах в Приморье — результат, как говорят, в том числе личной преданности Кремлю бывшего губернатора края Евгения Наздратенко.
Лучше рано, чем опоздать

Что до кремлевских шефов «Единства», то, по мнению собеседника «Профиля» в правительстве РФ, «медвежьим» маневром Александр Волошин рассчитывал убить сразу нескольких зайцев: «Во-первых, надо было припугнуть осмелевшее в последнее время ОВР, которое так и не дало правительству при рассмотрении вопроса о поправках в бюджет внести в закон поправку, разрешающую приватизацию и продажу части крупных отечественных предприятий без думского контроля. В «Единстве» утверждают, что овээровцы просто «кинули» правительство, неожиданно выступив против этой поправки. В тот период среди депутатов ходили слухи, что частичной и полной распродаже подвергнутся чуть ли не столпы отечественной индустрии, включая таких монстров, как «Газпром». Чтобы снизить накал страстей по этому поводу, правительство представило думцам справочную информацию, что в «список продаж» входят совсем иные предприятия, например ОАО «Кузбассуголь», ОАО «Челябэнерго» и ОАО «Западно-сибирский металлургический комбинат». Овээровцы не смутились и заартачились из-за «Челябэнерго», потому как это якобы скрытое начало приватизации РАО «ЕЭС России». А по поводу «Кузбассугля» и Запсиба лидер фракции Евгений Примаков заявил, что у него есть сведения, будто эти компании хочет заполучить вполне известная фирма. По слухам, осуществить «прихватизацию» двух последних объектов не дали «Альфе».
Депутат от «Регионов России» Владимир Лысенко уточняет: «Дело даже не столько в ОВР, сколько в соблазне для Кремля устроить внеочередные выборы и захватить (не исключено, путем подсчета голосов.— «Профиль») чуть ли не всю Думу — если не за счет коммунистов, то за счет ОВР, СПС, «Яблока» и одномандатников. Если Путин захочет заниматься серьезными реформами, а в первую очередь это реформы социальные, подразумевающие отмену социальных льгот, то с этой Думой такое не пройдет. Но попытка передела влияния в Думе может состояться только сейчас, потому что со временем рейтинг президента будет снижаться, а вместе с ним и шансы пропрезидентского «Единства».
Кстати, в самом деле, думские выборы Кремлю провести лучше сейчас, чем через два с половиной года — тогда из-за ухудшения экономической ситуации в связи с основными выплатами по внешним долгам парламент может серьезно «покраснеть», что совсем не нужно перед новыми выборами президента.
Согласно второй придумке главного кремлевского администратора затеянная в нижней палате буча преследовала целью таким парадоксальным способом усилить позиции правительства Михаила Касьянова — слухи о его замене или кардинальном реформировании распространялись в последнее время из ближайшего окружения Владимира Путина. Между тем у президента есть два конституционных способа избавиться от правительства. Первый — технический, когда одним росчерком пера рулевые Белого дома остаются без работы, так обычно делал Ельцин. Второй способ — очистить Краснопресненскую набережную под политическим давлением Думы.
По сведениям правительственного собеседника «Профиля», неожиданный совместный с коммунистами бунт прокремлевской фракции рассчитан как раз на то, чтобы именно Путина, недовольного недостаточным рвением кабинета и его неполной подконтрольностью, лишить возможности разогнать правительство. Сейчас возможная «техническая» инициатива президента уже предупреждена «политической» инициативой Думы. А снимать правительство под давлением коммунистов (они первыми поставили вопрос о недоверии кабинету) Путину, которого «настоящие правые» именуют «настоящим правым», и вовсе не с руки.
Вопрос денег

На «техническом» реформировании кабинета министров настаивает прежде всего питерская команда внутри самого правительства, состоящая из людей бывшей питерской администрации Анатолия Собчака,— это финансовый вице-премьер Алексей Кудрин и министр экономики Герман Греф, близкие к Анатолию Чубайсу. С другого фланга организационных репрессий по отношению к премьеру Касьянову требуют путинские питерцы-спецслужбисты — например секретарь Совета безопасности Сергей Иванов и полномочный представитель президента в Центральном округе Георгий Полтавченко. По мнению питерцев, Касьянова вполне можно заменить или на Сергея Иванова (мнение спецслужбистов), или на Сергея Степашина (мнение чубайсовцев).
Усилившееся в последние недели давление вышеназванных политиков на президента как раз и пришлось не по душе Александру Волошину, который по-прежнему опекает назначенцев старокремлевской «семьи», в частности Михаила Касьянова. Именно Волошин через вышеописанную думскую интригу и решил охладить горячие питерские головы, дав команду «Единству» обострить ситуацию: подыграв коммунистам, лишить президента возможности «технической» отставки кабинета.
При этом, как у настоящего игрока, в кармане у главы кремлевской администрации есть и крапленые карты. Первая: обострив ситуацию вокруг кабинета министров, он крепче привязывает к себе премьера Касьянова, который, как говорят в Белом доме, в последнее время выходит из-под волошинского влияния. Смысл второй карты в том, что самому Волошину ситуация тихого «политического болота» не подходит — его особая значимость и нужность президенту проявляется лишь в кризисные периоды.
Так или иначе, но после начавшегося в Думе большого шума из ничего политики заговорили о возможности досрочных думских выборов. И под конец, кроме рассуждений о политтехнологиях, полезно обратить внимание на несомненно присутствующую здесь «денежную составляющую», которая пока в целом остается за кадром. Дело в том, что любые выборы — это деньги, а парламентские выборы — это большие деньги. Деньги в стране есть — они появились в результате удачной нефтяной конъюнктуры, а раз так, то их надо освоить. Выборы — самый подходящий предлог, чтобы заставить нефтяных баронов «скинуться». Как выражался известный киногерой Шукшина, деньги надо взлохматить, потому как они жгут ему ляжку.
Последний аргумент для обосновавшегося рядом с Кремлем политтехнолога Глеба Павловского не может быть неубедительным, а потому в ближайшее время следует ждать от него, да и от других субъектов «избирательного рынка», создания новых «многоруких комбинаций» в развитие нынешнего думского комбинирования.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK