Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Апгрейд Перельмана"

Знаменитому российскому математику есть чему поучиться у своего литературного двойника.   Еще недавно премия «Русский Букер» была для наших писателей чем-то вроде пожизненной индульгенции. Всякий текст лауреата априори считался произведением во имя и на благо великой русской литературы. Потому-то Александр Иличевский, лауреат 2007 года, не постеснялся затем выпустить роман «Мистер Нефть, друг» — как бы интеллектуальный, извилистый, с запутанным повествованием, а на самом деле бессюжетный, мучительно невнятный и нечитаемый опус, где прорывов из царства темного бубнежа в пространство смысла было еще меньше, чем изюма в экономной советской булке с изюмом.
   Тогда, в 2008-м, критика постеснялась тронуть лауреата, но два года спустя премиальные устои зашатались. Букеровское жюри, будучи укушенным ядовитой мухой-мутантом, дружно впало в забытье и, не приходя в сознание, присудило победу скабрезному анекдотцу, увеличенному до размеров романа. Это резко и необратимо уронило котировки всех предыдущих награжденцев — в том числе самого Иличевского. И тот, как человек науки (окончил Физтех!), да еще с опытом работы в капстранах, где реальную отдачу ценят больше, чем самые красивые наградные сертификаты, первым осознал неизбежное: подешевевшее свидетельство вчерашних взлетов может вскоре и вовсе обесцениться. Требовалось как можно быстрее повысить капитализацию. Так появилась на свет книга «Математик».
   Нельзя сказать, что Иличевский в этом романе революционно перепахал себя. Здесь, как и в прежних своих вещах, автор часто не в ладах со вкусом и с чувством меры. Роман пестрит кокетливыми красивостями: «жемчужная мгла», «радужная тетива брызг», «бредящий туманом сад», «дорожные проб-ки ползут сгустками перламутра» и т.п.). И эти радужные сгустки перемежаются с наукообразными периодами, вроде: «Грамматика генома определяется на уровне фундаментальных взаимодействий, на основе которых идут внутриклеточные процессы…» Читатель с трудом пробирается сквозь корявый стилистический бурелом: «застилалась слезами», «будучи балетного склада», «отчаяние его жестикулировало», «испытывали к нему приступы обожания», «эфемерно нагнать оглядкой», «мечтать в иррациональном ключе» и пр.
   Как водится, большая часть книги заполняется «белым шумом» — порой любопытными, чаще банальными, но в любом случае ни к чему не обязывающими рассуждениями об альпинизме и алкоголизме, казаках и хазарах, Голливуде и геноме, озере Тахо и Алистере Кроули. Последняя же — «высокогорная» — треть романа вообще выглядит вставным номером. У писателя, как у рачительной хозяйки, обрезков не бывает…
   В новом романе Иличевский сумел преодолеть некоторые прежние привычки и двинулся навстречу читателю. Тут есть пусть и пунктирный, дырчатый, но сюжет (герой едет в Китай, затем в Америку, потом в Белоруссию, а под конец идет в гору). Если в букеровском «Матиссе» отсутствовал Матисс, то герой «Математика» Максим Покровский не сантехник, не таксидермист и даже не лидер группы «Ногу свело!», а действительно гениальный математик, спец в области топологии и лауреат премии «Медаль Филдса».
   Что-то знакомое? Ну да! Поскольку среди российских вынужденно медийных персон гений, тополог и филдсовский лауреат в одном лице только один — Григорий Перельман, — сразу же обозначаются контуры печки, от которой пляшет Иличевский-романист. Но с реального Перельмана, непостижимого даже для его биографа Маши Гессен, писателю нет навара. Поэтому Иличевский лихо обтесывает занозистого бородача.
   Перельман нелюдим, а Покровский общителен. Перельман аскет, а Покровский любит женщин и пожрать. Перельман пробавляется кефиром, а Покровский не дурак выпить (впрочем, к середине книги он «завязывает», молодец!). Не ясно, какими высокими помыслами озабочен Перельман и озабочен ли вообще (он не дает интервью), а вот Покровский дни и ночи размышляет о бессмертии всего человечества!
   Словом, на платформе «неправильного» гения автор конструирует образ гения «правильного», патриотичного, понятного и публике, и автору… Да, кстати! Перельман отказался от премии Филдса и от золотой медали. А Покровский доллары и медаль взял. Он «всегда готов был подработать, копил деньги, был смекалист в бережливости». Вот такие гении нам нужны. Перельман, читай эту книгу и учись уму-разуму!
   

   Александр Иличевский. Математик. Роман. — М.: «АСТ-Астрель», 2011. 320 с.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK