Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Борцы или шантажисты?"

Город революционной славы — Петербург — вновь зовет трудящихся на баррикады. Лидеры профсоюзных движений заводов выводят рабочих на забастовки и митинги. Правда, при этом странным образом бастуют в основном предприятия, где есть иностранный капитал.Рабочие заводов «Форд-Всеволожск», «Скания-Питер», «Кока-Кола», пивоварни «Хайнекен», машинного предприятия «Катерпиллар-Тосно» один за другим требуют у импортных работодателей уважения к своим персонам и повышения заработной платы. Долой капиталистов с Запада?

Пивной бунт

— Даешь свободные профсоюзы, нет диктатуре работодателей, дискриминации рабочих скажем «нет», выход один — сопротивление! Мы требуем надбавок за вредность в размере 8—10%, 13-й зарплаты, принятия положения о премировании и увеличении зарплаты на 30% — с 18,5 тыс. рублей до 25 тыс.! Если к нам не прислушаются, мы начнем бастовать, производство встанет! — предупреждали рабочие пивоварни «Хайнекен».

Видимо, угрозу остановить производство сочли блефом, к требованиям рабочих не прислушались. В ответ на пренебрежение одним апрельским днем (кстати, в пятницу 13-го) профсоюз провел «итальянскую» забастовку. То есть на работу вышли все, но работали, точно соблюдая инструкции и технику безопасности.

— Например, водители-погрузчики работать не стали, потому что машины не соответствуют нормам безопасности. А тот транспорт, который находится в удовлетворительном состоянии, ездил по заводу на максимально допустимой скорости в 5 км/ч вместо обычных 35 км/ч, — рассказывает Валерий Соколов, лидер профсоюзного движения пивоварни. — В итоге, чтобы предприятие не встало, за руль были вынуждены сесть менеджеры среднего звена. Позже к работе привлекли штрейкбрехеров с завода «Степан Разин». Завод работал, но еле-еле. При ежедневной норме в 40 машин загружали 8!

Гастарбайтеры из Узбекистана, оккупировавшие проходную «Хайнекен», смотрят на Соколова с недоумением.

— Таким начальникам ноги целовать надо! Ви только подумайтэ, им платят 15 тисяч рублэй в мэсяц, это огромние дэнги, на них можно как сир в масле катаца, — уверен узбек Абдула, пришедший с друзьями к проходной на случай, если руководство пивоварни вдруг надумает воспользоваться их услугами. — За 650 рублэй в день я готов вкаливать без виходных, а они не хотят. Ай-яй-яй, савсэм обленилса русский мужик, работать нэ хочет!

Пивовары оправдываются:

— Пойми, Абдула, мы живем в цивилизованной стране, где отношения между рабочим и работодателем закреплены трудовым договором! Если инфляция за год достигла 35%, цены на пиво повысились, а его производство возросло в 8 раз, значит, зарплату рабочим необходимо поднять! Иначе хозяева с Запада вконец обнаглеют и перестанут считаться с нашими работягами, как давно уже с нами не считаются на российских предприятиях. Если бы не дефицит рабочих специальностей на рынке труда, нас бы попросту уволили. Но поскольку никто из коренных питерцев вкалывать чернорабочим не хочет, нас еще терпят.

С пивоварами согласен лидер профсоюзного движения завода «Форд-Всеволожск» Алексей Этманов. С сентября 2005-го ему и его коллегам удалось добиться увеличения зарплаты вдвое. Отправной точкой послужила поездка Этманова на бразильский «Форд» («Профиль» писал об этом в №8, 2007). Больше всего Алексея впечатлила зарплата заокеанских рабочих. В переводе на российскую валюту получалось 27 тыс. рублей против 10—17 тыс. во Всеволожске (при этом средняя зарплата по России сейчас 12200 рублей, по Санкт-Петербургу — 12250). А цены на мясо и водку на другом материке в 2—3 раза ниже, чем на родине!

— Даже не в деньгах дело! — говорит Алексей. — Обидно, что в России у наемных менеджеров отсутствует уважение к рабочим. Но наш опыт доказал, что простые русские парни могут постоять за свои права. И если потребуется, мы поддержим пивоваров с «Хайнекен».

Жизнь — российская. Зарплата — американская

В феврале прошлого года похожий конфликт разгорелся в Ленобласти между профсоюзом и руководством американского «Катерпиллар-Тосно». После того как заводские активисты потребовали улучшить условия труда, им объявили выговоры, а один из рабочих, параллельно являющийся зампредом профкома, без явных причин лишился должности бригадира.

— Западные менеджеры приезжают сюда, чтобы нарушать российские законы, — уверен Андрей Семушин, лидер профсоюзного движения «Катерпиллар-Тосно». — Мало того что здесь можно использовать дешевую рабочую силу, так они еще и навязывают свои правила, которые выгодны только им самим.

Волна протестов прокатилась и по другим предприятиям Северо-Запада. Рабочие компании «Скания-Питер» год назад хотели было организовать профсоюз и включиться в борьбу против импортных работодателей, но столкнулись с решительным нежеланием руководства его признавать. По словам Алексея Перепелкина, одного из бывших лидеров рабочего движения «Скания-Питер», в ход шли разные методы, в том числе под угрозой увольнения рабочим запрещали вступать в профсоюз. 17 человек из 200 на угрозы не прореагировали.

— После того как профсоюз был признан, менеджмент завода приложил немало усилий, чтобы его развалить, — говорит Перепелкин. — В частности, рабочим запретили работу в неурочное время и тем самым снизили зарплату. Рабочие подумали-подумали и решили самораспуститься, раз деятельность профсоюза привела не к повышению зарплаты, а наоборот.

Но других это не остановило. Недавно рабочий профком был создан на табачной фабрике «Филип Моррис Ижора».

— Уникальность ситуации в том, что бастуют люди, которые по российским меркам имеют вполне приличный доход и пакет социальных гарантий, — считает аналитик Алексей Жаров. — Работа на западного хозяина изменила сознание российских рабочих. Теперь они знают, что в обязанности профкома входит отстаивание прав рабочих, проведение лекций и семинаров, на которых популярно разъясняют, как правильно проводить забастовки, что значит коллективный договор, соцпакет и какие основные права гарантирует трудовое законодательство. Они живут в России, а зарплату хотят получать как в Америке.

В профсоюз пивоварни «Хайнекен», созданный около года назад, уже вступило 400 человек из 900 штатных сотрудников завода. И, как сообщил глава профкома, в ближайшее время будет создан новый профсоюз, в который смогут войти рабочие других пивоваренных компаний, в том числе и российских: «Балтики», «Ярпива», «Вены», «Тинькофф», Клинского пивзавода. Не исключено, что к пивоварам присоединятся рабочие табачных производств. По словам Соколова, документы на регистрацию новой организации планируется подать в ближайшее время.

От итальянской к русской

Завод «Кока-Кола» под Петербургом лихорадит уже много месяцев. Уволили профсоюзного активиста Сергея Долгого, который вслед за коллегами с «Форд-Всеволожск» и «Хайнекен» поднял рабочих на борьбу. В конце апреля рабочие «Кока-Колы» провели забастовку, на которой потребовали восстановить профлидера в должности, повысить зарплату на 30% (соразмерно нагрузке и росту прибыли) и прекратить пересмотр должностных инструкций в сторону увеличения нагрузки без дополнительной оплаты.

— Дальше так работать нельзя, — говорят на «Кока-Коле». — Руководство нас запугивает, под угрозой увольнения препятствует борьбе за свои права, стравливает с представителями бывших советских республик, скажем таджиками и узбеками, которых грозится нанять работать за копейки, если мы не прекратим митинговать. Кроме того, члены профсоюза подвергаются вечному давлению со стороны топ-менеджеров: например, с 1 мая работникам завода подняли зарплаты на 20%, а членам профсоюза — всего на 4%!

Если ничего не изменится, рабочие грозят провести двухнедельную «итальянскую» забастовку, как пивовары с «Хайнекен». Зарплату им, кстати, не подняли, 13-ю не пообещали, но они настроены решительно. Говорят: «Если 14 мая наши требования не будут удовлетворены, мы выйдем на «русскую» забастовку, то есть не будем работать вообще!»

Вслед за пивоварами отстаивать свои права с транспарантами в руках намерены на чаеразвесочной фабрике «Невские пороги», входящей в группу «Орими Трейд» (чай «Принцесса Нури» идр.).

— Конфликт разгорелся из-за нежелания руководства оплатить работу в праздничные новогодние дни, согласно Трудовому кодексу, по двойному тарифу, — рассказывают на заводе. — Когда праздники закончились и люди получили зарплату, выяснилось, что никакой прибавки нет. Мы пошли к директору с требованием доплатить, на что получили ответ: «Двойного тарифа не будет, я передумал!»

Месяц рабочие просили доплаты, а потом объединились в профсоюз.

— Мы сами распустили руководство, дав ему понять, что оно может творить все, что захочет, — уверен Борис Хомяк, зампред профкома. — Но теперь все будет иначе! Мы требуем повышения зарплаты, оплаты труда по двойному тарифу в праздничные дни и уважения! Мы не сдаемся, несмотря на угрозы уволить нас к чертовой матери. Раз нас не хотят считать людьми, мы используем все возможные способы борьбы.

Если администрация не ответит, рабочие фабрики грозятся обратиться в инспекцию по труду, суд и прокуратуру.

— Государство больше не заступается за рабочих перед работодателем, в этом основная причина, по которой в последние месяцы лихорадит крупные предприятия Северо-Запада. Рабочих вынудили вступать в профсоюзы и бороться за свои права при помощи пикетов и забастовок, — уверен экономист Сергей Васильев. — Неудивительно, что главную роль в новом профсоюзном движении играют рабочие предприятий, принадлежащих иностранным компаниям.

По словам Васильева, владельцы западных предприятий вложили в повышение квалификации российских рабочих слишком много денег и попросту не могут их уволить.

— Наших работяг возили для обмена опытом за границу, устраивали семинары и тренинги в России. Уволить их — все равно что вложить деньги в обучение кадров для конкурирующих предприятий. Рабочие это понимают и не боятся репрессий, — считает Васильев. — Зато ввиду отсутствия всего этого на российских заводах бастовать на них крайне затруднительно. Во-первых, любое неповиновение грозит увольнением. Во-вторых, большинство российских предприятий еле сводит концы с концами. Если рабочие затеют забастовку или потребуют увеличения зарплаты на 30%, оно разорится и работать будет вообще негде.

Имена, пароли, явки

С Васильевым не согласны рабочие петербургского предприятия «Почта России». Недавно они тоже создали профсоюз.

— На нашем предприятии работает 10 тыс. сотрудников, мы будем их агитировать за то, чтобы они вступали в наш профсоюз, — говорит Максим Рощин, лидер профкома петербургского филиала «Почты России». — По нынешним временам работаем мы за копейки: 8—10 тыс. рублей в месяц. Если работодатель не пойдет на уступки и не захочет внести изменения в коллективный договор, мы тоже будем вынуждены бастовать.

Руководство Управления Федеральной почтовой связи по Петербургу и Ленобласти готово пойти на компромисс. Правда, взамен они требуют назвать фамилии людей, вступивших в профсоюз. Кое-кто из почтовиков под угрозой увольнения уже вышел из профкома. В данный момент в нем числятся 170 человек.

— Вроде бы наша администрация пошла на контакт, пообещав поднять зарплату, однако пока никаких бумаг подписано не было, — рассказывает Рощин. — Понятно, что ни при каких условиях разглашать фамилии членов профсоюза мы не намерены, потому что с ними могут расправиться, например уволить.

Водители шестого цеха почтовой службы уже провели предварительную забастовку: в конце апреля 30 автомобилей, осуществляющих доставку почты, не выехали на линию. Почтовики требуют признать их свободный профсоюз, установить достойную зарплату, обеспечить безопасные условия труда и сократить сроки доставки почтовой корреспонденции.

— Тем, кто работает на хозяина, важно понимать, что за достойные условия труда надо бороться, — говорят рабочие. — И успех этой борьбы во многом будет определяться силой профсоюза и сплоченностью трудового коллектива. А работодатель должен помнить, что несоблюдение коллективного договора или нарушение КЗоТа грозит ему забастовками и убытками в миллионы долларов.

Описанная ситуация пока нетипична и неоднозначна. С одной стороны, многие работники компаний с иностранным участием, и не только на Северо-Западе, часто жалуются, что экспаты-начальники местную рабсилу за людей не считают, свои представления о жизни навязывают. С другой — многие же и мечтают работать на предприятиях, возглавляемых джонами смитами: там предпочитают белые зарплаты, четкие регламентации труда, взаимное уважение начальников и подчиненных. Там вкладывают в персонал, не терпят хозяйственного и административного бардака, безалаберности и безответственности. Там обычно понятно, кто за что отвечает и кто на какие санкции налетает в случае невыполнения своих прямых обязанностей. Там нет отношений «по понятиям» и разговоров «за жизнь». Может, поэтому российские рабочие именно в окружении иностранцев впервые и начинают ощущать себя людьми?

…А вот как прокомментировал ситуацию один из менеджеров крупного предприятия региона:

— Активная деятельность рабочих профсоюзов Петербурга мало напоминает деятельность тех же профсоюзов на Западе. Русские рабочие называют себя борцами за права трудящихся, но действуют как шантажисты и вымогатели. Хорошо известно, что всякий бизнесмен строит свои заводы там, где есть дешевая рабочая сила, — это выгодно. И мне непонятно, почему, построив предприятие под Питером, я должен платить рабочим столько же, сколько платил бы, если бы мой завод работал в Англии?! Я готов сравнять зарплаты англичанам и русским, но лишь в том случае, если экономическая привлекательность Северо-Запада для меня, иностранного бизнесмена, будет выше существующей. Но пока инвестиционный климат региона радует мало. Вот если бы рабочие вышли с плакатами к зданию правительства, требуя улучшения инвестиционного климата для иностранцев в России, я бы раскошелился, и не на 30%, как требуют рабочие, а на все 50%! А пока я собираюсь развалить рабочий профсоюз на моем заводе. Любым способом!

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK