Наверх
27 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Чиновник печального образа"

По лицу замруководителя президентской администрации Олега Сысуева видно, как огорчает его несовершенство окружающего мира. Стыдно ему наблюдать мерзости кремлевской жизни, стыдно и противно. Недавно Олег Николаевич, окончательно расстроившись, пытался подать в отставку. Отставку пока не приняли. Оно и правильно: по нынешним временам совестливое лицо в Кремле — на вес золота.Фазиль Искандер писал, что жизнь человека проходит в постоянной круговой обороне от враждебного внешнего мира. И окружающие нас друзья дают нам «чувство защищенной спины», возможность снять защиту по некоторым направлениям. И не ожидать гадостей, по крайней мере, с их стороны.
Всю жизнь Олег Николаевич вызывал у окружающих именно такое чувство. У сокурсников, начальства, коммунистов, демократов. С ним очень хотелось дружить. Пить пиво, ходить в походы, петь под гитару песни у костра (Сысуев — непременный участник Грушинского фестиваля самодеятельной песни). Играть в волейбол (футбол, теннис). Честный, искренний, ранимый до слез.
Попав в Москву, Олег Николаевич неоднократно сокрушался в интервью: ах, сколько грязи в этой столичной политике. А когда «Профиль» написал о причастности бывшего мэра Самары, а тогда вице-премьера Сысуева к коррупции, Олег Николаевич вызвал журналиста к себе в кабинет и… расплакался.
Может быть, это именно тот случай, когда «хороший человек» — профессия? И Олега Николаевича просто в благодарность за дружбу, за «чувство защищенной спины» последовательно делали: секретарем парткома, кандидатом в генсеки ЦК КПСС, мэром, министром и вице-премьером?
Велика сила добра. Однажды хороший человек и мэр Самары Олег Сысуев в преддверии очередных мэрских выборов шел вечером по городской набережной. И вдруг увидел каких-то парней, пытавшихся вскрыть машину. Мэр, бросившись к ним, задержал неудачливых грабителей. Вскоре, прогуливаясь вечером (без охраны) в парке, неподалеку от своего дома, Олег Николаевич вступил в драку с хулиганом, пристававшим к молоденькой девушке. Скрутил его и препроводил в милицию. Оба случая были растиражированы самарской прессой.
И добрый Олег Николаевич набрал на выборах больше 70% голосов.
В 1996-м Сысуев сочинил песню, в которой были такие строчки: «Я жизнь и должность мэрскую свою отдал бы только за палатку и гитару». Дальше было как в анекдоте: «Господь услышал твои молитвы, сын мой». Вскоре после того как он исполнил эту арию на очередном смотре самодеятельной песни, Олега Николаевича сделали вице-премьером.
Неужели дверь во власть можно открыть скрипичным ключом?
Добрый самаритянин

Впрочем, припеваючи Олег Николаевич жил всегда. Однокурсники Сысуева по Куйбышевскому авиационному институту рассказывают, что в те глухие брежневские времена будущий российский госчиновник явно предпочитал общественной работе художественную самодеятельность, спорт и пивные вечеринки в институтском общежитии. Веселая компания с Сысуевым во главе обходила комнаты и собирала пустые канистры. Когда тары набиралось достаточно, друзья отправлялись в хорошо известную в городе пивнушку в «овраге подпольщиков», где торговали пивом в разлив.
А однажды факультет, где учился Сысуев, отправили на работу в колхоз. Студенты, как водится, набрали с собой спиртного, но оказалось, что не рассчитали. Стали думать, где взять еще. Народная молва утверждает, что именно Сысуев предложил блестящее решение: поехать в ближайший райцентр, сдать пустые бутылки, а на вырученные деньги купить там дешевого самогона.
После института Олег Николаевич работал инженером в пригородном аэропорте Курумоч. Однажды он задержался на работе и, уже возвращаясь в город, долго думал, ехать ему на день рождения старого друга или нет. В конце концов поехал. И познакомился там с программистом Ольгой, своей будущей женой. У нее уже была дочь, но это не смутило Олега Николаевича, и какое-то время спустя они с Ольгой поженились.
Жизнь инженера была достаточно трудной: Сысуев мотался по городу, снимал квартиры в самых разных, в том числе самых отдаленных районах Куйбышева. Собственную жилплощадь он получил лишь в 1982-м. К тому времени Олег Николаевич уже был членом партии (откуда выбыл лишь в 1991-м, после августовского путча). В 1986 году он дружил с людьми в качестве освобожденного секретаря парткома Куйбышевского объединенного авиаотряда.
Честный, совестливый, ранимый романтик «горбачевского разлива». В июне 1990-го мало кому известный Олег Сысуев, приехав делегатом на XXVIII съезд КПСС, оказался в числе кандидатов на пост генсека трещавшей по швам компартии. История это темная. Кто стоял за его выдвижением, до сих пор загадка, а сам Сысуев предпочитает не распространяться об этом эпизоде своей биографии.
Но добро помнит: когда в 1996-м, выборном году Михаил Горбачев прилетел в Самару в рамках своего агитационного турне, добрый самаритянин Сысуев (уже бывший мэром) оказался единственным, кто не побоялся принять опального экс-генсека. И даже укорил своих губернских коллег: «Раньше они перед приездом Горбачева дороги мыли, а теперь даже встретиться не хотят». Горбачев, растрогавшись, назвал Сысуева самым перспективным российским политиком и сказал, что из него может получиться неплохой руководитель страны. Помнится, что-то подобное и примерно в то же время Ельцин говорил о нижегородском вундеркинде Борисе Немцове. (Кстати, в Москву Сысуев попал одновременно с Немцовым — на волне внезапной любви Центра к «молодым реформаторам» из провинциальной демократической номенклатуры.) И точно так же, как в Нижнем от Немцова, в Самаре были без ума от Сысуева дамы среднего возраста.
Авторская песня

Свой путь в демократическую политику коммунист Сысуев начал в марте 1990-го, став народным депутатом Красноглинского райсовета города Куйбышева. А затем, на сессии того же райсовета, был избран его председателем и одновременно председателем исполкома. И пошло-поехало. Вскоре Олег Николаевич познакомился с Виктором Тарховым (ныне президент НК ЮКОС), тогда председателем областного совета, и это очень способствовало его политической карьере.
А в январе 1992-го Ельцин назначил Сысуева главой администрации Самары. Назначение случилось при содействии Антона Федорова, представителя президента в Самарской области. (Когда-то весной 1990-го первый секретарь райкома КПСС Сысуев по дружбе поддержал на выборах народных депутатов РСФСР кандидатуру первого секретаря райкома ВЛКСМ Антона Федорова, который тогда вышел во второй тур и благополучно стал депутатом.)
Валентин Романов, депутат Госдумы от фракции КПРФ: «Его жизнь делится на два этапа: самарский и московский. Мэром Сысуев был достаточно здравым. Но за своим политическим образом не следил совершенно. Разрывался между Сциллой и Харибдой. Старался быть верным режиму Ельцина и одновременно делал заявления, что отстаивает только позиции своего народа, своих избирателей. В целом делал полезные вещи для города».
Окружение Сысуева называли командой прагматиков во главе с романтиком. Романтического обаяния в мэре хватало. Возглавив город, он не прекратил играть на гитаре, регулярно ездил на Грушинский фестиваль авторской песни (про который не забывал, даже став вице-премьером). Все так же играл в баскетбол.
Работа Сысуева в мэрии тоже строилась на достаточно демократичных принципах, но время от времени он поражал подчиненных инициативами вроде немцовской — пересадить чиновников на «Волги». Например, запрещал курить в коридорах и кабинетах мэрии. (Подчиненные на это особого внимания не обратили и продолжали дымить где вздумается.) Ввел в моду традиционный майский городской субботник, на котором глава Самары лично брал в руки лопату и в окружении соратников убирал территорию, окруженный телекамерами и фотоаппаратами корреспондентов.
Жил мэр Сысуев достаточно скромно: его семья, в которой было двое детей, занимала четырехкомнатную квартиру в «сталинке» в центре города. Приезжавший в гости к Сысуеву журналист и депутат Александр Политковский очень удивлялся запущенности и неустроенности подъезда, в котором проживал мэр.
Злые вы, уйду я от вас

Эксперт КПРФ в Госдуме, пожелавший остаться неназванным: «Будучи мэром Самары, он решил в качестве эксперимента лишить льгот и перевести на полную оплату всех льготников, коммунальные платежи и квартплату которых частично оплачивает город. Тогда он на дыбы весь город поставил».
Увы, именно при Сысуеве в Самаре возник приватизационный скандал. Против одного из его замов, руководителя комитета по управлению имуществом города Александра Сидоренко, было возбуждено уголовное дело. Чиновника обвинили в том, что он якобы незаконно приватизировал ряд объектов городской собственности (в основном это были магазины и кафе), передав их коммерческим структурам. Самого же мэра местная пресса уличила в предпринимательской деятельности, несовместимой с его выборной должностью. (Сысуев занял пост совета директоров АО «Дом», бывшего государственного домостроительного комбината). Кроме того, Олега Николаевича обвинили в строительстве личного загородного дома в национальном парке Самарская Лука. Это не дом, а лишь «огород, на котором растут огурцы и помидоры», плакался Сысуев. И объяснял все наветы обострением предвыборной борьбы.
Тогда же начали обостряться отношения внутри команды Сысуева. Один из его бывших соратников Александр Белоусов, поддержанный давним недругом Сысуева, самарским губернатором Константином Титовым, начал открытую кампанию против мэра, выдвинув свою кандидатуру на выборах 1996 года. Кампания проходила под лозунгом «Самаре нужен свой Лужков». На что Сысуев ехидно заметил, что все вдруг захотели быть лысыми. Сам Лужков, говорят, поддержал Сысуева и даже сказал ему фразу, долго обсуждавшуюся в самарской политической тусовке: «Тебе, Олег, кепка не нужна». После чего Сысуев подружился с Лужковым, ездил на его 60-летие и подарил ему картину самарского художника.
Несмотря на досадные помехи, в 1996-м Олег Николаевич без особых проблем избрался на второй срок. Говорят, ему во многом помогла поддержка одной из крупнейших финансово-промышленных группировок области — ассоциации делового сотрудничества «Волгопромгаз». Сразу же после своего избрания Сысуев назначил первым заместителем главы администрации по экономике и финансам одного из топ-менеджеров Газбанка, контролируемого «Волгопромгазом». Как следствие этого определенная часть финансовых потоков городского бюджета перешла под контроль банка.
Но в марте 1997-го судьба сделала крутой поворот: Ельцин, формировавший правительство реформаторов, предложил самарскому губернатору Константину Титову занять пост вице-премьера по социальным вопросам. Тот отказался, но предложил взамен себя Олега Сысуева.
Главный самарский романтик неожиданно для всех согласился.
За год до этого Сысуев в составе делегации руководителей российских городов встречался с Борисом Ельциным и даже играл с ним в волейбол. Рассказывают, что именно тогда на него обратила внимание Татьяна Дьяченко, пригласившая самарского мэра после завершения волейбольного матча попить чаю в узком семейном кругу.
Отъезд Сысуева из Самары проходил на фоне интриг и начинавшейся борьбы за кресло мэра. Уезжая, Олег Николаевич пытался тем не менее взять ситуацию под контроль. Он собрал подчиненных в бане бассейна СКА и попытался договориться о кандидатуре своего преемника. Но окончательно распоясавшаяся команда прагматиков не послушала романтика и отвергла его предложение.
Что за комиссии, создатель…

Эксперт КПРФ в Госдуме, пожелавший остаться неназванным: «В Москве Сысуев запомнился главным образом публичными признаниями в любви к теще. С практикой дела обстояли хуже. Взять хотя бы документы о секвестре, которые в 1997 году Сысуев готовил, будучи вице-премьером по социалке. Как это так: у твоего ведомства забирают деньги (предполагалось «обрезать» именно социальную сферу), а ты еще отстаиваешь эту позицию правительства перед Госдумой?!»
Если же вспомнить, за что отвечал добрый Олег Николаевич в правительстве Черномырдина, станет просто страшно.
За образование, трудовые отношения, здравоохранение, пенсионные фонды, культуру, спорт, туризм, молодежную политику, взаимодействие правительства с профсоюзными организациями, общественными движениями и объединениями, религиозными организациями. За празднование 300-летия русского самовара.
Возглавлял 15 комиссий, в том числе: по торгово-экономическому сотрудничеству с Грецией и Южной Кореей, по регулированию социально-трудовых отношений, по вопросам религиозных организаций, по вопросам улучшения положения женщин, по рассмотрению проекта федеральной программы восстановления обесцененных в 1991—1996 гг. сбережений граждан РФ, по координации работ, связанных с выполнением Конвенции ООН о правах ребенка и Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в РФ, по вопросам международной гуманитарной помощи при правительстве РФ.
И даже двухсотлетие Пушкина Россия празднует сейчас формально при участии Олега Николаевича Сысуева. За каковой праздник он отвечает как зампред Государственной комиссии по подготовке и проведению празднования оного юбилея.
Понятно, что такой объем работы можно и не пытаться выполнять.
А рассказы Сысуева про тещу (это уже в пору его работы в администрации президента, куда его сплавили, когда кремлевская мода на «молодых реформаторов» прошла) в самом деле стали фольклором.
Дескать, своими вопросами про здоровье президента нас уже все достали. Президент просто простудился. Вот у меня теща такого же возраста, как и Борис Николаевич — так когда она простужается, звоню ей три-четыре раза на дню, беспокоюсь.
Валентин Романов: «Мне кажется, Сысуев стал заложником ситуации. Его главная ошибка в том, что он не стал сопротивляться, когда его превратили в рупор чужих мыслей. Его действия в последнее время говорили о том, что он не в курсе готовившихся политических рокировок. Иными словами, его никто не воспринимал всерьез. Например, за два дня до отставки Примакова Сысуев от имени президента заверил общественность, что премьера никто не тронет».
***

Иосиф Бродский говорил о ком-то из членов Политбюро, что его можно судить за одно только выражение лица. Олега Николаевича Сысуева за его выражение хочется не судить, а пожалеть: бедный, бедный Олег Николаевич.
И действительно, до переезда в Москву ему принадлежали самарская квартира, два кооперативных гаража и земельный участок, как указано в его налоговой декларации, — «с ветхими строениями».
Эти-то «ветхие строения» и написаны у Сысуева на лице. Впрочем, в Самаре еще остался его сотовый телефон. Рассказывают, этот аппарат, зарегистрированный на имя Сысуева, до сих пор гуляет по рукам городских чиновников. Компания-оператор не присылает за него счета и потому говорить по нему можно сколько угодно.

ЛИЗА БРИЧКИНА, ДМИТРИЙ СУРЬЯНИНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK