Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ГОРОД ИЗЛИШЕСТВ"

Едва ли есть в Америке другой город, где издержки лет экономического бума столь очевидны, как в Лас-Вегасе. Столица азарта в опасности — последствия рецессии грозят тяжело ударить по ней. Рай для игроков борется за свое будущее, при этом среди «пострадавших» — Deutsche Bank.    Пожалуй, лучший вид на ночной Лас-Вегас открывается из бара на 64-м этаже отеля «Залив Мандалай». За окнами высотой от пола до потолка сверкает километровая полоса ярких неоновых вывесок, гигантские казино блистают в свете прожекторов. Правда, через каждые несколько сотен метров заметны темные пятна, море света то здесь, то там перемежается черными кратерами тьмы.
   Одно из таких пятен — недостроенный отель-казино «Фонтенбло» на 4 тыс. номеров. Готовность достигала 70%, когда деньги у застройщиков подошли к концу. Наискосок от него в небо возвышаются первые 8 этажей отеля «Эшелон». По проекту этажей должно быть 57, однако недавно строительные краны демонтировали.
   Рядом с «Козырной Башней» зияет мрачная пустота: скорее всего, запроектированная башня-близнец здесь уже не появится никогда. Лас-Вегас, всемирный символ блеска и азарта, перенес тяжкий удар.
   Едва ли в Америке найдется другой город, население которого в последние десятилетия росло столь же стремительно: в 1980 году здесь жило 460 тыс. человек, сегодня — 2 млн.
   Нигде подъем не был более бурным, всплеск потребления более потрясающим, а мания величия более легкомысленной. Новые частные и многоквартирные дома появлялись десятками тысяч как грибы после дождя. Строились десятки новых гостинично-игровых комплексов, многие на 2, 3 и даже 4 тыс. номеров. Звездные шеф-повара открывали новые и новые заведения для гурманов, бутики эксклюзивных марок вытесняли собой невзрачные магазинчики.
   В четыре утра плотные толпы людей еще прогуливались по Лас-Вегас-Стрип, в большинстве своем это были пьяные, счастливые американцы, с трудом верившие, что по улице можно безнаказанно идти с открытой бутылкой пива, что в помещениях еще разрешено курить, а у открытых бассейнов женщины загорают топлесс.
   В Лас-Вегасе допустимо то, что немыслимо больше нигде в Америке, этой подчас столь пуританской стране.
   И вот именно здесь, посреди невадской пустыни, рецессия нанесла свои самые болезненные удары. Зарезервированные номера в роскошных отелях сторнируются десятками тысяч. Крупные представители «капитализма казино», такие как MGM, должны банкам огромные суммы — минувшей весной они с трудом избежали банкротства.
   Экономисты предупреждают, что рынку коммерческой недвижимости США грозит обвал вроде того, который постиг рынок жилья. Если пузырь начнет лопаться, вероятнее всего, первыми это почувствуют в Лас-Вегасе.
   Банки, инвестиционные фонды и финансовые компании, впечатленные колоссальной прибыльностью и, казалось, нескончаемым бумом, более двадцати лет осуществляли многомиллиардные долларовые вливания в городскую недвижимость. Они финансировали строительство казино, торговых центров и пешеходных зон. Одним из крупнейших инвесторов был Deutsche Bank.
   Считается, что он входит в тройку ведущих игроков местного строительного бизнеса и участвует в многомиллиардных проектах новых казино и отелей. Почти ни один крупный проект в Лос-Анджелесе не обходится без франкфуртского кредитного института.
   Немцы тоже — причем, возможно, больше других — верили, что Лас-Вегас — тихая гавань, которой рецессия не страшна. Однако с лета 2008 года оборот игровых заведений упал более чем на 10%. В месяцы, последовавшие за банкротством Lehman Brothers, спад достигал даже 25%.
   Сегодня город задумывается о своем будущем: до 2012 года здесь должно было появиться до 40 тыс. новых гостиничных номеров в дополнение к имеющимся 140 тыс. Стоимость строящихся объектов — $20 млрд. Вопрос в одном: кому нужны все эти новые отели теперь? И кто возьмется финансировать их строительство? Даже самые яркие личности города, не одно десятилетие занимавшие первые позиции в списке богатейших американцев, сегодня вынуждены придерживать оставшиеся у них средства.
   Шелдону Адельсону, владельцу группы Sands, которой, в частности, принадлежит отель класса люкс «Венецианский», порядком досталось: акции его компании упали с $149 до $1,38. Кирк Керкорян, с 1955 года считавшийся одним из крупнейших инвесторов Лас-Вегаса, был вынужден продать принадлежавшие ему акции промышленных предприятий, в частности автогиганта Ford. Бремя долгов MGM Mirage, крупнейшего концерна, владеющего многочисленными казино, составляет почти $14 млрд — компании с трудом удалось избежать банкротства.
   Банки, столь способствовавшие стремительному подъемугорода, предоставляя дешевое финансирование, теперь на кредиты скупятся. «В ближайшие пять лет какие-то казино неизбежно сменят владельцев», — уверен Рич Мориарти, глава Union Gaming Group, консультирующей финансовых инвесторов, хедж-фонды и банкиров, желающих инвестировать в Лас-Вегас.
   На первый взгляд может показаться, что город не особо пострадал от кризиса. В игровых залах не смолкает щелканье тысяч автоматов. Игроки не расстаются с выпивкой, даже если на часах нет полудня. В казино нет окон, а значит, и дневного света: чувство времени здесь ни к чему.
   В Лас-Вегас вновь приезжают любопытствующие. Но они тратят гораздо меньше — их привлекает невиданное снижение гостиничных цен. Роскошный двухкомнатный номер в таких знаменитых отелях, как Mirage, долгие годы служивший пристанищем для дуэта иллюзионистов Зигфрида и Роя, можно снять менее чем за $100. Нередко номера сдаются дешевле себестоимости — это лучше, чем если они будут пустовать.
   «Люди, останавливающиеся у нас сейчас, ужинают не в казино, а в забегаловках фастфуда через дорогу или в торговых центрах», — рассказывает Мориарти. А ведь в последние 10 лет в Лас-Вегасе наиболее интенсивно развивался именно сегмент роскоши.
   В некоторых ресторанах придется заплатить $30 только за закуску. Шикарные ночные клубы работают лишь для тех, кто готов заказывать алкоголь по $400 за бутылку.
   Такое стремление к роскоши означало все больший отход Лас-Вегаса от первых десятилетий его успеха — бурной поры, когда деньги на строительство казино были только у мафии, потому что банки и частные концерны не желали иметь ничего общего с отраслью азарта. Город открыто контролировали знаменитости преступного мира — Багси Сигел, Майер Лански или Энтони Спилотро, а Франк Синатра и Дин Мартин выступали в довольно-таки убогих заведениях наподобие отеля «Заброшенный двор».
   Лишь в 80-е годы, когда Уолл-стрит открыл для себя оазис азарта в невадской пустыне, казино и отели начинают становиться все более напыщенными и претенциозными. «Почти все новые отели, которые должны быть достроены, относятся к категории люкс», — говорит консультант Мориарти.
   Поэтому Алан Фельдман, отвечающий в MGM Mirage за связи с общественностью, видит лишь одну возможность: «Нужно расширять рынок, привлекать новые целевые группы, «космополитов» и «городские элиты», всех тех, кто прежде считал Лас-Вегас «слишком пошлым» и «слишком сюрреалистичным», — говорит Фельдман.
   Если мнение о Лас-Вегасе хотя бы у нескольких процентов американцев изменится, надеется Фельдман, в новых отелях недостатка в постояльцах не будет.
   Параллельно менеджеры по туризму все больше переключаются на зарубежную аудиторию — пока что она составляет всего 15% гостей. Туристы из Германии сегодня не играют для города почти никакой роли. Те немногие немцы, которые все-таки заезжают в Лас-Вегас, большей частью держат путь к Большому Каньону, расположенному неподалеку.
{PAGE}  
   В мире финансов ситуация складывается иная: Deutsche Bank весьма заинтересован в Лас-Вегасе, его инвестиции выражаются десятками миллиардов, подтверждает глава Union Gaming Group Мориарти.
   Вместе с двумя своими партнерами он долгие годы руководил отделом инвестиционных услуг Deutsche Bank в Лас-Вегасе. Лишь прошлой весной троица обрела деловую самостоятельность.
   Более того, с конца прошлого года Deutsche Bank непосредственно контролирует одну из крупнейших строек в городе: застройщик не смог обслуживать кредит на сумму свыше $760 млн, предназначавшийся для строительства гигантского отеля-казино «Космополитэн» с 3 тыс. номеров, и в конце 2008 года Deutsche Bank выкупил незавершенный объект за миллиард долларов.
   «Теперь они даже обои выбирают сами, — иронизирует один из представителей отрасли. — Банки делают все, чтобы им не пришлось списывать свои инвестиции в полном объеме».
   Впрочем, самостоятельно эксплуатировать казино банкиры не смогут — придется привлекать профессионалов с соответствующей лицензией. Открытие запланировано на 2010 год. Во втором квартале Deutsche Bank уже пришлось списать 500 млн евро, затраченных на объект.
   Кроме того, германский кредитный институт оказался конкурентом для других строящихся объектов в городе, также кредитуемых им. Владельцы гостиничного концерна Fontainebleau считают, что немцы хотят «разрушить» их планы по строительству нового отеля-казино в Лас-Вегасе. Летом работы над комплексом на 3800 номеров, к тому моменту завершенные на три четверти, заморозили из-за отсутствия финансирования — одобренный кредит на $800 млн, существенную часть которого составляли средства Deutsche Bank, компании в итоге не дали.
   Это послужило для владельцев Fontainebleau поводом подать в мае на Deutsche Bank в суд — немцев обвиняют в желании «ограничить конкуренцию для «Космополитэн». Якобы именно поэтому кредитный институт «агрессивно способствовал» отказу в предоставлении средств другими кредиторами, один из которых — HSH Nordbank, и без того сильно пострадавший от кризиса.
   В Deutsche Bank обвинения называют необоснованными. На сегодня концерн Fontainebleau, пытающийся избежать банкротства, отказался от одного из пунктов, однако в целом иск против Deutsche Bank не забрал.
   Впрочем, серьезные проблемы франкфуртцев с их казино ждут и без Fontainebleau. В непосредственной близости реализуется крупнейшая частная стройка Соединенных Штатов: это «СитиЦентр», задуманный и спроектированный целым рядом именитых архитекторов — Даниэлем Либескиндом, Хельмутом Яном и Норманном Фостером — и включающий в себя отель класса люкс на 6 тыс. номеров, многочисленные апартаменты, десятки ресторанов и несколько игровых заведений.
   Восемь миллиардов долларов — таков общий объем вложений MGM Mirage и дубайских инвесторов в мегапроект. Весной 2009 года его чуть было не заморозили из-за нехватки средств. Но этого не произошло, и следующей весной комплекс должен начать работу.
   Чтобы новые, гигантские площади не пустовали, эксплуатирующие компании рассчитывают привлечь организаторов выставок и корпоративных мероприятий. Лас-Вегас лидирует в мире по количеству проводимых конференций. В 2008 году здесь прошло более 22 тыс. мероприятий, начиная с таких крупных, как Выставка потребительской электроники со 140 тыс. посетителей, и заканчивая ежегодным съездом Американской ассоциации анестезиологов.
   Плюс к этому в городе устраиваются тысячи крупных и мелких корпоративных мероприятий, нередко напоминающих, скорее, поощрительные поездки для заслуженных сотрудников, которые после утреннего совещания могли проводить остаток дня в казино или барах. Благодаря этому город жил — пока новый президент страны одной своей фразой не обратил Лас-Вегас в самое рискованное для компаний место в стране.
   «Нельзя, чтобы увеселительные прогулки в Лас-Вегас совершались за счет налогоплательщиков», — заявил в феврале по телевидению Барак Обама. Незадолго до этого стало известно, что банк Wells Fargo — спасенный от банкротства при помощи государственных миллиардов — планирует провести в городе 12-дневное корпоративное мероприятие.
   После этого от намеченных «выездных сессий» отказался не только Wells Fargo. «Лас-Вегас предстал неким отравленным городом, в который ехать зазорно», — возмущается один из крупнейших организаторов мероприятий, Фил Купер. Только за первый квартал текущего года было отменено свыше 400 конференций и выставок.
   «Это была неудачная мысль — Лас-Вегас получил клеймо города излишеств», — сетует Оскар Гудман, многие годы бывший адвокатом самых печально известных мафиози. Это помогло самому Гудману стать одним из наиболее значимых лиц города.
   В фильме Мартина Скорсезе «Казино», номинированном на премию «Оскар» и рассказывающем о теневом мире Лас-Вегаса, Гудман играет сам себя. Однако это не помешало горожанам на выборах мэра вот уже в третий проголосовать за него.
   Поддается ли сегодняшний Лас-Вегас хоть какому-либо сравнению с городом тех бурных лет, когда бал правила мафия, а не банкиры с Уолл-стрит? С появлением крупных концернов он стал более обезличенным, считает юрист. Взгляд мэра обегает сотни фотографий на стенах его кабинета: вот Гудман с президентом Биллом Клинтоном, вот — с Майклом Джексоном.
   «Мне больше нравились времена, когда для сделки достаточно было не договора, а рукопожатия, — вздыхает Гудман. — Впрочем, я думаю, учитывая, как сейчас трясет наш город, некоторые из концернов опять перейдут в частные руки. И тогда старого доброго Лас-Вегаса вновь станет больше».
   Старый Лас-Вегас еще можно увидеть — находится он к северу от бульвара, блеск новых казино туда не достигает. Там стоят венчальные храмы-часовни, пришедшие в упадок и до сих пор пытающиеся завлечь посетителей информацией, что некогда здесь венчался Элвис Пресли. Там игроки выглядят столь же жалко, как и залы, построенные десятилетия назад, в которых старики с бледными лицами и пустыми глазами часами сидят у автоматов, а игра стоит 2 цента.
   Новому, современному Лас-Вегасу необходимы другие клиенты. Здесь ждут сотрудников компаний и предпринимателей, которые кутят на командировочные или устраивают за счет фирмы праздники продолжительностью в несколько дней.
   С прошлой весны город расходует миллионы на PR-кампанию, обращенную непосредственно к фирмам. Например, в публикации сразу на десяти полосах Wall Street Journal говорится: «Деловые встречи в Лас-Вегасе обеспечивают большую отдачу, чем в любом другом городе мира». Звучит такое утверждение немного отчаянно.
   Это неудивительно: каждый пустующий номер приводит к пополнению армии безработных. Ориентировочный расчет таков: каждая комната в отеле обеспечивает 2,5 рабочего места. На текущий момент уволены десятки тысяч человек.
   Сегодня Лас-Вегас окружен городами-призраками, такими как Лазурный Каньон, и заброшенными кварталами пригородов в «средиземноморском стиле». Каждый год здесь строилось по 30 тыс. новых домов — маленький город, говорит Ричард Пластер, один из главных застройщиков в городе. Отдельные районы мегаполиса не старше пяти-шести лет.
   Все дома имеют стандартный набор: пять комнат, три ванных, два гаража — земли здесь хватает. Большинство окон темные и пустые: жильцы сюда либо совсем не въезжали, либо вскоре после новоселья были вынуждены ретироваться. В среднем каждый месяц из 2 тыс. домов судебные приставы принудительно выселяют их обитателей.
   Одиноко чувствуешь себя на недавно заасфальтированных улицах, названия которых — «Вечерняя мелодия» или «Танцующий бриз» — должны сулить красивую жизнь в неизменно теплом климате. Между бесконечными рядами домов зияют участки без построек и незавершенные строения, как отсутствующие зубы во рту. Пластер, знаток строительной отрасли, убежден: «Это будут долгие, тяжелые времена».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK