Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "ГРУ Минфина"

Каковы будут полномочия этих органов в случае принятия законопроектов? И чем это грозит всем нам ?Владимир Ворожцов, заместитель директора Федеральной службы налоговой полиции: «Финансовая полиция и финансовая разведка — совершенно разные органы. Финансовая полиция — вполне понятная правоохранительная структура, аналоги которой существуют в большинстве стран мира, в частности — финансовая гвардия Италии.
В некоторых странах такие структуры возникли совсем недавно. Так, в Швеции финансовая полиция появилась лишь в 1993 году. Что касается финансово-аналитических центров, которые занимаются анализом финансовых потоков и обеспечением борьбы с нелегальными доходами, то на сегодня такие структуры существуют в 56 странах. Причем в зависимости от национальных особенностей и исторических путей развития они поделились ровно пополам: в 24 странах финансовые разведки являются правоохранительными органами, а в 24 — абсолютно гражданскими органами, входящими в структуру центробанков, министерств финансов, либо являются просто независимыми организациями.
В большинстве развитых стран финансовая разведка не является правоохранительным органом, и анализ ее деятельности показывает, что это в общем-то не нужно. Она представляет собой хорошо оснащенные аналитические структуры с небольшим числом сотрудников — иногда не более 30 человек, которые не гоняются за преступниками, а работают головой. Они выявляют тенденции и на их основании вырабатывают рекомендации различным государственным и негосударственным структурам, вносят соответствующие предложения руководству страны, финансовым органам. То есть предоставляют аналитический материал для государственного регулирования экономики. В случае, если они выявляют те или иные преступления или злоупотребления, они сообщают об этом правоохранительным органам.
Такая схема представляется мне наилучшей. Прежде всего потому, что с неправоохранительной структурой с большим доверием работают коммерсанты, финансисты, деловые круги.
Создание специализированных финансовых правоохранительных органов — требование времени. В сфере финансовых преступлений появляется все больше высоких профессионалов, которые разительно отличаются от бандитов, грабящих честных граждан в подъездах. Именно поэтому создаются специализированные органы, и честный капитал заинтересован в том, чтобы в «профильных» правоохранительных органах работали специалисты.
Исходя из этих соображений, представляется целесообразным разделить финансовую полицию и финансовую разведку.
Финансовая полиция будет представлять собой слегка модернизированную налоговую полицию, с тем же количеством полномочий и функций. Больше мы не просим, нам достаточно тех полномочий, которые у нас есть сейчас.
Финансовая разведка должна стать независимой от правоохранительных органов аналитической структурой. Функционально ее нужно было бы создать при ЦБ. Потому что именно ЦБ у нас обладает наиболее «продвинутым» информационным обеспечением. Однако по нашему законодательству это сделать невозможно. Поэтому, скорее всего, будет принято решение о вхождении финансовой разведки в структуру Минфина.
Понятно, что для создания эффективной структуры недостаточно только технических средств — компьютеров, программного обеспечения и т.п. Необходимо привлечь и высококвалифицированных специалистов. Таких специалистов очень мало, и им нужно будет достойно платить. Поэтому существует предложение о том, чтобы часть средств, которые их усилиями возвращаются в бюджет, шли бы на вознаграждение этих сотрудников. Это, кстати, распространено за рубежом — и в США, и в Германии, и в Швейцарии. С моей точки зрения — вполне нормальная практика.
Думаю, опасения по поводу того, что создается новый правоохранительный монстр с безграничными полномочиями, не имеют оснований. Прежде всего потому, что, повторяю, финансовая разведка не будет правоохранительным органом. Это в чистом виде аналитическая структура, которая отслеживает тенденции на финансовых рынках и на их основании вырабатывает рекомендации для госорганов, в том числе правоохранительных, и вообще всех хозяйствующих субъектов.
Что касается доступа к коммерческой тайне, то эта структура не будет заниматься оперативно-розыскной деятельностью. И вся информация, которую она будет получать,— это информация ЦБ, МНС, ГТК, КРУ Минфина. Эта структура по определению не получит больше информации — просто неоткуда.
Кроме того, в законе необходимо прописать очень жесткую ответственность работников этих органов — в частности, за разглашение конфиденциальной информации».

Михаил Барщевский, адвокат, доктор юридических наук, профессор: «Слава Богу, лично мне создание финансовой полиции ничем не грозит. Если же говорить о бизнес-сообществе вообще, то идея создания финансовой полиции вполне здравая, но при соблюдении ряда условий.
Во-первых, финансовая полиция ни в коем случае не должна стать орудием в конкурентной борьбе. Сегодня практически все силовые структуры используются именно как такое орудие, особенно на низовом уровне. Финансовая полиция, при всем объеме полномочий, которыми планируется ее наделить, может стать действительно страшным оружием, поэтому существует база для коррупции в ее низовом звене.
Второе условие — налогово-валютная амнистия. Люди, занявшиеся бизнесом 10 лет назад, в условиях того чудовищного бардака, объективно были вынуждены нарушать законы. Сегодня уже можно заниматься бизнесом в рамках закона. Поэтому если мы хотим, чтобы эти люди начали жить по закону, нужно дать им такой шанс. Ровно так поступали в разные годы в США, Италии, Германии, когда переходили к цивилизованному рынку. То есть если финансовая полиция будет заниматься прошлыми делами — я категорически против. Если будущими — я за.
Что касается опасений по поводу доступа финансовой полиции к сведениям, составляющим коммерческую тайну, то нужно признаться себе, что, по большому счету, никакой коммерческой тайны не существует. «Секретные» сведения при определенных условиях могут получить и МВД, и прокуратура, и налоговая полиция, и ГТК, и многие другие государственные органы.
О какой тайне может идти речь, когда в наших СМИ периодически публикуют банковские счета чиновников или переговоры «олигархов»?
В любой стране есть ряд структур, от которых нет секретов. Проблема в том, чтобы нельзя было подкупить чиновника и с его помощью использовать информацию, которая является коммерческой тайной.
Проблема в принципе решаемая. У нас, например, много говорят о коррумпированности судебной системы. В США этот вопрос практически решили. Судья там обязан заносить в специальный журнал любой факт обращения к нему кого-либо и указать, по какому поводу было обращение. Даже если зашли просто поинтересоваться, на когда назначено дело. Невыполнение требования влечет за собой лишение судейского звания. Эта мера работает. Безусловно, работает в том числе и потому, что у судей очень высокая зарплата, судья — это почетная должность и т.п. Однако одна лишь зарплата — не гарантия. Денег, как известно, всегда мало.
Те же принципы можно экстраполировать на финансовую полицию. Ее сотрудники должны получать очень высокую зарплату и очень жестко контролироваться.
Но, честно говоря, создание еще одного контролирующего органа вызывает некоторый скепсис. С момента создания налоговой полиции ее полномочия все время растут. И что? Как-то не заметно, чтобы у нас стало больше порядка. Вместо того чтобы плодить силовые структуры, нужно было лет пять назад принять нормальный Налоговый кодекс и дать возможность людям честно жить, а не создавать структуры, которые ловят тех, кто живет нечестно.

Андрей Калмыков, вице-президент Альфа-банка: «Насколько мне известно, структуры, подобные российской финансовой полиции, существуют в ряде развитых стран. Кроме того, банки обязаны предоставлять информацию и некоторым международным организациям. И это нормально, так как репутация финансовой организации зачастую зависит и от репутации ее клиента. Если мы собираемся стать частью цивилизованного мира, нужно соблюдать общие правила игры. Поэтому создание финансовой полиции, по моему мнению, вполне правильный шаг.
У нас принято считать, что любой финансовый и контролирующий орган может стать орудием недобросовестной конкурентной борьбы. Но почему мы не говорим, что смысл создания таких структур как раз в том, чтобы защищать бизнес от недобросовестной конкуренции, следить за репутацией всего бизнес-сообщества и отдельных его представителей?
Нам, как банку, например, гораздо важнее быть уверенными в чистоплотности и репутации своих клиентов, чем заработать несколько процентов прибыли на не совсем чистых деньгах. И нас не устраивает, что за рубежом, например, российские деньги чуть ли не заведомо считаются «черными», мафиозными и т.п.
Если создание финансовой полиции позволит устранить причины такой репутации — это замечательно.
За последние 10 лет мы стали старше, мудрее, мы уже хотим играть по правилам. Для того чтобы делать это, нужен инструментарий. Его пока либо нет, либо недостаточно. Очень хочется, чтобы финансовая полиция стала именно таким инструментом. Я не склонен драматизировать ситуацию, ничего страшного в этой структуре нет. Кроме того, бояться стоит лишь тем, кто действительно нарушает закон».

Георгий Боос, заместитель председателя Государственной думы: «Законопроекты о создании финансовой полиции и разведки в Думу еще не поступили. Однако слухи о такой реорганизации ходят давно. С моей точки зрения, планы налоговой полиции нуждаются в очень внимательном изучении, и относиться к ним нужно крайне осторожно. Создание этих структур в таком виде, в котором планирует Налоговая полиция, может повлечь за собой довольно серьезные проблемы. В частности есть опасность, что из страны уйдут многие инвесторы, а утечка капитала существенно усилится.
Я считаю, что в создании таких структур нет никакой необходимости. Органа с такими функциями и полномочиями нет нигде в мире. Авторы этой идеи ссылаются, например, на финансовую гвардию в Италии. Но они забывают, что в Италии правоохранительных функций фактически больше ни у кого нет. Финансовая гвардия объединяет в себе функции и налоговой полиции, и таможенного контроля, и многие другие. У нас же правоохранительных органов, как известно, несколько больше.
Создание этих структур может всерьез ухудшить общий бизнес-климат и привести к финансовым потрясениям, сравнимым с дефолтом. Наша экономика нуждается в стабильности, и такие резкие шаги просто недопустимы».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО, ДЕНИС СОЛОВЬЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK