Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Кепка Мономаха"

Мэрские выборы в Москве — не только лишний повод порассуждать о том, кто и когда придет на смену Юрию Лужкову. Для большинства кандидатов в мэры это еще и хорошая возможность "показать себя". А заодно — встать на защиту тех или иных политических либо корпоративных интересов. При этом никто не рискует, поскольку грядущая победа Лужкова кажется абсолютно очевидной.

Мэрские выборы с участием Юрия Лужкова, по большому счету, вещь наискучнейшая: их исход можно предсказывать за месяц, за два, за год и даже за четыре года. И предстоящее в декабре электоральное действо, собственно, как и предыдущие — не исключение. Казалось бы, нет в стране более лакомого кусочка земли, чем Москва. Но аксиома "в отличие от заливных лугов, наш Лужок непотопляем" делает свое дело: радикальных попыток поставить под контроль московские богатства никто так и не предпринимает. Весьма характерно, что и общефедеральные партии в большинстве своем стараются не выставлять в Москве своих кандидатов (зампреды двух идеологически несовместимых друг с другом думских фракций доверительно сообщили "Профилю", что "ссориться с Юрием Михайловичем — себе дороже"). А если и выставляют, то сугубо в целях собственной раскрутки. Да и то — исключительно по согласованию с Кремлем. Так было в 1999-м с Сергеем Кириенко. Добыв для СПС за счет своей шумной мэрской кампании заветные 11,5% голосов по Москве, будущий полпред существенно улучшил и общефедеральный результат своей партии, вопреки ожиданиям занявшей 4-е место на выборах в Думу. Правда, в качестве "отступного" Кириенко в компании с Пал Палычем Бородиным пришлось опускать электоральный рейтинг Лужкова (почти на 20% — с заоблачных 88% в 1996 году до более устраивающих Кремль 69% в 1999-м). Показательно, впрочем, что в те времена весьма словоохотливый Сергей Кириенко теперь, спустя четыре года, наотрез отказывается комментировать "московские дела". Так, судя по всему, будет и на этот раз.

По крайней мере, один из четырех кандидатов, глава Национального резервного банка Александр Лебедев, судя по всему, работает по заданию администрации президента. В этом, кстати, существенное его отличие от Кириенко. Ведь путинская администрация, в отличие от ельцинской, умеет дожимать ситуацию, что и было продемонстрировано на примере другого городского головы — Владимира Яковлева. Чувствуя поддержку Кремля, Лебедев взялся за дело достаточно рьяно. В частности, он активно играет на поле Лужкова как "крепкого хозяйственника". Ни для кого не секрет, что московский бюджет — это некий айсберг, видимая часть которого — это то, что написано на бумаге. А невидимая — и большая — это то, что реально происходит с городскими деньгами. Поэтому обещание Лебедева в два раза увеличить бюджет города и направить доходную часть на "социалку" выглядит, по крайней мере на первый взгляд, вполне правдоподобно. Кроме того, с помощью Лебедева Юрию Лужкову, который избирается на последний разрешенный законодательством мэрский срок, дают понять — "Большой Брат видит тебя, и грубых шалостей — не простит". Для этой функции человек "с горячим сердцем" и в андроповских очках подходит как нельзя лучше. Впрочем, у Лебедева, как и у двух других участников гонки: никому не известного гендиректора ЗАО "Объединение "Прогресс" Николая Лифанова и экс-главы вполне припоминаемой биржи "Алиса" Германа Стерлигова, — скорее всего, есть и свои личные мотивы. Но обо всех по порядку.

Двое из ларца По поводу участия в выборах г-на Лифанова мнение наблюдателей едино — это "дублер" Лужкова. Наличие таких кандидатов — неотъемлемый атрибут российских выборов, которые, в соответствии с законом, обязательно должны быть альтернативными. Задача "дублера" — обеспечивать альтернативность до конца кампании и ни при каких условиях не снимать свою кандидатуру. Поскольку основной деятельностью ЗАО "Объединение "Прогресс" является строительство муниципальных объектов: школ, больниц, детских садов и центров социальной защиты населения, — убедить Лифанова стать "дублером" мэра, видимо, не составило большого труда. В Москве как-то не принято, занимаясь строительством, отказываться от конструктивного сотрудничества с городскими властями. Герман Стерлигов — фигура из другого ряда. Он один из первых российских бизнесменов, добившийся известности благодаря рекламе: любимая собака Стерлигова по кличке "Алиса" без устали прославляла одноименную биржу своего хозяина. Разорившись еще в доолигархический период новорусской истории, Стерлигов возглавил ЗАО "Гробовая контора "Братья Стерлиговы" и вновь заявил о себе броской рекламой. Запоминающиеся слоганы "Душистые гробы из свежего кедра" и "Вы поместитесь в наши гробики без диеты и аэробики" обещали будущим покупателям выпускаемой им продукции эксклюзивный уют и комфорт. Причем всего за $1500 за штуку — правда, при оптовой закупке. Политический же дебют Стерлигова состоялся год назад на выборах губернатора Красноярского края. И хотя предвыборные слоганы гробовщика опять-таки были на высоте ("Для зажравшейся коррупции — гроб РУБОПовской конструкции" и "Проституцию — в Турцию либо в гроб ее, проституцию"), он набрал всего лишь 0,1% голосов. Нынешняя кампания Стерлигова строится на лозунгах борьбы "с наводнившими Москву" азербайджанцами-чеченцами-китайцами и привечающим их мэром. Кроме того, кандидат призывает к полному запрету абортов и прочим неполиткорректным вещам. Впрочем, как ни странно, критика со стороны эпатирующего кандидата-ксенофоба крайне выгодна самому Лужкову. Причина проста: доля москвичей, недовольных засильем "кавказцев" на городских рынках и готовых винить в этом лично "Михалыча", довольно высока. После же выступлений на эту тему "главного городского гробовщика" критиковать Лужкова за излишний интернационализм как-то не слишком удобно. И в этом плане Стерлигов — это московский Жириновский образца первой половины 90-х, эдакий enfant terrible московской политической сцены. Подобное позиционирование, очевидно, вполне устраивает и самого Стерлигова. Мастер специфического пиара не может не понимать, что спрос на "жириков" носит циклический характер, и не исключено, вскоре вновь может возникнуть на федеральном уровне. Например, на следующих думских выборах. И тогда нынешняя московская раскрутка вполне может оказаться для Стерлигова далеко не лишней.

Лучший друг хорошего Впрочем, шансы Стерлигова и Лифанова перешагнуть даже через однопроцентный рубеж крайне невысоки. Совсем другое дело — банкир Александр Лебедев, который проводит предвыборную кампанию под лозунгом "Лучшее — друг хорошего" (под "хорошим", видимо, подразумевается мэр Лужков — его на плакатах г-на Лебедева олицетворяет сидящий спиной к зрителю "человек в кожаной кепке). Похоже, руководители блока "Родина", московский список которого возглавляет Лебедев, уже не рады тому, что их "однопартиец" всерьез вступил в борьбу с московским градоначальником. Поэтому там говорят, что победа Лебедева на мэрских выборах — это страшный сон "Родины". Что делать с городским хозяйством — не в смысле написания долгосрочной программы развития столицы, а в плане конкретного управления, — никто не знает. Поэтому внутрипартийная пиар-установка предельно цинична: максимально возможный успех — второй тур. Но в приватных беседах партийцы признают: сами они рассчитывают лишь на "повторение успеха Кириенко — не более, плюс лишний процент-другой в общепартийную копилку". Правда, намекают, что для самого банкира все эти результаты не столь уж важны. Эти намеки, наряду с крайне неагрессивной кампаний г-на Лебедева (он ведь "друг хорошего"), вероятно, и породили целую волну слухов о подлинных причинах выдвижения кандидатуры банкира. И теперь сторонники "Родины" вынуждены все эти слухи усиленно опровергать. Например, говорят о возможном после выборов назначении главы НРБ чуть ли не на пост вице-мэра Москвы (по словам Дмитрия Рогозина, "вхождение Лебедева в команду Лужкова смерти подобно"; правда, непонятно, чьей именно — Рогозина или Лебедева). Или о том, что Лебедев — наиболее вероятный преемник действующего мэра. Во-первых, лояльный "варяг" может устроить нынешнюю команду Лужкова, внутри которой существуют серьезные деловые и межличностные конфликты. Лебедев явно не замешан в разборках на большой московской "коммунальной кухне" и даже в ходе выборов предельно лоялен к мэру. Что означает, что революции и следующего за ней террора не будет. Кроме того, он устраивает Кремль, что сейчас значительно актуальнее, чем четыре года назад. Не стоит забывать, что сам Лебедев — плоть от плоти чекист, хоть и не питерский. И он-де, будучи сотрудником Службы внешней разведки, перезнакомился со всеми без исключения соратниками президента страны, а особенно подружился с Ивановыми — Сергеем и Виктором (нынешним главой Минобороны и отвечающим за кадры замом главы президентской администрации).

Главное — резервы Как бы то ни было, очевидно, что московские выборы для Лебедева — часть личного пиар-проекта. По мнению большинства опрошенных "Профилем" политтехнологов, действия кандидата вполне соответствуют классической предвыборной комбинации — как следует "засветиться". "Какой бы результат он ни получил, вся Москва и даже отчасти Россия узнают, что есть такой человек. И если раньше он был известен в узких кругах бизнес- и политтусовки, то после выборов станет вполне публичной фигурой", — полагает один из экспертов. Ведь ресурс публичности всегда можно конвертировать в более ощутимые дивиденды: впереди еще не одни региональные выборы, а кроме того, грядут серьезные кадровые изменения в федеральном правительстве — очевидно, что он просто хочет находиться в кадровом резерве. И не исключено, что это — кадровый резерв именно "силовиков". В последнее время они явно озабочены тем, чтобы сформировать вокруг себя команду из лояльных олигархов "второго эшелона". Которые со временем смогли бы, во-первых, заменить игроков "первого эшелона", а во-вторых, всерьез потеснить наиболее влиятельные региональные кланы (не случайно баллотирующемуся на пост президента Башкирии банкиру Сергей Веремеенко также приписывают близость к "чекистской команде"). А тот факт, что набор, судя по всему, идет преимущественно из "несырьевых" магнатов, вполне показателен. В отличие от нефтяных, алюминиевых и прочих никелевых "капитанов бизнеса", живущих за счет экспорта и поэтому волей-неволей глядящих в сторону дикого Запада, "несырьевики" гораздо в большой степени болеют нуждами своей Отчизны. Ведь за ее пределами их бизнес не представляет большой ценности. А значит, у них есть понимание, что жить придется по внутренним правилам игры. К придумыванию этих правил их, между прочим, тоже могут допустить. В том, что Лебедев лоялен и эффективен, "силовики", похоже, уже смогли убедиться. Во многом благодаря ему им удалось серьезно укрепить позиции в ранее полностью контролируемом "семейными" (через зятя Бориса Ельцина — Валерия Окулова) "Аэрофлоте", блокирующий пакет акций которого сейчас принадлежит НРБ. Лебедев же помогает им осуществлять контроль над лизинговыми финансовыми потоками по линии контролируемой "НРБ-групп" компании "Ильюшин Финанс" (она, в свою очередь, управляет контрольным пакетом акций Воронежского авиазавода).

На новый срок Все эти обстоятельства позволяют основному претенденту на мэрское кресло — Юрию Лужкову — с уверенностью смотреть в завтрашний день. По крайней мере, не волноваться, что в ходе выборов его реноме горячо любимого москвичами мэра будет подорвано "молодыми, да ранними". Другое дело — отдаленная перспектива. Ведь по закону через четыре года Лужков не сможет вновь баллотироваться в мэры. А значит, выходов всего два. Либо договориться о "мягкой" передаче власти в столице кому-нибудь, кто внушал бы доверие самому мэру, его команде, а главное, устраивал бы при этом президентское окружение. Либо — вновь, как и пару лет назад, вынудить федеральные власти поменять закон. Первый вариант более предпочтителен — и для мэра, и для Кремля. Судя по всему, окончательную уверенность в лояльности Москвы последнему может дать лишь замена Лужкова на "своего". Ведь административный ресурс мэра трудно переоценить. А Москва — это 10% российских избирателей. В 1999-м, когда Лужков возглавлял ОВР и боролся с "Медведем", первый в Москве получил 40,86% (по стране лишь 13,33%), а второй — всего 6,65% (по стране 23,32%). Понятно, что и в нынешний избирательный цикл "фактор Лужкова" — важный залог успеха не только на думских, но и на президентских выборах. А значит, с мэром постоянно нужно находить компромисс. Вряд ли это входит в долгосрочные планы Кремля. Кстати, равно как и обострение отношений с Лужковым. Может быть, именно поэтому ему всячески дают понять — "теплое" и почетное место будет гарантировано. Даже ценой превращения российско-японского "Совета мудрецов" в центр принятия ключевых для обеих стран решений. Очевидно одно: найти полноценную замену Лужкову трудно. То есть посадить "своего человека" — проще простого, но добиться передачи ему реальных властных рычагов без согласия самого мэра почти невозможно. Для реализации второго варианта придется надавливать на Кремль. И если при Ельцине эту задачу вполне можно было решить, то при Путине, да еще на втором его сроке, Кремль вряд ли пойдет на уступки. Да и судьба Ходорковского — не лучший стимул для выбора конфронтационного сценария. Ведь если российскому олигарху всегда можно "предъявить" сделки по приватизации и налоговые преступления, то мэру, как любому чиновнику, достаточно будет намекнуть на новый этап борьбы с коррупцией. Кстати, если верить заявлениям властей, похоже, он уже начался.

Алексей Митрофанов, депутат Госдумы, экс-кандидат в мэры Москвы (1999 г.): "Участие Александра Лебедева в этой кампании — это часть кремлевского замысла". "У меня нет сомнений в том, что Лебедев представляет определенные силы, которые давно уже "смотрят на город". Суть этого замысла заключается в презентации общественности возможного будущего московского мэра. Поэтому я не исключаю ситуации, когда Лебедев через какое-то время (возможно, даже по итогам выборов) может быть назначен в правительство Москвы, скажем, первым вице-премьером. Если бы его назначили прямо из банка, это породило бы массу вопросов, а так — это перемещение окажется вполне логичным. Ведь заявляя собственную программу развития города, он фактически изъявил желание претворять ее в жизнь в составе команды Юрия Лужкова. Участие Лебедева в этой команде может стать серьезным основанием для "назначения" его преемником Лужкова и передачи ему всей полноты московской власти".

Владимир Лукин, вице-спикер Госдумы ("Яблоко"): "Через четыре года Кремль захочет видеть в должности мэра своего человека". "Я не уверен, что методы политической промывки мозгов, ставшие непременным атрибутом современных выборов, смогут в будущем всерьез пригодиться в Москве. Многие москвичи делают выбор довольно самостоятельно и вполне рационально. Поэтому не факт, что главным условием избрания на пост мэра того или иного кандидата будет открытая поддержка со стороны Кремля или мощная пиар-раскрутка. Несомненно, через четыре года Кремль захочет видеть в этой должности своего человека. И весьма вероятно, что ему придется договариваться по поводу преемника с командой самого Лужкова. Однако не стоит забывать, что за десять лет эта команда набила оскомину: и довольно циничным обогащением, и коррумпированностью всех сфер — от строительства до культуры, и агрессивной безвкусицей в оформлении города. Поэтому вовсе не обязательно, что поддержанный этой группировкой кандидат пройдет автоматически".

Результаты предыдущих выборов мэра Москвы. 16 июня 1996 года: Юрий Лужков 88,49% Ольга Сергеева 4,94%. Остальные кандидаты(2 чел.) 3,57% Против всех 1,72%. 19 декабря 1999 года: Юрий Лужков 69,89% Сергей Кириенко 11,25% Павел Бородин 6,01% Остальные кандидаты(5 чел.) 5,09% Против всех 5,59%

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK