Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Неиракский вариант"

В Ливии период нестабильности будет менее продолжительным, чем в Ираке: там нет шиитов и иностранных солдат.   Режим Муаммара Каддафи пал. Что ждет теперь Ливию? Главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор исторических наук Георгий МИРСКИЙ полагает, что до нормальной жизни ливийцам еще очень далеко, но второго Ирака там можно избежать.
   
   — Кто эти люди, которые боролись и, по-видимому, победили Каддафи?
   — Начала все, как и везде в арабском мире, местная образованная молодежь. А придут к власти эмигранты, то есть люди, которые успели вовремя убежать, прежде чем на них обрушились какие-то репрессии. Диктатура оставляет после себя выжженную землю, пустое политическое поле, где нет никаких партий, организаций, лидеров. Поэтому политики-эмигранты востребованы. Вот они в первую очередь и представляют Переходный совет перед внешним миром.
   — Ливийские эмигранты осуществляли идейно-политическое руководство революцией, но снабжали ее, наверное, не они…
   — Повстанцам никто ничего не поставлял, они все сами добыли. Ведь началось с того, что протестующие в Бенгази захватили склад с оружием и за одну минуту из мирных демонстрантов они превратились в вооруженных повстанцев. Затем некоторые командиры ливийской армии перешли с оружием на их сторону. Так что легкого оружия — автоматов, пулеметов, гранатометов — у восставших было навалом с самого начала.


   — Но были ли у них шансы на победу без поддержки НАТО?
   — Нет. Когда началась гражданская война, то на стороне Каддафи была профессиональная армия. Небольшая — Каддафи никогда не хотел создавать большую армию, потому что понимал, что она может его свергнуть, — но профессиональная, с хорошим советским и российским оружием, с самолетами и танками, ракетами, артиллерией. А противостояли им молодые люди, которые, может быть, первый раз в жизни взяли в руки автомат, у которых не было ни командиров, ни воинской дисциплины. Поэтому если бы они были предоставлены сами себе, то, конечно, их разбили бы довольно быстро. В общем, до известной резолюции Совбеза так и происходило…
   — Чем Каддафи не устраивал Запад, ведь до начала всех этих событий отношения с ним были вполне спокойные?
   — Прекрасные были отношения, прекрасные! Все началось с безобразных действий ливийских властей, с заявлений, что это все крысы, тараканы, что они будут уничтожены, что от них будет очищен дом за домом. И поскольку пошли сообщения, что начались удары по демонстрантам с воздуха, сразу взбудоражилась западная общественность. А в демократической стране правительство не может игнорировать то, что пишет пресса, что говорят люди. И буквально за несколько дней на Западе создалось четкое ощущение, что речь идет о тиране, уничтожающем собственный народ. И хотя западные лидеры уже давно ничего против Каддафи не имели, но в этих условиях, если бы ничего не предприняли, выглядели бы слабаками. А там у всех выборы на носу…
   — Но Башар Асад уже который месяц устраивает черт знает что, и ничего…
   — Там другая история. Во-первых, свержение Асада — это уже перебор; одно дело — воевать с тремя мусульманскими странами, другое — с четырьмя. Во-вторых, резолюция Совбеза ООН была принята только после того, как Лига арабских государств дала добро. А она никогда не даст добро в отношении Сирии. Сирия — совсем другое дело, это центр арабского мира. Тут, как обычно в политике, двойной стандарт: что позволено Юпитеру, не позволено быку. За что Каддафи гонят и бьют, сходит и, наверное, довольно долго еще будет сходить с рук Башару Асаду.
   — Что ждет теперь Ливию? Велика ли вероятность иракского сценария — всеобщего хаоса и роста терроризма?
   — Такого риска нет. Во-первых, в Ираке были иностранные войска — американские и английские, — а значит, имел место такой могучий фактор, как борьба против иностранных оккупантов. Здесь нет ни одного иностранного солдата. Во-вторых, в Ираке была многовековая вражда между суннитами и шиитами. Американцы пришли, устроили свободные выборы, шииты, которых больше, победили. Сунниты не могли с этим примириться, из-за чего началась вооруженная конфронтация. В Ливии народ разделен по признаку племен, кланов — это другое дело. Никаких жутких конфессиональных противоречий здесь нет.
   — А племена и кланы не начнут воевать друг с другом?
   — Понятно, что вся история человечества доказывает, что на следующий день после победы над общим врагом победители начинают бороться между собой. Это будет и здесь, безусловно. Тем более сейчас еще и исламисты сунутся сюда, «Аль-Каида». Начнется заваруха!
   — То есть гражданская война неизбежна?
   — Я считаю, что гражданская война типа иракской в Ливии исключена. Будет борьба за власть, сопряженная с терактами, убийствами, насилием, но полномасштабной гражданской войны не будет. Не будет и распада страны, который еще месяц назад казался неизбежным. Власть будет одна, столица одна.
   — Ливийцы не начнут вскоре тосковать по Каддафи?
   — Начнут, конечно. Это всегда бывает: а что, у нас не скучают по Сталину, а в Ираке — по Хусейну?.. В Италии после Второй мировой войны люди тоже говорили: а вот при Муссолини поезда ходили по расписанию. Это естественно. И уровень жизни в стране, очевидно, понизится. Революция несет разруху, рушит старые налаженные связи — а как же иначе?
   Поэтому на смену эйфории приходит разочарование. Это должно быть, и это будет. Но вскоре туда хлынут иностранные деньги. Там нефть такого качества, что из нее сразу можно делать бензин. Многие компании туда пойдут, наши в том числе. И Ливия успокоится, став такой, какой и должна быть — второразрядным государством, не имеющим никакого грандиозного геополитического, в отличие от Сирии, или экономического, в отличие от Саудовской Аравии, значения. И все о ней забудут.
   — Как бы вы оцениваете российскую позицию в этом конфликте?
   — Оценка зависит от вашего мировоззрения. Если вы сторонник жесткой руки и тоталитарной власти везде и всюду, то будете утверждать, что Медведев погубил Каддафи, что ни в коем случае нельзя было давать команду не пользоваться правом вето. Если вы более либеральных и демократических взглядов, то поддержите свержение кровавой диктатуры.
   — А с точки зрения, скажем, экономических интересов?
   — Понятно, того, что было, уже не будет: все-таки Каддафи покупал у нас все оружие, а теперь новые правители будут отовариваться в других странах. Тут минус. Но политически ничего страшного: Ливия никому особенно не нужна, зато, если бы мы вступили в конфронтацию с Западом, опять бы стали говорить, что мы поддерживаем диктаторов по всему миру. Тем более что сразу стало ясно, что Каддафи все равно, извините, хана, и уже поэтому смысла в его поддержке не было никакого.
   Правда, для нашего отечественного избирателя путинская позиция, конечно, предпочтительнее: Каддафи против Запада, а враг Запада в глазах нашего народа — наш друг.
   — Российских нефтяников теперь оттуда не погонят?
   — Не думаю. Вон про Ирак тоже говорили: мол, американцы хотят захватить там всю нефть. И ничего, в прошлом году прошли тендеры — и наши компании за милую душу получили что хотели. То же самое будет и тут. Получим свой кусок. Может, и не такой большой. Но прокормиться можно и куском среднего размера.
   

 

   ПОЛИТИЧЕСКИЙ СИГНАЛ
   Бывший кандидат в президенты США от Республиканской партии, сенатор от Аризоны Джон МАККЕЙН заявил, что события в Ливии должны стать предостережением для руководства Сирии, России и Китая. После свержения Каддафи, заявил Маккейн в интервью телеканалу Fox News, «Башар Асад — следующий… Даже такие места, как Китай, Россия… Там все очень неспокойно. Люди хотят свободы. Именно свободы народ Ливии и достиг».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK